Главная » Средневековые государства Ближнего Востока » Графство Эдесское и мусульманские государства

Графство Эдесское и мусульманские государства

Е.А. Гуринов

В данной работе рассматриваются отношения графства Эдесского с окружающими его мусульманскими государствами. Работа охватывает хронологический период с 1098 г. по 1150 г., который, в свою очередь, автором разделен на два этапа: 1098-1127 гг. и 1128-1150 гг. [*].

В наше время крестовые походы являются одной из наиболее интересных исторических тем. На сегодняшний день тема крестовых походов подробно разработана как в отечественной, так и в зарубежной историографии. В СССР пальма первенства по праву принадлежала доктору исторических наук М.А. Заборову (1920-1987), автору многочисленных статей и нескольких крупных монографий. Главным его трудом по данной теме является монография «Крестоносцы на Востоке» [1]. Несмотря на то, что в силу марксистского методологического подхода многие выводы данной монографии оказались ошибочными и были опровергнуты западной историографией еще при жизни М.А. Заборова, а затем - и российской историографией, данный труд полностью не утратил свою ценность и по сей день.

В западной историографии еще раньше увидели свет многочисленные работы по истории крестовых походов. Среди наиболее известных и признанных общих работ по истории крестовых походов, увидевших свет в XX веке, назовем шеститомный коллективный труд, изданный под редакцией К.М. Сеттона [2] и выдержавший несколько переизданий. В нем обстоятельно рассмотрены многочисленные аспекты истории крестовых походов.

При более пристальном осмотре историографии крестовых походов в ней можно обнаружить «белое пятно», причем данная особенность характерна как для постсоветской, так и для западной историографии. Недостаточно разработанной остается история графства Эдесского. Если взять ту же «Историю крестовых походов» под редакцией К.М. Сеттона, то в ней непосредственно истории Эдесского графства посвящена лишь одна глава «Занги и падение Эдессы», написанная профессором сэром Г.А.Р. Гиббом. Что касается остальных глав, то по сравнению с другими государствами крестоносцев в них истории графства отводится чрезвычайно мало места.

В первую очередь это связано с объективными причинами. Графство Эдесское, созданное в 1098 г., просуществовало недолго (до 1150 г.). За это короткое время не была создана местная латиноязычная хроника [3], к тому же ситуация осложняется удаленностью Эдессы от Иерусалима, где был написан главный наш латиноязычный источник по истории государств крестоносцев - «История деяний в заморских землях» («Historia Rerum in Partibus Transmarinis Gestarum») Гиойма Тирского. Подавляющее большинство хартий графов Эдесских - ценный источник по социальной и экономической истории - погибло еще в 40-ые гг. XII в., когда Эдесса была дважды захвачена представителями династии Зангидов.

Это привело к тому, что на современном этапе мы почти не имеем отдельных работ по истории графства Эдесского. В западной историографии некоторую работу в этом направлении провел Р.Л. Николсон, а в российской - В.П. Степаненко. До сих пор нет общей работы по истории графства Эдесского, хотя по другим крестоносным государствам такие работы существуют [4].

Поэтому вопрос об актуальности изучения истории графства Эдесского стоит перед современной исторической наукой достаточно остро. Используя наработки предшественников, материал по другим государствам крестоносцев, а также современные методологические подходы, необходимо восполнить эту лакуну в истории крестовых походов.

Темой данной работы являются отношения графства Эдесского с окружающими его мусульманскими государствами. Очевидно, что в основном эти отношения сводились к боевым действиям. Логическим их завершением стала гибель графства Эдесского. Но чтобы продержаться в Северной Месопотамии полвека, не обладая превосходящими силами, графы Эдессы вынуждены были помимо военной силы использовать дипломатические методы.

Из вышесказанного вытекают и задачи работы: рассмотреть взаимодействие графства Эдесского с мусульманскими государствами, определить набор методов и средств, которыми графы пользовали в процессе этого взаимодействия, оценить значение дипломатических методов.

Известно, что на протяжении своей истории Эдесса несколько раз попадала в критические ситуации. Но до 1144 г. ее графам удавалось с успехом из этих ситуаций выходить. Отсюда вытекает еще одна задача работы: определить причины падения Эдессы и гибели графства Эдесского, оценить при этом роль такого фактора, как отношения с мусульманами.

 

Эдесса и мусульманские государства в 1098-1127 гг.

Город Эдесса (современная Урфа) располагается в Северной Месопотамии, в центре обширного известнякового плоскогорья (плато Урфа), в свою очередь расположенного у изгиба Евфрата, в том месте, где река вытекает из армянского Тавра. В отдельных местах высота плато достигает 600 м. над уровнем моря, тогда как сам город расположен на высоте 477 м. над уровнем моря.

В средние века Эдесса была важным торговым, коммуникационным, политическим и культурным центром в Месопотамии. Из нее брали начало многочисленные торговые пути местного и межрегионального значения. Город стоял на перекрестке двух важнейших торговых магистралей, связывавших Сирию с Закавказьем и Северной Африкой. В окрестностях добывали железную руду [5]. Город, был хорошо укреплен: помимо стен, в которых было проделано 6 укрепленных ворот, двойного рва и цитадели его защищал горный отрог.

В сер. VII в. Месопотамия была отбита арабами у Византии. В 1031 г. грекам удалось вернуть Эдессу. Город стал резиденцией византийского дуки. К этому времени население Эдессы и прилегающих к ней земель в большинстве своем состояло из сирийцев и армян. Основным их занятием было земледелие.

В результате поражения при Манцикерте (17 июля 1071 г.) империя потеряла Армению, Месопотамию и Северную Сирию. В 1077 г. Эдесса и прилегающие к ней земли вошли в состав государства Филарета Варажнуни, бывшего доместиком схол востока при Романе IV Диогене (1068-1071). В конце 70-ых– начале 80-ых гг. XI в. город признал политическую зависимость от Варажнуни, тогда как его экономика всецело зависела от мосульского эмира из династии Укайлидов Шараф ад-Даула Муслима ибн Курайша (1061-1085) [6].

После поражения Муслима ибн Курайша в 1084 г. румским султаном Сулейманом I ибн Кутульмишем (1077-1086) в Эдессе утвердился наместник Малик-шаха, эмир Имад ад-Дин Бузан (1086). В 1092 г. началась борьба за власть между сыновьями Малик-шаха, к которой вскоре подключился сирийский султан Тадж ад-Даула Тутуш (1078-1095). В 1093 г. под давлением Тутуша Бузан перешел на его сторону, но через год был казнен за участие в заговоре [7].

В Эдессе Тутуш назначил наместником армянина халкедонита Тороса, сына Хетума, который некоторое время служил у византийцев, за что получил титул куропалата, а в правление Варажнуни занимал пост наместника в Мелитене.

В борьбе с Баркияруком Тутуш был разбит в решающей битве 26 февраля 1095 г. близ Рея и погиб в бою. К власти в Эдессе пришел Торос. В период с 1095 г. по 1098 г. он лавировал между мусульманскими силами в регионе, сохраняя независимость Эдессы и успешно противодействуя попыткам подчинить город.

В ходе Первого крестового похода в Мараше от крестоносцев отделился небольшой отряд графа Балдуина Булонского (октябрь 1097 г.). Балдуин вторгся в Северную Месопотамию, а затем был призван в Эдессу в качестве наемника Торосом [8], который усиленно искал союзников в борьбе с мусульманами, и 6 февраля 1098 г. вступил в город. В марте 1098 г. в результате заговора знатных армян куропалат был свергнут, а власть перешла к франкам [9].

В декабре 1098 г. в Эдессе вновь возник заговор, направленный уже против Балдуина. Но граф Эдесский вовремя узнал о нем и жестоко подавил. Власть в городе окончательно закрепилась за латинянами [10]. Так создано было первое государство крестоносцев на Востоке.

Главным вопросом для графства Эдесского всегда оставался вопрос внешней угрозы. Чтобы выжить, молодому государству приходилось постоянно быть готовым к отражению мусульманского натиска. Это проявилось уже в самом начале его существования.

В мае 1098 г. Эдесса была осаждена эмиром Мосула Кирбогой (1090-1192–1102, с перерывами), посланным султаном Баркияруком на выручку осажденной Антиохии. Кирбога простоял под Эдессой от трех до шести недель, надеясь захватить ее. Город выстоял, а Кирбога опоздал: в ночь с 3 на 4 июня 1098 г. крестоносцы захватили Антиохию.

Для крестоносцев Эдесса имела очень важное стратегическое значение: это был плацдарм для дальнейшего наступления к Мардину, Дияр Бакыру, Мосулу и далее на Багдад. Кроме того, она связывала крестоносные государства с Византией и армянской Киликией, а также прикрывала их от мусульманской угрозы. Именно поэтому Балдуин Булонский не был затребован в Антиохию на совет предводителей войска (его подписи - а Балдуин был не последним бароном в войске крестоносцев - нет под письмом к папе от 11 сентября 1098 г., хотя подпись Евстафия Булонского есть [11]). Точно так же Балдуин не прибыл и в Иерусалим, когда вожди крестоносцев снова писали письмо понтифику [12]. В этом просто не было необходимости: граф Эдесский был нужен там, где он был в данный момент, прикрывая крестоносцев с севера.

Перед крестоносцами Эдессы стояла задача расширить свои владения и закрепиться в регионе. И нужно отметить, что Балдуин блестяще справился с этой задачей. Сначала он приобрел у турецкого эмира Бальдука Самосату, где находились заложники из Эдессы, тем самым увеличив свою популярность среди жителей города. За город было заплачено 10 тыс. безантов, а Бальдук и его войска были приглашены на службу в Эдессу. Затем Балдуин отнял у Нур ад-Даула Балака ибн Бахрама (1095-1124) Сарудж. Этот мусульманский город платил дань Артукидам, но к этому времени в нем начало расти недовольство их властью. Балак предложил Балдуину усмирить город в качестве наемника, а жители Саруджа тайно обратились с призывом к Бальдуку. Последний утвердился в Сарудже, однако из-за противоречий с Балдуином был казнен [13]. Затем были захвачены земли по обе стороны Верхнего Евфрата. Это укрепило позиции Эдессы и обеспечило ей стабильные связи с крестовым походом, а позже - с государствами крестоносцев. Легкость, с которой это было осуществлено, объясняется тем, что главным объектом внимания мусульман в это время был крестовый поход.

В это время крестоносцы не вели серьезных боевых действий на востоке, направляя все свои усилия на приобретение новых земель на севере и на западе, в приевфратских армянских княжествах. На это было несколько причин. Во-первых, на земли в этом регионе претендовали эмир Севастии Малик Гази Гумуштегин Данишменд (1084-1134), а также Боэмунд Тарентский (1099-1100; 1103-1104). Во-вторых, приобретение земель в Приевфратье требовало меньше сил и затрат, да и некоторые армянские князья сами искали союза с крестоносцами.

Единственным серьезным столкновением с мусульманскими силами в 1100-1103 гг. является попытка Артукидов отбить Сарудж в январе 1101 г. В битве с Сукманом ибн Артуком (1098-1105) Балдуин Ле Бург был разбит и вынужден был бежать в Эдессу. Благодаря помощи из Антиохии, Сарудж остался в составе графства [14].

В мае 1103 г. из плена был выкуплен Боэмунд Тарентский. Если отношения Балдуина Ле Бурга с Танкредом носили характер соперничества, то с его дядей они были гораздо лучше [15]. Это позволило объединить силы против мусульман. Боэмунд добился того, что Эдесса включилась в борьбу с Халебским эмиратом, которую Антиохия вела уже несколько лет.

В 1103 г. войска Антиохии и Эдессы вторглись на земли Халеба, мстя за набег на земли Антиохии, совершенный ранее. Эта экспедиция закончилась соглашением, согласно которому Ридван обязался выплатить дань. В том же году отряд из Телль Башира самостоятельно совершил набег на Халеб и сжег северное и восточное предместье города.

Тогда же Балдуин Ле Бург предпринял успешный поход на Мардин. Как сообщают источники, граф привел в Эдессу множество пленных и бесчисленные стада скота [16].

В 1104 г. франки предприняли совместный поход на Харран. Цели похода просматриваются не совсем четко. П. Виймар считает, что поход на Харран был осуществлением «планов по возобновлению крестового похода» [17]. Отметим, что турки первыми вторглись в земли латинян: в 1104 г. великий султан Гийас ад-Дин Мухаммад I Тапар (1104-1118), обеспокоенный событиями 1103 г., послал против Эдессы Сукмана ибн Артука (1098-1105) и Шамс ад-Даула Джекермиша (1102-1106), эмира Мосула, пообещав им за это земли в Сирии и Северном Ираке [18]. Так что тезис П. Виймара о возобновлении крестового похода не представляется убедительным. Более вероятно, что, объединившись для оказания отпора туркам, франки рассчитывали попутно расширить свои владения за счет ослабевшего Харрана. Для графства Эдесского это был еще и шанс нанести удар по Артукидам, конфликт с которыми длился с 1098 г.

Внутренние противоречия обрекли поход на неудачу. Когда 7 мая 1104 г. войско франков встретилось с турками, «граф Эдесский и Жослен возгордились и поставили Боэмунда и Танкреда на удалении от своих отрядов, говоря: «Мы пойдем в бой первыми и возьмем всю славу себе» [19]. В результате франки были разбиты, а Балдуин и Жослен - уведены в плен. Турки пленили и епископа Бенедикта Эдесского, однако тому вскоре удалось бежать. Что касается Боэмунда и Танкреда, то они отступили с поля боя и укрылись в Эдессе.

В результате графство лишилось сразу двух главных баронов, а также лучшей части войск (большинство отступающих латинян перебили жители Харрана). В Эдессе в качестве регента утвердился Танкред, который усилил остатки войска городским ополчением и отбил Джекермиша. Осенью того же года Танкред ушел в Антиохию, где заменил Боэмунда Тарентского в качестве регента (1104-1112).

Регентом в Эдессе стал Ричард де Принчипато (1104-1108). Графство было, по сути, присоединено к Антиохийскому княжеству. Ни Танкред, ни Ричард не спешили выкупать Балдуина [20]. Ричард жестоко ограбил жителей Эдессы. Он чеканил монеты с собственным именем [21], и этот факт говорит о том, что Ричард намеревался остаться в Эдессе надолго.

Ослабление графства вызвало реакцию со стороны мусульман. В 1105 г. Джекермиш вновь подступил к Эдессе. Ричард предпринял неудачную вылазку, в ходе которой турки перебили около 400 пехотинцев, после чего ушли. Объяснение этому можно найти у Матвея Эдесского, который сообщает, что «Джекермиш, эмир Мосула и Нисибина, выступил с многочисленным войском и стал лагерем у ворот Эдессы в час сбора урожая» [22]. Из этого пассажа становиться понятно, что главной целью был не захват Эдессы, а грабеж ее окрестностей.

В 1106 г. султан Рума Кылыч Арслан (1086-1107) попытался захватить Эдессу, но город опять выстоял. Возникает закономерный вопрос: как могло графство, лишенное правителей, управляемое непопулярным среди населения регентом, устоять перед натиском сразу нескольких противников, хоть и разобщенных, но объективно превосходящих его по силе?

Ответ стоит поискать в ситуации в регионе. В 1106 г. возникли противоречия между Джекермишем, Артукидами и Ридваном Халебским (1095-1113). Обеспокоенный ростом самостоятельности своего наместника, султан Мухаммад заменил его на Джавали Сакаву. Однако Джекермиш не подчинился воле султана.

Джекермиш «победил, захватил Джавали и привел его в оковах в Мосул. Несколько дней спустя Джекирмиш умер, и Джавали освободился» [23]. Однако население Мосула, а также ряда прочих городов призвало Кылыч Арслана, ради этого оставившего осаду Эдессы. Усиление румского султана в регионе вызвало опасения местных эмиров. К 1107 г. сформировалась коалиция из эмира Мардина Наджм ад-Дина Иль Гази ибн Артука (1104-1122), Ридвана и Джавали. В битве на р. Нахр Хабур Кылыч Арслан был разбит и, убегая, утонул.

В Мосуле утвердился Джавали Сакаву (1106-1108, с перерывами), а в Румском султанате начались междоусобицы (1107-1127). Сходное положение царило среди Артукидов [24]. В ситуации, когда между мусульманскими князьями шла борьба за власть и все их внимание переключилось именно на эту борьбу, Эдессе удалось сохранить свою независимость.

Нестабильность в мусульманском лагере прямым образом повлияла на судьбу Эдессы. В 1107 г. Балдуин, находящийся в плену в Мосуле, перешел в руки Джавали Сакаву. Тогда же султан Мухаммад I направил в Мосул нового наместника - эмира Шараф ад-Дина Мавдуда. Джавали отказался уступить Мосул и освободил Балдуина Ле Бурга за 30 тыс. тахеганов, заручившись его поддержкой в борьбе против Мавдуда.

Когда освобожденный Балдуин заявили о своих правах на земли Эдессы, Танкред отказался возвращать их, ссылаясь на Девольский договор [25]. Обеспокоенный Ричард покинул Эдессу и удалился в Мараш, прихватив с собой все накопленное [26]. Обе стороны стали собирать силы. К Балдуину и Жослену присоединились Джавали Сакаву (5 тыс. всадников) и армянский князь Васил Гох (800 воинов и печенежский гарнизон Мамистры) [27], Танкреда поддержал Ридван. Междоусобица закончилась победой Танкреда в битве при Губбосе, в окрестностях Телль Башира. В этой ситуации на стороне Балдуина Ле Бурга выступил иерусалимский король, и Триполийский арбитраж 1109 г. вернул земли Эдессы за исключением Мараша их законным владельцам.

В 1109 г. в Мосуле наконец утвердился Мавдуд (1108-1113), не настроенный на возобновление союза. Поэтому в 1109 г. Балдуин Ле Бург и Жослен предприняли поход на Харран, где правил наместник Мавдуда. Поход закончился неудачно, но сам факт свидетельствует о том, что Эдесса вновь, как в 1104 г., переходит к политике внешней экспансии на восточных границах.

Поход против Харрана вызвал ответные действия Мавдуда, который получил от султана Мухаммада приказ начать джихад против франков. К его войску присоединились эмир Хлата (Хилата) Сокмен аль-Кутби (1100-1111) и эмир Мардина Иль Гази ибн Артук. В апреле 1110 г. они осадили Эдессу. Турки разорили округу, разрушили близлежащие монастыри и вырубили фруктовые сады. Вскоре в Эдессе начался голод.

Понимая бессмысленность в одиночку противостоять туркам, Балдуин Ле Бург послал Жослена за подкреплением. В это время основные силы франков осаждали Бейрут. После его захвата 13 мая 1110 г., в котором принял участие и отряд Жослена, король Балдуин I и граф Триполи Бертран (1109-1112) поспешили на выручку Эдессе. Вскоре к ним присоединились Танкред, Васил Гох и Аплгариб, владетель Пира [28].

Это была внушительная сила, с которой Мавдуд не решился сразиться. Турки отступили к Харрану, тогда как франки предприняли осаду крепости Шёнав. Неожиданно войско франков начало отступать к Самосате [29]. Это вызвало панику в Эдессе и ее округе. Многие жители оставили город и направились за франками.

Турки бросились в погоню, по пути убивая уходящих жителей. Когда они достигли Евфрата, войска франков уже переправились на правый берег [30] и ничем не могли помочь бегущим горожанам, большинство которых погибло. Это был удар, от которого Эдесса в полной мере не смогла оправиться никогда.

В 1111 г. Мавдуд повторил поход против графства Эдесского, избрав иную тактику: вместо лобовой атаки на столицу он начал захватывать крепости, расположенные на левобережье Евфрата, у юго-восточных границ графства. Соединившись с союзными эмирами, Мавдуд предпринял рейд вглубь графства Эдесского по маршруту Эдесса-Сарудж-Телль Башир. 28 июля 1111 г. второй по значимости город графства Эдесского был осажден. Не добившись, однако, каких-либо успехов, он увел свои войска разорять земли Антиохии [31].

Летом 1112 г. состоялся последний поход Мавдуда на Эдессу. Прежде чем начать осаду, продолжавшуюся с апреля по июнь, турки разорили монастырь Святых мучеников. В это время к Саруджу подошел отряд Жослена де Куртене (100 всадников и 100 пехотинцев). В результате обманного маневра ему удалось отвлечь турок от города и ввести подкрепление в Эдессу. Но в самом городе нашлись предатели, которые сдали туркам три башни в восточной части. И вновь Жослен спас положение. Возглавив франков, он поднялся на стены и оттеснил турок вниз. Мавдуд отступил, разорив на обратном пути город Тлмоз в окрестностях Саруджа, а население Эдессы франки подвергли жестоким репрессиям [32].

В следующем году Мавдуд предпринял поход против Иерусалима. Битва близ Тивериадского озера не принесла окончательной победы ни Мавдуду, ни франкскому войску во главе с Балдуином I Иерусалимским (1100-1118). Мавдуд отошел в Дамаск к тамошнему правителю Захир ад-Дину Тугтегину (1104-1128), где 2 сентября 1113 г. был убит в мечети неизвестным лицом.

Именно в борьбе с Мавдудом Эдесса впервые подверглась вполне реальной опасности. К тому же периодические рейды мусульман на территорию графства не только угрожали безопасности, они разрушали экономику и уничтожали местное население.

В 1113 г. сельджукский султан назначил в Мосул атабека своего сына Масуда, эмира Касим ад-Даула Ак-Сункура аль-Бурсуки (1113-1126; с перерывами) [33]. К этому времени политическая ситуация в регионе изменилась. 11 октября 1113 г. скончался Ридван. За время его правления положение Халебского эмирата значительно ухудшилось. Ридван попал в зависимость от франков и вынужден был регулярно выплачивать Антиохии дань (10 тыс. динаров). Ухудшилось экономическое положение: в области уменьшились запасы зерна [34].

После смерти Ридвана бразды правления взял в руки его сын, Альп-Арслан ибн Ридван (1113-1114). Но подлинным правителем стал евнух Бадр ад-Дин Лулу аль-Иайа (убит в апреле 1117 г.). При нем Халеб еще больше стал зависеть от Антиохийского княжества.

Еще Ридван пытался сблизиться с правителем Дамаска Тугтегином [35], который, также испытывал зависимость, но от Иерусалимского королевства [36]. По ряду причин этот союз распался. В правление Лулу антифранкский союз был возобновлен. Однако ни Халеб, ни Дамаск не предпринимали никаких действий по изгнанию франков. Сирийские эмиры боялись усиления в Сирии и Северной Месопотамии султана, а также его ставленника - наместника Мосула. Сохранение status quo, при котором султан и франки как бы уравновешивали друг друга, их вполне устраивало. Наиболее ярко свидетельствует об этом следующий пассаж: «атабек (Тугтегин. - Е. Г.) же удерживал франков от столкновения с противником, опасаясь, что франки разобьют султанское войско и захватят всю Сирию или потерпят поражение, и тогда султанские войска лишат его всех его владений» [37].

Это было на руку франкам. Силы ислама были разобщены и не могли оказывать эффективное противодействие. Нестабильность в Халебе [38] притягивала основное их внимание, отвлекая его от Эдессы. И если с 1110 г. во внешней политике Мухаммада I Тапара в Сирии и Месопотамии, осуществляемой через его наместника в Мосуле, главное место занимает борьба с Эдессой, то теперь на первый план выступает «халебский вопрос».

Отход Мавдуда к Дамаску в 1113 г. был не в последнюю очередь вызван необходимостью напомнить Тугтегину, имевшему виды на Халеб, о верховенстве султана. Поход Бурсука ибн Бурсука в 1115 г. уже явно имел своей целью закрепление в Халебе.

В мае 1114 г. аль-Бурсуки предпринял свой первый поход против Эдессы, в ходе которого войска атабека разоряли по пути земли графства. После тридцатидневной осады, в ходе которой турки вырубили сады и вытоптали посевы в окрестностях города, он вынужден был отойти от Эдессы, поскольку его союзник Иль Гази вступил в контакты с франками, а вскоре Артукиды вообще открыто выступили против аль-Бурсуки [39]. В этот раз боевые действия отличались особой жестокостью: доходило даже до демонстративной казни пленных с обеих сторон, причем франки первыми подали дурной пример [40].

На следующий год полководец Бурсук ибн Бурсук, поставленный вместо неудачливого аль-Бурсуки, предпринял по приказанию султана попытку утвердиться в Халебе. Войско Бурсука было усилено отрядами других эмиров [41]. Матвей Эдесский сообщает, что перед этим Бурсук некоторое время стоял у Эдессы, а также намеревался захватить Телль Башир. В ответ была образована франко-мусульмаснкая коалиция, куда вошли Балдуин I, Балдуин Ле Бург, Рожер Антиохийский, Иль Гази ибн Артук, Тугтегин и евнух Лулу аль-Иайа. После четырехмесячного стояния у Шейзара 14 сентября 1115 г. в битве при Данисе Бурсук был разбит Балдуином Ле Бургом. Это обеспечило государствам крестоносцев спокойное существование до 1119 г.

Как пишет американский историк Г.С. Финк, победа при Данисе «произвела глубокое впечатление на мусульман … Франкские государства теперь наслаждались величайшим спокойствием, которое они когда-либо знали до этого» [42]. Стоит добавить, что 18 апреля 1118 г. умер султан Мухаммад I Тапар [43] и на престол взошел его брат Муизз ад-Дин Санджар (1118-1157). В это время из состава государства великих сельджукидов выделяется Иракский султанат с собственной столицей в Хамадане. Первым его правителем стал сын Мухаммада Тапара Мугис ад-Дин Махмуд I (1118-1131).

Эти изменения не могли не отразиться на положении дел в Леванте. В первую очередь это проявилось в том, что с падением авторитета великого султана его наместник в Мосуле на время утратил роль предводителя джихада. Еще один противник Эдессы – Халеб - окончательно попал в зависимость от Антиохийского княжества. Франки получили передышку в несколько лет.

Это время (1115-1119) графство Эдесское потратило на расширение своих территорий, причем основным направлением территориальной экспансии стало западное. В период с 1116 г. по 1117 г. Балдуин Ле Бург подчинил приевфратские армянские княжества, используя в качестве главного мотива признание некоторыми из них сюзеренитета Бурсука ибн Бурсука в 1115 г. [44]

В апреле 1117 г. сторонниками Ак-Сункура аль-Бурсуки был убит евнух Лулу. Смута в Халебе усилилась. Жители Халеба призвали Иль Гази, но из-за недоразумений тот ушел обратно в Мардин. Аль-Бурсуки и Тугтегин сами предложили свою помощь, на что халебцы ответили: «Мы не хотим никого с Востока» [45].

В итоге в городе утвердился Шихаб ад-Дин Махмуд ибн Караджа (1115-1124) из Химса. Положение его было непрочным: франки нарушали перемирие и разоряли земли Халеба. В 1118 г. Рожер Антиохийский в союзе с Левоном Рубенидом захватил Азаз, тогда как Жослен де Куртене разбил спешащего в Халеб Тугтегина [46]. Эмир Мосула отказал Халебу в помощи из-за собственных внутренних проблем. Все это вынудило халебцев вновь призвать Иль Гази в 1119 г.

Он сразу же предпринял меры по спасению Халеба. Взяв в союзники Тугтегина, он выступил против Рожера летом 1119 г. По пути туркмены разорили область Телль Башира. 28 июня 1119 г. в битве при Сармаде (близ аль-Атариба) Иль Гази разбил войско антиохийцев. Рожер, не дождавшийся подхода короля и Понса Триполийского (1112-1137), пал в бою.

Поражение Рожера самым прямым образом повлияло на дальнейшую политику Жослена де Куртене (1119-1131), ставшего после ухода Балдуина Ле Бурга в Иерусалим графом Эдессы и Телль Башира. Его новое владение теперь с трех сторон окружали земли враждебных Артукидов [47]. Кроме того, граф имел виды на Антиохию. Ранее у него скончалась жена, и Жослен вторично женился на дочери покойного Ричарда де Принчипато Марии, получив в приданное в качестве феода Азаз (весна 1119 г.). Родственная связь с домом Принчипато давала Жослену надежду на антиохийский престол: погибший Рожер Антиохийский был родным братом Марии. В этой ситуации Иль Гази стал для Эдессы врагом номер один.

Еще одно Ager Sanguinus привело бы к краху всех надежд латинян, поэтому основным методом борьбы для Жослена стали мелкие стычки и набеги. Уже осенью 1119 г. он начал набеги на Халеб, захватывая скот и уводя в плен население. В ответ Иль Гази предпринял 26 мая 1120 г. рейд по направлению Телль Башир-Кесун, в ходе которого турки уничтожали местное население. Жослен поспешил навстречу эмиру, собрав войска в Кесуне, Рабане и Бехесни. Он напал на турок и перебил 1 тыс. чел., что вынудило Иль Гази отойти к Азазу [48].

Избранный Жосленом способ борьбы был довольно эффективным. Жослен подрывал экономику Халеба, уменьшая тем самым налоги, поступавшие к Иль Гази. Борьба на два фронта с Эдессой и с Антиохией, где в это время в качестве регента правил Балдуин II, была для эмира весьма обременительной и неэффективной. Все это сводило на нет главный козырь Иль Гази - туркменов, которых он набирал в Мардине. Последние все чаще выражали свое недовольство [49].
В результате измотанный борьбой Иль Гази заключил в начале 1121 г. с Балдуином II договор, по которому уступал ряд крепостей и селений, а сам удалился в Мардин. Но франки искусно обошли условия договора о перемирии. В январе 1121 г. Жослен возобновил набеги на земли Халеба и проник вплоть до Сиффина. Когда сын Иль Гази Шамс ад-Даула Сулейман направил свои претензии королю, тот списал все на неуправляемого Жослена [50]. Предпринять ответные меры Сулейман не мог: положение Артукидов стало очень непрочным, поскольку в 1121 г. Иль Гази принял участие в походе иракского султана Махмуда против Давида III Строителя (1089-1125) и был разбит [51]. Тогда же наместником в Мосуле вновь стал старый враг Иль Гази аль-Бурсуки [52], что также было на руку франкам. В довершение ко всему сын Иль Гази поднял против него мятеж в Халебе. Мятеж был подавлен, однако франки воспользовались моментом и захватили Зардану.

Готовясь в июне 1122 г. к осаде Зарданы, Иль Гази призвал на помощь Балака. 27 июля 1122 г. осада началась. В ответ Балдуин II подошел к Зардане во главе объединенного войска. В ходе позиционной войны Иль Гази внезапно заболел и снял осаду. По дороге в Мардин глава Артукидов умер в начале ноября 1122 г. в селении Аджулин, близ Майафарикина.

Сыновья и племянник Иль Гази начали дележ земель. Казалось бы, для франкских сил наступил долгожданный момент, но дальнейшие события смешали им все карты.

От Зарданы Балак ибн Бахрам с 800 всадниками тайно двинулся в Хандзит. Жослен де Куртене и Галеран, граф Пира, с сотней всадников бросились в погоню, рассчитывая захватить Балака. 13 сентября 1122 г. в стычке в болотистой местности близ Саруджа Балак, разбил небольшой отряд франков, взял в плен Жослена и Галерана и увел их в Харберд [53].

Победа над графом Эдессы укрепила авторитет Балака среди мусульман. Она же дала ему возможность почти беспрепятственно проводить экспансию в отношении Эдессы и Гаргара. Положение Эдессы было похоже на 1104 г. с той разницей, что теперь регентом стал Балдуин II. Бывший граф Эдессы хорошо знал ситуацию в регионе, к тому же он не стал бы проводить такую политику, как антиохийцы. Поэтому уже на следующий месяц рыцари Эдессы приняли участие в набеге на вражеские владения [54].

Пользуясь преимуществом, Балак осадил весной 1123 г. Гаргар, на помощь которому выступил Балдуин II. Враги встретились 18 апреля 1123 г. в районе Рабана, близ моста через р. Синджата, причем по пути Балак разграбил земли Рабана, владетель которого Готфрид Монах был вассалом Жослена де Куртене. Балак пленил Балдуина и его племянника Барнульфа и отправил в Харберд. Через неделю Гаргар пал [55]. Летом того же года Балак ибн Бахрам утвердился в Халебе и Харране.

Никогда еще Эдесса не подвергалась такой опасности: правитель и регент были в плену, а Антиохия могла оказать лишь минимальную помощь. Регентом в Эдессе стал Готфрид Монах, назначенный еще Балдуином II. Несмотря на то, что перестройка городских стен, о которой говорится в официальной надписи над воротами Бей Каписи [56], была закончена, Эдесса все равно находилась под угрозой.

Положение улучшилось, когда 7 августа 1123 г. группа армян освободила знатных узников. Но уйти из Харберда удалось лишь Жослену, тогда как короля, Галерана и Барнульфа Балак в начале марта 1124 г. перевез в Харран [57].

Жослен повел энергичную борьбу с Балаком. Его действия вновь приняли форму мелких набегов, в ходе которых граф разорял земли Халеба, вырубая деревья и угоняя скот. Судя по данным Камал ад-Дина, это были мелкие стычки, потери в которых составляли несколько десятков человек. Достойным внимания здесь является лишь разрушение укреплений Бузаа и набег на северные предместья Халеба в сентябре-октябре 1123 г. Главный упор делался исключительно на подрыв экономики противника. Можно предположить, что граф очень нуждался в деньгах, поскольку франки дошли до раскапывания могил. Особое значение отводилось захвату лошадей. Так, в аль-Габире Жослен захватил более 500 лошадей, а антиохийцы вскоре забрали оставшихся 300, так что в Халебе осталось не более 50 всадников, имеющих коней [58].

В январе 1124 г. Балак вместе с Тугтегином и аль-Бурсуки прибыли в Сирию, намереваясь покончить с обнаглевшим Жосленом. У Азаза коалиция эмиров была разбита войсками из Антиохии и Эдессы. После этого обе стороны ограничились лишь мелкими набегами.

По причине ссоры между Хасаном ибн Гумуштегином, правителем Манбиджа, и Балаком последний в мае 1124 г. выступил против Манбиджа. Скорее всего, ссора была связана с отказом Хасана принять участие в готовящемся походе против Телль Башира. Манбидж был захвачен, но в цитадели засел брат правителя Иса. Он отправил к Жослену гонца с просьбой о помощи, обещая сдать Манбидж. Собрав все возможные войска (более 10 тыс. чел. по Камал ад-Дину), Жослен двинулся к Манбиджу, где был разбит 5 мая 1124 г. Тогда же погиб Готфрид Монах. Однако на следующий день случилось непредвиденное: осматривая стены Манбиджа, Балак ибн Бахрам был убит пущенной оттуда стрелой. Перед смертью он якобы произнес: «Этот удар смертелен для всех мусульман» [59].

Определенная доля истины в этой фразе есть. Внезапная гибель Балака привела к переделу удела Артукидов. Моментально оживились франки из Эдессы. Уже в середине мая 1124 г. они разграбил земли Шабахтана, но близ Мардж Аксаса наместник Халеба Омар аль-Хасс разбил их.

В Халебе, куда Балак ранее перевез пленного короля, утвердился сын Иль Гази, эмир Мардина Хусам ад-Дин Тимурташ (1122-1152). При посредничестве Жослена де Куртене и Изз ад-Дина Абу ль-Асакир Султана ибн Мункыза, эмира Шейзара, король был выкуплен, причем среди заложников за него были «армянские рыцари» [60] (по всей видимости, из Эдессы) и сын Жослена де Куртене.

Освободив короля, Тимурташ допустил явный просчет. Он надеялся использовать связанного клятвой и заложниками Балдуина II для борьбы с Мазйадидами, однако у того были на сей счет свои планы. Вскоре стараниями Жослена и Балдуина была образована коалиция, в которую вошли легендарный правитель Хиллы Нур ад-Даула Дубайс II ибн Садака (1108-1135), чьи войска разместились в Телль Башире, сын Ридвана Султан и еще несколько эмиров. Союзники намеревались захватить Халеб и разделить его: город - Дубайсу, а жителей, их имущество и некоторые прилегающие области - франкам.

8 октября 1124 г. началась осада Халеба, жители которого призвали на помощь атабека аль-Бурсуки. Он деблокировал город и победоносно вступил в него. Однако атабек не обладал достаточными силами, чтобы противостоять франкам. 22 мая 1125 г. их силы разбили аль-Бурсуки под Азазом, после чего стороны заключили мир, по которому область Джабал Суммак была разделена пополам. После ухода аль-Бурсуки франки продолжили свои набеги.

Весной 1126 г. атабек вернулся. «Франки переписывались с ним. И предложил ему (аль-Бурсуки. - Е. Г.) Жослен разделить пополам селения между Азазом и Халебом. Другие спорные вопросы он предложил решать с оружием в руках, и Ак-Сункур принял эти предложения» [61]. В.П. Степаненко вполне справедливо полагает, что таким способом граф рассчитывал обезопасить Азаз, полученный им в приданное [62]. На наш взгляд, необходимо добавить существенную деталь: графство устало от нескольких лет беспрерывных войн, поэтому защита границ вообще в этом случае была не менее важна, чем защита Азаза в частности.

Боевые действия в районе аль-Атариба, в которых участвовал и Жослен де Куртене, не отличались масштабностью. Опасаясь поражения, аль-Бурсуки увел войска и начал переговоры, которые ни к чему не привели. Затем атабек ушел в Мосул, где и был убит 26 ноября 1126 г. в мечети исмаилитами.

Гибель аль-Бурсуки вызвала смуту в Халебе, в результате которой в октябре 1127 г. к власти пришел бывший наместник города Бадр ад-Даула Сулейман. Пользуясь смутой, Жослен де Куртене и Боэмунд II Антиохийский (1126-1130) в который раз осадили Халеб. В ходе осады франки сожгли дворец в Халебе (!), после чего получили дань и удалились [63]. Это отступление объясняется следующим обстоятельством. Осенью 1127 г. обострились отношения между Жосленом и недавно прибывшим на Восток Боэмундом. Потребовалось вмешательство короля Иерусалимского, чтобы примирить двух соперников [64].

Данный исторический этап и его результаты для графства Эдесского очень сложно оценить однозначно. Для Эдессы он принес как положительные, так и отрицательные моменты. Можно выделить три периода развития отношений между графством Эдесским и мусульманскими государствами в это время:

  1. Начальный период (1098-1109). В это время в основном сформировались границы графства, выработались механизмы взаимодействия с соседними государствами. Столкновения с мусульманами представляли собой незначительные стычки (кроме битвы при Харране), призванные решать вопросы местного характера.
  2. Период обострения противостояния с миром ислама (1110-1119), выразившегося в борьбе с Мосулом (1110-1113). Эдесса впервые испытала серьезную угрозу своему существованию, поскольку в качестве главного ее противника выступил эмир Мосула, представляющий власть великого султана в регионе. Однако смерть энергичного Мавдуда и последовавшее за ней обострение сепаратизма сирийских правителей привели к тому, что в той ситуации Мосул не смог стать центром антифранкской борьбы. Неурядицы в султанате отвлекли его внимание от Эдессы, что позволило ей расширить свои границы (правда, за счет армянских княжеств). Смута в Халебе обезопасила южные границы, однако она же привела к утверждению Артукидов в Халебе, что в свою очередь привело к появлению «халебского вектора» во внешней политике Эдессы.
  3. Данный вектор особенно ярко проявился в период борьбы с Артукидами (1119-1127), главными противниками Эдессы в период 1098-1127 гг. [65] Чаще всего Жослен прибегал к «партизанским методам» борьбы. В этот период ясно проявилось единство христианских сил, выразившееся в совместных боевых операциях, а также в поддержке друг друга в критическом положении. Но уже в 1127 г. наблюдается рост противоречий между Эдессой и Антиохией. Смерть Иль Гази и гибель Балака, а также собственные энергичные действия позволили графству преодолеть критические ситуации и выйти победителем из борьбы. Несмотря на потерю Гаргара, основные внешнеполитические задачи были выполнены: Халеб был покорен и стал данником.

Помимо силовых методов в отношениях с мусульманскими правителями графы Эдессы с самого начала прибегали к широкому набору методов дипломатических, причем использовали их довольно часто. Одним из первых действий Балдуина была покупка Самосаты у эмира Бальдука, а также неудачное использование последнего как наемника. Это был первый опыт мирного взаимодействия Эдессы с миром ислама. По всей видимости, незначительные вопросы решались с помощью дипломатической переписки, тогда как в более важных переговорах лично принимали участие представители нобилитета Эдессы.

В дальнейшем набор этих методов расширяется, графы Эдесские вступают в дипломатические отношения с мусульманами, заключают с ними военные союзы и мирные договоры, связанные с территориальными вопросами. При этом они прибегают к услугам как легитимных, так и опальных мусульманских правителей (к примеру, союз с Дубайсом II ибн Садакой в 1124 г.). Следует также отметить, что в зависимости от насущных потребностей Эдесса часто вступала в союз со вчерашними врагами. Ее правители хорошо разбирались в состоянии дел в регионе, четко различали своих мусульманских противников, умело выбирали стратегию борьбы. Они использовали в своих интересах вражду между мусульманами, а также тревоги сирийских князей, боявшихся усиления власти султана и его наместника в регионе, или появления нового гегемона. Именно эти опасения явились фундаментом, на котором был создан союз с Джавали (1107 г.), коалиция 1115 г., коалиция 1124 г. Крупным успехом франкской дипломатии стал выкуп короля, в осуществлении которого Жослен сыграл далеко не последнюю роль. Как выяснилось потом, франки блестяще переиграли Тимурташа.

Это свидетельствует о том, что Эдесса сумела органично вписаться в систему взаимодействий государств Сирии, стать силой, с которой местным правителям приходилось считаться. Умелое сочетание силовых и дипломатических методов позволило графству Эдесскому расширить свои границы и подойти к 1128 г. значительно окрепшим. В отношениях с мусульманскими государствами Эдесса выступает как равная им, а то и как более высокая по рангу. К тому же за 1098-1127 гг. Эдесса никогда не платила дани мусульманам, тогда как Халеб неоднократно выплачивал дань Эдессе.

 

Эдесса и мусульманские государства в 1128–1150 гг. Падение графства Эдесского.

Можно с уверенностью говорить о том, что из борьбы, описанной выше, силы франков вышли победителями. Поражение аль-Бурсуки усугубило положение мусульман в Сирии. Северная Сирия находилась под угрозой войск Эдессы и Антиохии. Особенно опасна была Эдесса, своеобразный крестоносный плацдарм, откуда франки совершали набеги на Халеб, заставляя жителей платить дань, а также на земли Джазиры. Воины Эдессы также перерезали дороги на Харран и Ракку. Положение мусульман осложнялось отсутствием единого лидера, способного возглавить их [66].

В этой ситуации на историческую сцену выходит Имад ад-Дин Занги. По своему происхождению он был тюрком. Его отец Касим ад-Даула Ак-Сункур ат-Турки [67] был мамлюком Малик-шаха, а затем - его брата Тутуша. Существует легенда о том, что матерью Занги якобы была маркграфиня Ида Австрийская, сопровождавшая в 1101 г. герцога Вельфа I Баварского (1070-1077; 1096-1101) и пропавшая без вести в битве при Гераклее [68]. В конце 1086 г. Малик-шах передал в управление Ак-Сункуру Халеб. После смерти султана он перешел на службу к Тутушу. Ак-Сункур принял участие в мятеже против Тутуша, но 24 мая 1098 г. в битве при Телль ас-Султане мятежники были разбиты, Ак-Сункур попал в плен и был казнен.

Занги покинул Халеб, направившись на службу в Мосул. Летом 1113 г. в составе войск Мавдуда Занги принял участие в битве при Тивериадском озере. Но подлинное его возвышение произошло при султане Хамадана Махмуде ибн Мухаммаде I (1118-1131). Весной 1126 г. Занги получил из рук султана пост шихна Багдада, а затем и всего Ирака.

Сговорившись со знатными мосульцами, Занги сумел получить у султана власть над Северной Сирией и Джазирой с Мосулом и Халебом (конец 1127 г.). Тогда же он сделался атабеком султанского сына Фархан-шаха. В январе 1128 г. Занги вступил вместе с останками своего отца в Халеб. Интересно, что поначалу отношения между Занги и Жосленом де Куртене складывались достаточно мирно. В 1128 г., двигаясь в Халеб, Занги заключил с Жосленом договор о дружбе и даже пытался с его помощью заключить похожий договор с Боэмундом Антиохийским [69].

Довольно быстро Занги смог расширить и укрепить свои владения. Уже к 1129 г. в них входили Мосул, Халеб и почти вся Джазира. В Мосуле Занги формировал отряды туркмен, необходимые как для борьбы с местными правителями, так и для защиты его сирийских владений от крестоносцев. Часть туркменского племени Ауванийа он поселил в окрестностях Халеба, чтобы те сражались с франками [70].

Поначалу главные усилия атабек сосредоточил на подчинении себе соседних мусульманских правителей. Предыдущий период показал, что борьба с франками при сохранении независимости местных мусульманских князей была безрезультатной. Необходимо было сначала прочно закрепиться в регионе (особенно в Халебе), а уж затем начинать наступление на франков.

В сентябре 1129 г. Занги сумел заполучить Хаму, где в то время правил сын эмира Дамаска Тадж ал-Мулука Бури (1128-1132), Баха ад-Дин Сувандж. Но попытка захватить Хомс потерпела неудачу. Стремясь создать прочный плацдарм на границе с крестоносцами, атабек начал борьбу с Дамаском.

Постепенно Занги начинает борьбу с франками. Поначалу она не была особенно решительной: атабек просто использовал удобные моменты для нанесения ударов. Так в 1130 г. он вторгся на земли Антиохии и разбил фраков у аль-Атариба [71].

Примерно в это же время к северу от Халеба произошла стычка между полководцем Занги Сайф ад-Дином Суваром ибн Айтагином, перебежавшим к нему от Бури, и Жосленом де Куртене. Турки вынуждены были отступить [72]. То, что Жослен пошел на конфликт с Занги объясняется просто: атабек создавал прямую угрозу Антиохии, ясно продемонстрировав это весной 1130 г. Жослен же имел виды на княжество без правителя, регентом которого он стал.

В конце 1131 г. во время осады небольшой крепости северо-восточнее Халеба Жослен был засыпан землей в подкопе. Его откопали, но состояние Жослена было тяжелым. Перед смертью престарелый граф сослужил свою последнюю службу Эдессе. Используя удобный момент, Гази Данишменд осадил вассальный от Эдессы Кесун. Сын Жослена отказался возглавить небольшой отряд, идущий на выручку. Тогда граф сам возглавил поход. Напуганный эмир снял осаду и отступил. На обратном пути Жослен скончался. Его сменил Жослен II, не обладавший в полной мере достоинствами своего отца.

Он повел борьбу с Артукидами [73]. Успехи графа Эдесского были на самом деле весьма серьезным просчетом. Артукиды Дияр Бакыра и Хисн Кайфы были одними из самых последовательных противников Занги. Их владения разрывали земли атабека, поэтому уже в 1130 г. между ним началось противостояние. То, что Жослен II сразу же не пошел на контакт с потенциальными союзниками, было его серьезнейшей ошибкой.

В это время Занги не вел серьезных боевых действий против франков. После смерти султана Махмуда I в 1131 г. между его братьями началась борьба за власть. Занги принял в ней участие на стороне Масуда [74], но успехов не достиг. Тогда же он вмешался в спор между Даудом ибн Сукманом, владетелем Хисн Кайфы, и его двоюродным братом Тимурташем на стороне последнего [75].

В 1135 г. Занги вновь отправился в Ирак, где разгоралась борьба между новым иракским султаном Масудом (1134-1152) и халифом. Атабек выступил на стороне аль-Мустаршида, но проиграл и вынужден был вновь бежать в Мосул. В 1135 г. Занги предпринял еще одну неудачную попытку подчинить Дамаск [76].

Из этого видно, что в 1131-1135 гг. главные силы атабека были направлены на борьбу в Месопотамии и на подчинение Дамаска. Эдесса пока пребывала в относительной безопасности. Незначительные столкновения с Суваром, наместником Халеба, не носили решающего характера, хоть и завершались в основном в пользу мусульман [77].

Большую опасность для Эдессы представляли Севастийский эмират и Артукиды. Последние, несмотря на междоусобицы, продолжали тревожить графство. В 1135 г. они были отбиты. В 1138 г. Эдесса была вновь осаждена. Крупный отряд в 4 тыс. пехотинцев, усиленный 300 франкскими всадниками, выступил ей на помощь. Они вели с собой караван припасами для осажденной столицы. В пути они были атакованы и разбиты Тимурташем. Эмир Мардина потребовал сдачи города, но турки не имели осадных мастеров, поэтому вынуждены были снять осаду и удовлетвориться лишь захватом крепости Кесас юго-восточнее Эдессы [78].

Что касается владетеля Севастии, то в 1136 г. сын и наследник Гази Данишменда Мухаммад (1134-1142) предпринял поход против Кесуна, которым в это время правил Балдуин, вассал Эдессы (ок. 1136-1146). Город выстоял. Уходя, турки сожгли и разграбили знаменитый Красный монастырь [79]. Нужно отметить, что в 30-ые гг. XII в. эмират Данишмендидов не представлял для Эдессы серьезной угрозы, поскольку был связан борьбой с Византией [80].

Дальнейшее развитие событий самым серьезным образом повлияло на судьбу Эдессы. Летом 1137 г. на территории Антиохии появились войска василевса ромеев Иоанна II Комнина (1118-1143), за год до этого захватившие Равнинную Киликию. В это время Раймунд де Пуатье (1136-1149), как впрочем, и Жослен II и Балдуин Марашский, спешил к замку Барин (Монферран) на помощь королю Фулько I (1131-1143), осажденному Занги. Византийцы разбили лагерь прямо под стенами Антиохии, можно сказать, осадили ее. В результате между императором и князем был заключен договор, по которому император обязывался захватить для Раймунда Халеб, Шейзар, Хаму, Хомс, а Раймунд взамен должен был передать ему Антиохию [81].

Весной следующего года Иоанн II, Раймунд и Жослен начали боевые действия против Занги, целью которых была реализация договора 1137 г. В это время атабек осаждал Хомс. В апреле 1138 г. союзное войско заняло Бузаа. Император передал город Жослену II, после чего союзники осадили Халеба [82]. Но момент был упущен: 16 апреля 1138 г. в город вступило подкрепление во главе с Суваром. Ни правильная осада, ни правильный штурм Халеба не были налажены. Простояв с 18 по 21 апреля 1138 г., союзники отошли к аль-Атарибу, гарнизон которого бежал. Аль-Атариб был передан Раймунду, после чего войско двинулось по долине р. Оронт к Шейзару. Осада города продолжалась почти месяц (29 апреля- 21 мая 1138 г.), но была внезапно снята. Среди ряда причин, которые указывают хронисты, была и следующая: «Кара Арслан ибн Давуд … перешел Евфрат с большим войском» и вторгся в область Эдессы [83]. Союзники сожгли часть осадных машин, остальные бросили и отошли к Антиохии.

Византийское войско вновь расположилось под Антиохией. Попытка Иоанна II добиться от Раймунда де Пуатье передачи города потерпела неудачу вследствие вспыхнувшего в городе мятежа, одним из организаторов которого был Жослен II, опасавшийся усиления Византии в регионе. Ничего не добившись, император увел войска на зимние квартиры в Киликию.

Экспедиция Иоанна II только ухудшила положение франков в Сирии. Осенью 1138 г. Занги восстановил границы, отбив Бузаа и аль-Атариб. Для графства Эдесского поход императора принес лишь признание сюзеренитета Византии [84]. Вряд ли развитие событий могло сложиться как-то иначе. Как отмечает В.П. Степаненко, исследующий внешнюю политику Византии на Ближнем Востоке, сложился своего рода замкнутый круг. Василевс не был в состоянии подчинить государства крестоносцев силовыми методами, поэтому применил политику постепенной инкорпорации, традиционную для Византии. Но усиление влияния империи на государство крестоносцев связано было с ростом могущества атабека Занги, против которого и был направлен совместный поход 1138 г. Именно страх перед Занги заставил франков пойти на сотрудничество с империей. В свою очередь Иоанн II не имел возможностей, да и не хотел предпринимать что-либо для разгрома атабека. Занги необходим был ему в Сирии как устрашающий фактор, способный подтолкнуть франков на сотрудничество с империей, на признание зависимости от нее [85].

Этот поход, не принесший графству Эдесскому каких-либо территориальных приращений, явился для него источником многих проблем. Участие в экспедиции против Занги, а также против Шейзара, принадлежащего Мункызидам, не могло не ухудшить отношения с мусульманскими государствами региона. А признание сюзеренитета Византии дало императору основания вмешиваться в дела графства. Когда в 1142 г. Иоанн II предпринял второй сирийский поход «с намерением Киликию и Антиохию с Атталой и Кипром отдать в наследство Мануилу» [86], то перед этим осадил Жослена II в Телль Башире и заставил его повторно присягнуть империи. В подтверждение граф выдал в качестве заложницы свою дочь Изабеллу.

Занги не стал мстить Жослену, а продолжил борьбу против Дамаска. В 1138 г. он занял Хомс, а в 1139 г. подчинил Баальбек. В эту борьбу на стороне Дамаска вмешался иерусалимский король Фулько I. К 1140 г. франко-дамасской коалиции удалось несколько умерить напор атабека [87].

В это время в Халебе правил Сувар, которому приходилось отражать нападения войск Антиохии и Эдессы. Обе стороны были измотаны непрерывной войной, и в 1143 г. Сувар и Жослен встретились, каждый во главе своего войска, и заключили мир [88]. Однако это было затишьем перед бурей.

В начале 1140-х гг. Занги, используя Мосул в качестве базы, повел борьбу против Артукида Дауда ибн Сукмана. Камнем преткновения послужила область Бахмард. В 1143 г. атабек одержал победу. Спорные территории перешли к Занги, а Артукиды отослали ему своих детей в качестве заложников [89].

В ситуации, когда отношения между Занги и Артукидами ухудшились и очевиден стал курс атабека на присоединение их земель, они начали поиск союзников. Одним из возможных союзников был Жослен, чьи владения соседствовали с Артукидами, что облегчало ведение боевых действий против Занги. К тому же данная идея была ненова, она уже претворялась в жизнь в 1115 г.

В августе 1144 г. умер эмир Хисн Кайфы Дауд ибн Сукман. Его наследник Фахр ад-Дина Кара Арслана (1144-1167) начал переговоры с графом Эдесским. Узнав об этом, Занги отнял у графства Шабактан, расположенный в верховьях р. Хабур. Крепость имела важное стратегическое значение, и, захватив ее, Занги перерезал непосредственную связь между двумя потенциальными союзниками. Затем он начал осаду Дияр Бакыра. В ответ граф и эмир форсировали заключение мира, а Кара Арслан передал Жослену в обмен на его помощь крепость Бет-Булу, севернее Гаргара [90].

В принципе правильные действия Жослена II были предприняты им слишком поздно. Такой союз имел бы значение для Эдессы лет десять назад, когда усиление Мосула только начиналось. Теперь же он лишь ускорил гибель графства.

Занги избрал благоприятный момент для нападения. Когда Жослен II с большей частью своих воинов удалился из Эдессы и переправился на западный берег Евфрата, атабек, извещенный об этом жителями Харрана, 28 ноября 1144 г приступил к осаде. Оборону города возглавил франкский архиепископ Гуго II. Он отправил гонцов с просьбой о помощи в Антиохию и Иерусалим, однако Раймунд отказал ему [91].

Ожесточенное противостояние продолжалось месяц. Все жители Эдессы поднялись на стены, сражались даже монахи. Но силы были неравны. 23 декабря 1144 г., устроив подкоп, турки обрушили участок городской стены и хлынули в пролом, а затем заняли и стены. В давке перед воротами цитадели погибло более 2 тыс. человек, включая и латинского архиепископа [92].

В это время в городе шло избиение жителей. Занги приказал прекратить погромы, но пленные франки были казнены. В целом в Эдессе не было массовых и жестоких погромов: атабек быстро пресек всякие беспорядки, а чуть позже даже издал некий указ, запрещающий чинить зло христианам. Засевший в цитадели отряд сдался через два дня из-за недостатка воды взамен на сохранение жизни. В это время франкские силы, посланные Мелизиндой на помощь Эдессе, узнали о случившемся и отошли к крепости Телль Ахда, расположенной южнее Харрана. Тюрки перекрыли им доставку продовольствия, и франки ушли [93].

Вскоре после взятия Эдессы жители Саруджа покинули город, и в январе 1145 г. он достался тюркам. В марте 1145 г. Занги осадил Пир, который контролировал одну из важнейших переправ через Евфрат. Но беспорядки в Мосуле вынудили его снять осаду. К этому времени мощь Занги чрезвычайно усилилась. Он приобрел репутацию защитника веры, а за взятие Эдессы багдадский халиф пожаловал ему ряд пышных титулов. Усмирив Мосул, атабек вновь стал готовиться к священной войне [94]. Наиболее вероятной целью похода был Дамаск, заключивший в 1139 г. оборонительный союз с Иерусалимским королевством. Однако обстоятельства вынудили Занги отложить поход.

По сообщению Камал ад-Дина: «…Занги отказывается от джихада в этом году по наущению армян из ар-Рухи (Эдессы. - Е. Г.), которые имеют сношения с франками … и осведомляют франков о положении мусульман» [95]. Занги жестоко подавил смуту. Покарав армян-заговорщиков, он вместе с тем «приободрил … сирийцев и намеревался проявить милосердие к местным христианам» [96].

Усмирив Эдессу, Занги предпринял попытку захватить Калат Джабар, крепость, важную как в стратегическом, так и в экономическом отношениях. Во время осады атабек был убит 15 сентября во сне заговорщиками во главе с евнухом Ярункашем. После гибели Занги ему наследовали его сыновья Нур ад-Дин (1146-1174) в Халебе и Сайф ад-Дин (1146-1149) в Мосуле.

С вестью о гибели Занги возобновилась смута в Эдессе. Утром в понедельник 26 октября 1146 г. при поддержке группы армян небольшой отряд франков, возглавляемый Жосленом де Куртене и Балдуином, графом Мараша и Кесуна, вступил в город. Эта акция целиком и полностью представляла собой самую настоящую авантюру. Франки были слишком малочисленны, чтобы удержать Эдессу, и не имели осадных орудий, чтобы захватить цитадель Маниака, где засел турецкий гарнизон. Пока они совещались и строили осадные орудия, Нур ад-Дин выступил на Эдессу. По дороге к нему присоединились отряды туркмен и количество воинов под его началом, по сообщению Ибн аль-Каланиси, достигло 10 тыс. [97] 2 ноября 1146 г. Нур ад-Дин подошел к Эдессе.

Понимая невозможность удержаться в городе, франки покинули Эдессу, используя ее жителей в качестве живого щита. Уходя, они подожгли город. За стенами воины Нур ад-Дина окружили франков и долгое время обстреливали их. В итоге рыцари во главе с Жосленом бежали к Самосате, а пехота и горожане укрылись в близлежащей разрушенной крепости Кокеба, а ночью также ушли в Самосату. В результате этих событий погиб граф Мараша и Кесуна Балдуин.

«Около тридцати тысяч погибло во время первой и второй осады [Эдессы]; шестнадцать тысяч было обращено в рабство, и тысяча - спаслась. Ни одна женщина или ребенок не уцелели; они погибли во время резни или были уведены в плен в различные земли» [98]. Нур ад-Дин вошел в город, который был повторно разграблен. События 1146 г. окончательно сломили могущество Эдессы. Город, бывший до этого одним из важнейших политических, экономических и культурных центров сирийских христиан, уже никогда не смог достигнуть былых высот и в дальнейшем занимал второстепенное положение в истории Месопотамии. Графство Эдесское потеряло самые плодородные земли - левобережье Евфрата, столица была перенесена в Телль Башир. После вторичного захвата Эдессы Нур ад-Дин повел активную борьбу с крестоносцами, угрожая в первую очередь остаткам графства Жослена II.

Падение Эдессы вызвало шок на Востоке и на Западе. Для отвоевания города созван был Второй крестовый поход (1147-1149), однако он не достиг своей цели. Когда 24 июня 1148 г. была созвана ассамблея в Акре, Жослена II на нее даже не пригласили. В июле того же года крестоносцы и пулены начали осаду Дамаска, которая закончилась ничем. И хотя франко-дамасские отношения возобновились в 1149 г., агрессия против Дамаска серьезно отравила их.

Провал крестового похода предопределил судьбу Эдессы. Графство было ослаблено, и противники не преминули этим воспользоваться. Помимо Зангидов претензии на земли Эдессы предъявили султан Рума Рукн ад-Дин Масуд I (1116-1156), а также недавний ее союзник Кара Арслан. Уже в 1147 г. Масуд направил своего сына Кылыч Арслана разорять земли Мараша. Не ограничившись этим, тот вторгся на земли Кесуна, где произошла стычка с Рейнальдом, правившим в городе после гибели своего брата, Балдуина Марашского [99].

Жослен II судорожно искал пути к спасению. Теперь перед ним стояла задача сохранить хотя бы те земли, которые остались у него в руках. Это можно было сделать, только заручившись поддержкой преемника Зенги, Нур ад-Дина. Поэтому в 1148 г., когда Нур ад-Дин совершил поход против Антиохийского княжества, Жослен не пытался помочь Раймунду де Пуатье. Тогда же владетель Халеба встретился с Жосленом II на равнине между Халебом и Азазом, где они заключили мир и некий договор [100].

Но Жослен бросался из одной крайности в другую. Когда в следующем году Нур ад-Дин предпринял масштабный поход на Антиохию, граф совершил набег на Эдессу и Харран, понеся при этом потери. 29 июня 1149 г. Нур ад-Дин разбил Раймунда де Пуатье в битве при Фонз Мюрез; Жослен даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь союзнику. В битве пал и граф Рейнальд, чьей женой была Изабелла, дочь Жослена. Используя этот факт, последний ввел в Кесун свои войска.

Чтобы удержаться в Телль Башире, Жослен вступил в отношения с Кылыч Арсланом ибн Масудом. Однако не о каком равноправном союзе здесь не могло быть и речи. В сентябре 1149 г. султан и его сын захватили Мараш, после чего осадили Телль Башир. Одновременно Нур ад-Дин вторгся во владения Жослена и завладел двумя крепостями. Лишь прибытие Онфруа Торонского спасло графа, который, однако, был вынужден признать себя вассалом султана.

В конце 1149 г. Кара Арслан совершил очередной набег на область Гаргара и блокировал город. Попытка Жослена деблокировать Гаргар провалилась, и многие из его вассалов попали в плен. Факт нападение Кара Арслана, с которым был заключен союзный договор, является ярчайшим свидетельством полного провала внешней политики Жослена.

В мае 1150 г. Жослен II попал в плен к Нур ад-Дину, который тут же захватил Азаз (15 июля). Это окончательно поставило крест на судьбе графства. В том же году султан Рума занял Кесун (22 мая), Бехесни (25 мая), Рабан (3 июня) и осадил Телль Башир, где находились графиня Беатриса и ее сын Жослен III.

В августе 1150 г. Балдуин III продал Мануилу Комнину остатки графства: Телль Башир, Айнтаб, Равендан, Пир и Самосату - а сам вывез из Телль Башира семью Жослена II и жителей [101]. До этого сама Беатриса продала армянскому католикосу Григорию III Палавуни (1113-1165) Ромклу за 15 тыс. тахеганов [102].

Графство Эдесское закончило свое существование. Оставшиеся территории поделили между собой Нур ад-Дин, султан Масуд и Артукиды. Что касается Телль Башира, то он был отобран у византийцев полководцем Нур ад-Дина Хасаном аль-Манбиджи 12 июля 1150 г. Та же участь постигла и Айнтаб [103].

Подводя итог, отметим особенности данного периода. С сохранением наиболее общих тенденций внешней политики графство постепенно отходит от проведения активной экспансии, как при Жослене I, и переходит в основном к обороне своих границ. Это связано как с личными качествами Жослена II, так и с ситуацией в регионе, когда усиление Мосула не позволяло проводить активную агрессию против мусульман. Особенностью данного этапа в истории графства является потеря интереса к Эдессе со стороны сельджукского султаната, связанная с внутренними неурядицами, а также выделение Зангидов из совокупности всех сил ислама в качестве гегемона. Появление в регионе столь серьезного противника, способного объединить вокруг себя мусульманских князей, требовало пересмотра внешней политики графства Эдесского. Однако такого пересмотра сделано не было, результатом чего и явилась гибель графства.

Данный этап в истории Эдессы можно разделить на два основных периода:

  1. Период, когда шло становление и укрепление главного ее противника - Мосула (1128-1143). В этой ситуации Эдесса продолжила борьбу с Артукидами, а также натиск на Халеб. Свое значение сохранила и оборона границ, поскольку к прежним врагам добавился еще и Севастийский эмират. Крупным политическим просчетом явился союз с Византией в 1137-1138 гг., настроивший местных мусульманских правителей против франков.
  2. Период гибели графства Эдесского, начавшейся с потери Эдессы (1144-1150). Данный период является логическим продолжением первого. Накопив силы и значительно упрочив свое положение, Занги нанес удар по Эдессе в наиболее благоприятный для этого момент.

Интересно проследить развитие дипломатических отношений Эдессы с мусульманами в 1127-1150 гг. Ситуация здесь значительно отличается от той, что была в предыдущем периоде. Во-первых, дипломатические отношения становятся гораздо менее активными: в течение 1127-1144 гг. мы знаем лишь о трех договорах [104]. Во-вторых, после 1144 г. возможности силового влияния резко уменьшаются и дипломатия становится для графства основным орудием защиты границ. Правда, эффективность методов дипломатических оставляет желать лучшего. Отношения с мусульманами эволюционируют в направлении, неблагоприятном для Эдессы. В результате событий 1144 г. графство начинает терять свой суверенитет. Оно больше не представляет реальной силы, поэтому все договоры и союзы с мусульманами носят чисто декларативный характер и почти всегда нарушаются ими. Апогеем этого процесса стал договор 1148 г. с Нур ад-Дином, явно неравноправный по отношению к Эдессе, и признание зависимости от румского султана в 1149 г., которые свидетельствуют о падении авторитета Эдессы на международной арене.

Главным дипломатическим просчетом Жослена II стал слишком поздний союз с Артукидами. Уже с 1130 г. между ними и Занги началось противостояние из-за территориальных вопросов. В этой ситуации Жослен не предпринял никаких действий по установлению контактов с Артукидами, а пошел на обострение отношений с ними. А ведь к этому времени графство имело достаточный опыт дипломатического взаимодействия как с мусульманами вообще, так и с Артукидами в частности (совместное участие в коалиции 1115 г.). Необходимость военного союза, направленного против Занги, настолько обострилась к 1144 г., что не заметить ее мог разве только слепой. Но время было упущено.

 

Гибель графства Эдесского была очевидна. Силы были слишком неравны по сравнению с теми, которыми обладал мир ислама. Вопрос заключался лишь во времени. Подводя итог данной работы, отметим главные причины гибели графства.
Главным было наличие сильного противника в лице Занги. По сравнению с предыдущими мусульманскими правителями, пытавшимися уничтожить Эдессу, Занги обладал одним важным преимуществом: к 1144 г. ему удалось укрепить свои позиции в Сирии. К моменту нападения на Эдессу Занги обезопасил свои владения от угрозы выступления местных правителей, опасавшихся урезания собственных свобод. К тому же отсутствие фактического контроля над атабеком со стороны султана дало ему возможность беспрепятственно проводить самостоятельную политику. В 1143 г. Занги победил Артукидов, тем самым обезопасив Мосул, тогда как главный его противник в Сирии – Дамаск - был измотан более чем десятилетней борьбой и потерял позиции, которые занимал ранее.

К 1144 г. система взаимодействия между Эдессой и Антиохией и Иерусалимом утратила свою эффективность. Внутренние проблемы, связанные с наличием малолетнего короля, помешали войскам Иерусалима быстро прийти на помощь Эдессе. Что касается Антиохии, то по причине противоречий, нараставших между ней и Эдессой еще со времен регентства Ричарда де Принчипато, Раймунд де Пуатье, важнейший и ближайший союзник Эдессы, отказал ей в помощи. Хотелось бы особо отметить, что если бы в 1144 г. этот механизм взаимодействия, зарекомендовавший себя ранее, сработал, возможно, графство просуществовало бы еще какое-то время.

Не в последнюю очередь гибель Эдессы была вызвана недальновидной политикой Жослена II. Союз с Кара Арсланом явился бы весьма действенным инструментом борьбы с Занги, поскольку в Сирии имелась еще одна сила, крайне не заинтересованная в усилении атабека - Дамаск. В этой ситуации перспектива создания антизангидской коалиции из крестоносных государств, уделов Артукидов и Дамаска вполне могла быть претворена в жизнь, благо опыт подобных проектов уже имелся. Но граф Эдесский приступил к созданию союза с Артукидами против Занги слишком поздно, спровоцировав тем самым атабека на ответные действия. Подобной провокацией было и участие Жослена в византийской экспедиции 1137-1138 гг.

Еще одним фактором, определившим гибель графства, был фактор людской. Всю свою историю Эдесса испытывала недостаток в профессиональных воинах. Местное население не обладало такими воинскими навыками, как франки, и поэтому было для них малым подспорьем [105]. Непрерывная война измотала его и утомила. В свою очередь Занги обладал более обширными людскими ресурсами и мог при необходимости нанимать туркмен.

К началу 40-ых гг. популярность франков значительно упала. Связано это с рядом причин. Недовольство местных крестьян и торговцев вызывали повинности и поборы, введенные франками. Положение усугубила неблагоприятная ситуация в сельском хозяйстве во 2 пол. 30-ых– нач. 40-ых гг. XII в., связанная с климатическими факторами и нашествиями саранчи [106]. И если большинство армян еще поддерживало франков, то среди сирийцев ситуация была иной. Вмешательства графов Эдесских в религиозную жизнь яковитов [107] обострило отношения между ними и франками. К тому же население графства Эдесского никогда не было этнически однородным. К началу 40-ых гг. обострились отношения между сирийцами и армянами. Так, последние охотно приняли участие в разграблении яковитского монастыря бар-Саумы. К тому же сирийцы отрицательно воспринимали заключение союза с Артукидами в 1144 г.

Необходимо отметить, как быстро графство прекратило свое существование после потери столицы. Захват Эдессы вызвал шок как у местного населения, так и франков. Неудачная попытка Жослена II вернуть Эдессу только усугубила положение. То, что во время отступления Жослен использовал горожан в качестве прикрытия, окончательно лишило его остатков доверия и преданности с их стороны [108]. В то же время Занги проявил нисхождение к местным христианам.

Несмотря на непродолжительное время существования графства Эдесского (чуть менее 53 лет), его значение для христианского Востока трудно переоценить. Гибель Эдессы имела прямое влияние на судьбы остальных государств. Обороняться от натиска мусульман после утраты Эдессы стало гораздо труднее, и первыми это осознали князья Антиохийские. Мир ислама получил яркий пример того, что с пришельцами с Запада можно бороться и побеждать.

 

© Гуринов Е.А., 2008
© Бойчук Б.В., 2008
DEUSVULT.RU, 2011

 

Список сокращений

АДСВ - Античная Древность и Средние века.

ВВ - Византийский Временник.

ГРВЛ - Главная редакция восточной литературы.

ППВ - Письменные памятники Востока.

P.C.C. Ser. Lat. - Patrologiae Cursus Completus. Series Latina.

 

Источники и литература

  1. Виймар П. Крестовые походы: миф и реальность священной войны / пер. Д.А. Журавлевой. - СПб.: Евразия, 2003.

  2. Всеобщая история Вардана Великого: с примеч. и прил. / пер. Н. Эмин. - М.: Типография Лазаревского института восточных языков, 1861.

  3. Гусейнов Р.А. Михаил Сириец и его «Хроника» // Сирийские источники XII-XIII вв. об Азербайджане. - Баку: АН АзССР, 1960. - С. 14-24.

  4. Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. Историко-филологические исследования. Ежегодник 1973 / АН СССР, Ин-т востоковедения. - М.: Наука, ГРВЛ, 1979. - С. 26-54.

  5. Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. Историко-филологические исследования. Ежегодник 1974 / АН СССР, Ин-т востоковедения. - М.: Наука, ГРВЛ, 1981. - С. 11-29.

  6. Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. Историко-филологические исследования. Ежегодник 1975 / АН СССР, Ин-т востоковедения. - М.: Наука, ГРВЛ, 1982. - С. 16-33.

  7. Девольский договор 1108 г. между Алексеем Комнином и Боэмундом // ВВ. - М., 1962. - Т. 21. - С. 266-272.

  8. Заборов М. А. Крестовые походы. - М.: Изд-во АН СССР, 1956.

  9. Заборов М.А. Введение в историографию крестовых походов (Латинская хронография XI-XIII вв.). - М.: Наука, 1966.

  10. Заборов М.А. Историография крестовых походов (XV-XIX вв.). - М.: Наука, 1971.

  11. Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. - М.: Наука, 1980.

  12. Из хроники Альберта Аахенского «Иерусалимская история» // Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. Учеб. пособие. - М., Высшая школа, 1977. - С. 58-59, 87-91.

  13. История крестовых походов / под. ред. Джонатана Райли-Смита; пер. с англ. Е. Дорман. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998.

  14. Камал ад-Дин ибн ал-Адим. Сливки истории Халеба // Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период / АН СССР, Ин-т востоковедения. - М.: Наука, 1990. - С. 106-218.

  15. Киннам И. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов (1118-1180). Летопись Великого логофета Георгия Акрополита. - Рязань: Александрия, 2003.

  16. Комнина А. Алексиада / пер., вступ. ст. и коммент. Я.Н. Любарского. - СПб.: Алетейя, 1996.

  17. Куглер Б. История крестовых походов. - Ростов н/Д: Феникс, 1995.

  18. Мишо Г. История крестовых походов. - М.: Алетейя, 2003.

  19. Мишо Ж.-Ф. История Крестовых походов / Ж.-Ф. Мишо. - М.: Вече, 2005.

  20. Морисон С. Крестоносцы / пер. с фр. - М.: Весь Мир, 2003.

  21. Мюллер А. История ислама: От мусульманской Персии до падения мусульманской Испании / пер. с нем. -М.: Астрель [и др.], 2004.

  22. О земле Иерусалимской и ее обитателях // Горелов Н. Царствие Небесное: Легенды крестоносцев XII-XIV веков. - СПб.: Азбука-классика, 2006. - С. 142-154.

  23. Перну Р. Крестоносцы / пер. с фр. А.Ю. Карачинского, Ю.П. Малинина. - М.: Вече; СПб.: Евразия, 2006.

  24. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство / пер. с фр. А.Ю. Карачинского. - СПб.: Евразия, 2002.

  25. Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период / АН СССР, Ин-т востоковедения. - М.: Наука, 1990

  26. Спарапет С. Летопись / пер. с арм., предисл. и примеч. А.Г. Галстяна; отв. ред. Э.Б. Агаян. - Ереван: Айастан, 1974.

  27. Степаненко В.П. Из истории международных отношений на Ближнем Востоке XII в. Княжество Васила Гоха и Византия // АДСВ: Античные традиции и византийские реалии. - Свердловск: УрГУ, 1980. - С. 34-44.

  28. Степаненко В.П. Ишханы Эдессы и внешнеполитическая ориентация города (к интерпретации событий 1083 г.) // АДСВ. Византия и ее провинции. - Свердловск: УрГУ, 1982. - С. 48-53.

  29. Степаненко В.П. Княжество Рубенидов в международных отношениях на Ближнем Востоке в 20-30 годы XII в. // ВВ. - М., 1986. - Т. 55. - С. 162-168.

  30. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке (1071-1176). - Свердловск: Изд-во Урал. ин-та, 1988.

  31. Степаненко В.П. Граф и ишханы Эдессы (конец XI- первая половина XII в.) // АДСВ. Вопросы социального и политического развития. - Свердловск, 1988. - Вып. 24. - С. 74-87.

  32. Степаненко В.П. Рубениды Киликии и графы Эдессы в первой половине XII в. (к структуре графства Эдесского) // АДСВ. Византия и сопредельный мир. - Свердловск: УрГУ, 1990. - С. 151-159.

  33. Усама ибн Мункыз. Книга назиданий / пер. М.А. Салье. - М.: Вост. лит., 1958.

  34. Успенский Ф.И. История Византийской империи: Отдел VI. Комнины; Отдел VII. Расчленение империи; Отдел VIII. Ласкари и Палеологи. Восточный вопрос / сост. Л.В. Литвинова. - М.: Мысль, 1997.

  35. Успенский Ф.И. История Крестовых походов. - СПб.: Евразия, 2000.

  36. Хониат Н. История со времени царствования Иоанна Комнина: 2 т. - Рязань: Александрия, 2003.

  37. A History of the Crusades: 6 vol., 2-nd edition / ed. Marshall W. Baldwin; gen. ed. Kenneth M. Setton. - Madison, Milwaukee, Wisconsin: University of Wisconsin Press, 1969. - Vol. I: The first hundread years.

  38. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries: the Chronicle of Matthew of Edessa / trans., comm. and introduction by А.Е. Dostourian; foreword by K.H. Maksoudian. - London, [etc.]: University Press of America, 1993.

  39. Beech G. T. A Norman-Italian Adventurer in the East: Richard of Salerno (1097-1112) // Anglo-Norman Studies / ed. M. Chibnall. - Woodbridge: Boydell & Brewer, 1993. - Vol. XV: Proceedings of the XV Battle Conference and of the XI Colloquio Medievale of the Officina di Studi Medievali, 1992.

  40. Daimberti Pisani Archiepiscopi, Godefridi Bullonii et Raimundi Comitis S. Aegidii Litterae Encyclicae // P.C.C. Ser. Lat. - P.: Excudebat J.-P. Migne, 1854. - Vol. CLXIII. - Col. 449-451.

  41. Epistola Boemundi, Raimundi S. Aegidii, Godefridi, Roberti Comitis Northmanniae, Roberti Comitis Flandrensis, Eustachii Comitis Boloniae ad Urbanum Papam // P.C.C. Ser. Lat. - P.: Excudebat J.-P. Migne, 1853. - Vol. CLI. - Col. 551-555.

  42. Guibertus S. Mariae de Novigento. Gesta Dei per Francos // P.C.C. Ser. Lat. - P.: Excudebat J.-P. Migne, 1853. - Vol. CLVI. - Col. 679-838.

  43. Morony M. G. Michael the Syrian as a Source for Economic History [Электронный ресурс]. - Электрон. дан. - [Б. м.], сор. 2000. - Режим доступа: http://syrcom.cua.edu/Hugoye/ Vol3No2/HV3N2Morony.html#FN42. - Имеется печ. аналог.

  44. Nicholson R. L. Joscelyn III and the Fall of the Crusader States, 1134-1199. – Leiden: E. J. Brill, 1973.

  45. Nicolle D. Crusader Castles in the Holy Land 1097-1192 / Osprey Publishing Limited. - Oxford, 2004.

  46. Runciman S. A History of the Crusades: 3 vol. - Cambridge: Cambridge University Press, 1951. - Vol. I: The First Crusade and the Foundation of the Kingdom of Jerusalem.

  47. Runciman S. A History of the Crusades: 3 vol. - Cambridge: Cambridge University Press, 1952. - Vol. II: The Kingdom of Jerusalem and the Frankish East, 1100-1187.

  48. Segal J. B. Edessa: «The Blessed City». - New Jersey: Gorgias Press, 2005.

  49. Tarzy J. Edessa in the Era of Patriarch Michael The Syrian [Электронный ресурс]. - Электрон. дан. - [Б. м.], сор. 2000. - Режим доступа: http://syrcom.cua.edu/Hugoye/Vol3No2/ HV3N2Tarzi.html#FNRef34. - Имеется печ. аналог.

  50. The Damascus Chronicle of the Crusades / Extracted and Translated from the Chronicle of Ibn Al-Qalanisi H.A.R. Gibb. - Mineola, New York: Courier Dover Publications, 2003.

  51. Wise T. Armies of the Crusades / Osprey Publishing Limited. - London, 1978.

 

Примечания

*. Работа заняла первое место на II-м Международном Интернет-конкурсе научно-исторических работ «ИПИОХ-2008».

1. Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. М., 1980.

2. A History of the Crusades: 6 vol., 2-nd edition . Madison, Milwaukee, Wisconsin: University of Wisconsin Press, 1969-1989.

3. Наиболее близка к этому по своей функции «Хроника» армянского монаха Матвея Эдесского. Но в ней по ряду причин многие моменты сознательно замалчиваются или искажаются автором.

4. Например, труд французского историка Ж. Ришара по истории Иерусалимского королевства. См. подробнее: Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002.

5. История крестовых походов. М., 1998. С. 141.

6. Степаненко В.П. Ишханы Эдессы и внешнеполитическая ориентация города (К интерпретации событий 1083 г.) // АДСВ. Свердловск, 1982. С. 49-50.

7. Мюллер А. История ислама: От мусульманской Персии до падения мусульманской Испании. М., 2004. С. 159.

8. Из хроники Альберта Аахенского «Иерусалимская история» // Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., 1977. С. 88.

9. Runciman S. A History of the Crusades. Cambridge, 1951. Vol. I: The First Crusade and the Foundation of the Kingdom of Jerusalem. P. 204-207.

10. Guibertus S. Mariae de Novigento. Gesta Dei per Francos // P.C.C. Ser.Lat. P., 1853. Vol. CLVI. Col. 729-730.

11. См.: Epistola Boemundi, Raimundi S. Aegidii, Godefridi, Roberti Comitis Northmanniae, Roberti Comitis Flandrensis, Eustachii Comitis Boloniae ad Urbanum Papam // P.C.C. Ser.Lat. P., 1853. Vol. CLI. Col. 551-555.

12. См.: Daimberti Pisani Archiepiscopi, Godefridi Bullonii et Raimundi Comitis S. Aegidii Litterae Encyclicae // P.C.C. Ser.Lat. P., 1854. Vol. CLXIII. Col. 449-451.

13. Runciman S. A History of the Crusades. Vol. I. P. 209-210.

14. Спарапет С. Летопись. Ереван, 1974. С. 65-66; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries: the Chronicle of Matthew of Edessa. London, 1993. P. 177-178; The Damascus Chronicle of the Crusades. Mineola, New York, 2002. P. 50-51.

15. До того, как Балдуин Ле Бург стал графом Эдесским, он занимал пост princeps militiae у Боэмунда Тарентского. См.: A History of the Crusades. Vol. I: The First Hundred Years. Madison, Milwaukee, Wisconsin, 1969. P. 382, 387.

16. Всеобщая история Вардана Великого. М., 1861. С. 139-140; Спарапет С. Указ. соч. С. 69; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 192.

17. Виймар П. Крестовые походы: миф и реальность священной войны. М. [и др.], 2003. С. 133.

18. A History of the Crusades. Vol. I. P. 388-389. В общей сложности это войско составило около 10 тыс. конных турок, арабов и курдов (Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период. М., 1990. С. 75-76), тогда как франки выставили 3 тыс. рыцарей и, возможно, 9 тыс. пехоты (Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II: The Kingdom of Jerusalem and the Frankish East, 1100-1187. P. 42).

19. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 193.

20. Во время осады Эдессы Танкред ночью напал на турецкий лагерь и пленил знатную турчанку из окружения Джекермиша. Последний предложил выкупить ее за 15 тыс. безантов, или обменять на Балдуина Ле Бурга. Не помогло даже вмешательство короля: турчанка была выкуплена, а граф Эдесский остался в плену (Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 45).

21. Beech G. T. A Norman-Italian Adventurer in the East: Richard of Salerno (1097-1112) // Anglo-Norman Studies. Woodbridge, 1993. Vol. XV: Proceedings of the XV Battle Conference and of the XI Colloquio Medievale of the Officina di Studi Medievali, 1992. P. 35-36.

22. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 197.

23. Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. М., 1979. С. 35.

24. Подробнее см.: Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке (1071-1176). Свердловск, 1988. С. 73-74; Степаненко В.П. Княжество Рубенидов в международных отношениях на Ближнем Востоке в 20-30 годы XII в. // ВВ. М., 1986. Т. 55. С. 164-165; Успенский Ф.И. История Византийской империи: Отдел VI. Комнины; Отдел VII. Расчленение империи; Отдел VIII. Ласкари и Палеологи. Восточный вопрос. М., 1997. С. 147-148.

25. Согласно договору, Византия передавала Боэмунду графство Эдесское на правах имперского лена. Подробнее см.: Девольский договор 1108 года между Алексеем Комнином и Боэмундом // ВВ. М., 1962. Т. 21. С. 266-272. Кроме того, текст этого договора можно найти в «Алексиаде» (Комнина А. Алексиада. СПб., 1996. С. 364-372).

26. Beech G. T. Op. cit. P. 38.

27. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 202. Смбат оценивает военную помощь Джавали в 1 тыс. всадников (Спарапет С. Указ. соч. С. 73).

28. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 203-205; The Damascus Chronicle of the Crusades… P. 99-103.

29. Не представляется возможным найти удовлетворительное объяснение этому внезапному отходу франков. Скорее всего, причиной послужила паника, вызванная уходом Танкреда, который первый снял осаду по непонятным причинам (Матвей Эдесский говорит «о заговоре, который замыслили против него (Танкреда. - Е. Г.) прочие предводители»; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 204).

30. Л.А. Семенова в своей работе указывает, что в результате событий 1110 г. погибло более 2 тыс. франков (Семенова Л.А. Указ. соч. С. 11).

31. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 207; The Damascus Chronicle of the Crusades… P. 114-115. Во время осады Телль Башира, когда город уже был близок к сдаче, Жослену удалось посеять в рядах мусульман рознь: «Жослен … обратился к Ахмадилу ал-Курди, и доставил ему подать, и просил удаления оттуда [мусульманского] войска, и тот согласился на это». См.: Камал ад-Дин ибн ал-Адим. Сливки истории Халеба // Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период. М., 1990. С. 137.

32. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 209-211.

33. В 1105-1126 гг. аль-Бурсуки был шихна (представитель, военный губернатор) сельджукидов в Багдаде. О термине шихна (шихие, шихнаки) см.: Семенова Л.А. Указ. соч. С. 71.

34. Камал ад-Дин. Указ. соч.  С. 137-138, 139.

35. Захир ад-Дин Тугтегин (1104-1128) первоначально был атабеком при эмире Дамаска Дукаке ибн Тутуше (1094-1104). После смерти последнего в 1104 г. Тугтегин женился на матери Дукака и стал единолично править Дамасским эмиратом, дав тем самым начало династии Буридов (1104-1154).

36. Виймар П. Указ. соч. С. 193.

37. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 144.

38. В середине 1114 г. Бадр ад-Дин Лулу устроил убийство Альп-Арслана и возвел на престол его шестилетнего брата Султан-шаха ибн Ридвана. Сам Лулу был убит в 1117 г. сторонниками Ак-Сункура аль-Бурсуки.

39. Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. М., 1979. С. 43-44.

40. Segal J. B. Op. cit. P. 235.

41. См. их перечень: Усама ибн Мункыз. Книга назиданий. М., 1958. С. 135.

42. A History of the Crusades. Vol. I. P. 405.

43. В том же году умер и аббасидский халиф аль-Мустазхир (1094-1118) и трон перешел к халифу аль-Мустаршиду (1118-1135).

44. Подробнее см.: Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке (1071-1176)… С. 82-84; Степаненко В.П. Из истории международных отношений на Ближнем Востоке XII в. Княжество Васила Гоха и Византия // АДСВ. Свердловск, 1980. С. 38; A History of the Crusades. Vol. I. P. 405.

45. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 147.

46. Там же. С. 148; A History of the Crusades. Vol. I. P. 412.

47. Племянник Иль Гази Балак ибн Бахрам владел несколькими крепостями близ Мелитены и областью Хандзит с центром в Харберде. До 1122 г. основная угроза, исходившая от Балака, направлена была не столько против Эдессы, сколько против вассального от нее Гаргара. См.: Гусейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1979. С. 39-40.

48. A History of the Crusades. Vol. I. P. 415.

49. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 154.

50. Основываясь на той информации, которую сообщает нам Камал ад-Дин, можно определить, что договор о перемирии заключался между Иль Гази и Балдуином II, выступавшим в качестве регента Антиохии, и касался только Антиохийского княжества. См.: Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 154, 159.

51. Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 159-160.

52. Это создало серьезную угрозу владениям Артукидов в области Дияр Бакыра, где в 1118 г. Иль Гази захватил Майафарикин.

53. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 160; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 228-229.

54. Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 161.

55. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 161-162; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 229.

56. Текст надписи см.: Степаненко В.П. Граф и ишханы Эдессы (конец XI - первая половина XII в.) // АДСВ. Свердловск, 1988. С. 83.

57. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 162-163; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 229-230.

58. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 163-164.

59. Там же. С. 165-166; Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 231-232. На основании данных Камал ад-Дина и Матвея Эдесского можно предположить, что Иса намеревался стать вассалом Жослена и получить от него в управление Манбидж, выплачивая за это дань.

60. Усама ибн Мункыз. Указ. соч. С. 174-175.

61. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 172.

62. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем… С. 89-90.

62. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 175.

64. A History of the Crusades. Vol. I. P. 428-429; Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 180-181.

65. Эта борьба была вызвана целым рядом причин: 1) вражда с потомками Артука ибн Эксеба вела свое начало с основания графства; 2) неспособный самостоятельно защищаться Халеб представлял для франков лакомый кусок; 3) встроенная в систему отношений государств крестоносцев Эдесса не могла игнорировать интересы своего ближайшего соседа и союзника - Антиохии, которая в рассматриваемый период проводила экспансию против Халеба; 4) женитьба на Марии Салернской дала Жослену обоснование претензий на антиохийский престол, поэтому участие в борьбе с Халебом могла значительно поднять его престиж среди антиохийских баронов.

66. Виймар П. Указ. соч. С. 225-226.

67. Между прочим, нисба «ат-Турки» также свидетельствует об этнической принадлежности Занги к тюркам.

68. Перну Р. Крестоносцы. СПб., 2001. С. 94.

69. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 237-238.

70. Семенова Л.А. Указ. соч. С. 79.

71. A History of the Crusades. Vol. I. P. 431-432. В это время в Антиохии пыталась утвердиться Алиса, дочь Балдуина II и вдова Боэмунда II.

72. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 178.

73. Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. М., 1981. С. 17.

74. Будущий иракский султан Гийас ад-Дин Масуд (1134-1152).

75. A History of the Crusades. Vol. I. P. 456-457; Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 194.

76. A History of the Crusades. Vol. I. P. 435, 458; Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 195.

77. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 180-181; The Damascus Chronicle of the Crusades… P. 215.

78. Segal J. B. Op. cit. P. 237.

79. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 238-239.

80. Подробнее см.: Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке… С. 95-101.

81. Там же. С. 114-116.

82. Хониат Н. История со времени царствования Иоанна Комнина: 2 т. Рязань: Александрия, 2003. С. 40-41.

83. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 186-188. Факт нападения Кара Арслана на Эдессу подтверждает и Никита Хониат: «…пришли дурные вести: Едесса (Эдесса. - Е. Г.) окружена персами и находится в опасности жестоко пострадать…» (Хониат Н. Указ. соч.  С. 43).

84. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке… С. 116-117, 122.

85. Там же. С. 121-122.

86. Киннам И. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов (1118-1180). Летопись Великого логофета Георгия Акрополита. Рязань: Александрия, 2003.  С. 27.

87. Ришар Ж. Указ. соч. С. 64; A History of the Crusades. Vol. I. P. 459-460; Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 225-228.

88. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 192.

89. Там же. С. 191.

90. Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем Востоке… С. 126; A History of the Crusades. Vol. I. P. 460–461.

91. Это было связано с новым ухудшением отношений между Антиохией и Эдессой в начале 40-ых гг. XII в. См.: Runciman S. A History of the Crusades. Vol. II. P. 234–235.

92. Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries… P. 243.

93. Ibid. P. 243-244; Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца // ППВ. М., 1982. С. 17-19; Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 192.

94. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 193.

95. Там же. С. 193.

96. Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1982. С. 19.

97. The Damascus Chronicle of the Crusades… P. 274.

98. Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1982. С. 20.

99. Там же. С. 21. И Рейнальд, и Балдуин были одновременно вассалами Эдессы по Кесуну и Антиохии по Марашу.

100. Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1982. С. 23. В.П. Степаненко считает, что это было признание Жосленом своего вассалитета от Нур ад-Дина (Степаненко В.П. Византия в международных отношениях на Ближнем… С. 135).

101. Nicholson R. L. Joscelyn III and the Fall of the Crusader States, 1134-1199. Leiden: E. J. Brill, 1973. P. 24.

102. Гуссейнов Р.А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1982. С. 28; Спарапет С. Указ. соч. С. 92-93.

103. Nicholson R. L. Op. cit. P. 26-27.

104. Договор 1128 г., мир с Суваром 1143 г., союзный договор с Кара Арсланом.

105. Неизвестный автор Заморья, живший во 2-й пол. XII в., в своем трактате оценил боевые качества местного населения следующим образом: «Еще есть сирийцы, к оружию не приученные и по большей части отращивающие себе длинные бороды … А еще есть армяне, с оружием мало знакомые…» (О земле Иерусалимской и ее обитателях // Горелов Н. Царствие Небесное: Легенды крестоносцев XII-XIV веков. СПб., 2006. С. 143).

106. См.: Morony M. G. Michael the Syrian as a Source for Economic History. URL: http://syrcom.cua.edu/Hugoye/Vol3No2/HV3N2Morony.html#FN42. (дата обращения: 28.07.2011).

107. См.: Nicholson R. L. Op. cit. P. 4-5; Segal J. B. Op. cit. P. 240-243.

108. Эту перемену в отношении местного населения, особенно сирийцев, к Жослену можно проследить по хронике Михаила Сирийца. После 1146 г. меняется набор эпитетов, которыми автор награждает графа: «нечестивый Жослин», «презренный Жослин» (Гусейнов Р. А. Из «Хроники» Михаила Сирийца. М., 1982. С. 20, 26). Отношение к нему яковитов окончательно испортилось, когда в 1148 г. нуждающийся в средствах граф разорил знаменитый монастырь бар-Саумы.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/6-grafstvo-ehdesskoe-i-musulmanskie-gosudarstva.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК