Главная » Кампании и сражения Реконкисты » Битва при Фраге (17 июля 1134 г.)

Битва при Фраге (17 июля 1134 г.)

М.В. Нечитайлов, к.и.н.

Битва при Фраге оказалась беспрецедентной катастрофой для христиан и сокрушительным поражением Альфонсо I Воителя, короля Арагона.

В 1120 г. «один из королей франков ал-Андалуса, по имени Ибн Радмир, … нанес мусульманам совершенное поражение…» [1]. Так описывал в XIII веке Изз ад-Дин Абу-л-Хасан Али б. Мухаммад ал-Шайбани, известный как Ибн ал-Асир из Мосула, один из величайших арабских средневековых историков, деяния Альфонсо I Воителя, короля Арагона, и его крупнейшую победу над мусульманами Испании при Кутанде. «Теперь сей король был воинственным и отважным мужем, сражавшимся во многих битвах, и побеждавшим в них, и нанес немало урону сарацинам. В конце концов, он осадил град Фрагу близ Лериды…» [2].

После 1120 г. Альфонсо I занимался в основном делами в Южной Франции (в 1130-1131 гг. он будет осаждать Байонну), совершил надолго запомнившийся современникам победоносный рейд в ал-Андалус (1125-1126 гг.) [3], одержал победу в крупном сражении под Валенсией (1129 г.). Для войны с маврами король основал военно-религиозные братства Бельчите (около 1122-1123 гг.) и Монреаль-дель-Кампо (около 1128-1130 гг.) [4]. Каких-либо серьезных территориальных приобретений Альфонсо не добился, но и мурабиты пока что не могли одержать успех в борьбе с арагонцами. За это Арагону пришлось дорого заплатить: в отношениях с Леоном-Кастилией и Каталонией (особенно после брака дочери графа Рамона Беренгара III и Альфонсо VII) Воитель постоянно уступал агрессии соседей-христиан, лишившись всех владений в Кастилии, а на восточной границе - Монсона в Рибагорсе (отбит, впрочем, к 1130 г.) [5].

Но при этом Арагонец никогда не забывал о Реконкисте. В своем знаменитом завещании 1131 г. Альфонсо, осаждая тогда Байонну, роняет примечательную фразу: «И если Господь даст мне Тортосу, вся она отойдет (ордену) Госпиталя в Иерусалиме» [6]. Эти слова раскрывают желание короля отвоевать оставшиеся под контролем мурабитов земли нижнего бассейна Эбро [7]. Время для похода пришло не сразу, но к концу 1132 г. государь Арагона, Памплоны, Собрарбе и Рибагорсы счел, что настало время свести счеты с Леридой и Фрагой, лежавшими на его пути в Тортосу [8]. Тем более что на эти владения уже поглядывал с вожделением граф Барселонский Рамон Беренгар III [9] - постоянная угроза планам арагонского монарха на восточной границе. Альфонсо, как обычно, созвал (в Сарагосе) внушительную рать из нобилей Южной и Северной Франции, Арагона и Наварры: «Он собрал большое войско из своей страны и из Гаскони. Попросив совета у своих магнатов относительно способа возвеличить свою власть, он объединился с отрядом отважных и стойких людей... Многие другие крепкие мужи - союзники-французы и многие другие иностранцы пришли в его войско» [10].

В этой кампании приняли участие нормандец Робер Бюрде (государь Таррагоны), Гарсия Рамирес (будущий король Наварры), Эмери де Нарбонн [11], Бертран де Лаон, епископ Уэски и Хаки (1130-1134) Арно-Додон и Фортун Гарсес Кахаль (влиятельный арагонский магнат) [12]. Памятуя о былых неудачах, Альфонсо пошел на хитрость. Он решил отрезать оба города от помощи, которая могла прийти по реке [13], а также облегчить переброску собственных войск. Для этого он создает собственный флот - точнее, видимо, что-то наподобие речной флотилии, суда и плоты которой были выстроены в горах Сан-Мильяна (Риоха) в ноябре 1132 г. («anno quod rex Aldefonsus Santionis filius faciebat suas buzas et galeras per ire in Hispania...»). Арагонские корабли поднялись вверх по Эбро до Орта-де-Сан-Хуан, всего примерно в полусотне километров от Тортосы, и заняли эту деревню к январю следующего года [14]. В то же время Альфонсо начал осаду Мекиненсы (в 40 километрах южнее Лериды, прикрывавшей место впадения Синки и Сегре в Эбро) и Фраги (примерно в 30 километрах на юго-запад от Лериды) - передовых крепостей иберийского Ислама.

Именно под Фрагой («in villa que vocitant Fraga in illo assitio») [15] фиксируют пребывание короля его грамоты, подписанные в январе 1133 года. С ним были епископы Уэски, Сарагосы, Тарасоны, Памплоны, Роды и Нахеры два аббата (Додон из Сан-Хуан-де-ла-Пенья и Дюран из Сан-Викториана), сеньоры Гарсия Рамирес, Фортун Гарес Кахаль, Сентуль де Беарн, Ато Гарсес, Санчо Яньес, Фортун Лопес, Педро Тисон и другие. Кто именно вел осаду Мекиненсы, неясно, но там должна была находиться немалая часть войска, учитывая, что с взятием ее блокада Лериды и Фраги неизбежно усиливалась, и подкрепления по воде с трудом доходили бы до осажденных городов, даже пробившись через арагонский аванпост в Орте. Неслучайно в марте 1133 г. снова говорится о галерах и судах короля, но спущенных в воды Эбро уже в Сарагосе, «дабы отправиться в Испанию» [16]. Возможно, что именно под Мекиненсу были направлены усилия короля, тогда как под Фрагой он только разведывал местность [17] и отвлекал внимание мусульман.

Фрага (Ифрага) считалась хорошо укрепленным городом, а ее жители - отважными защитниками. Город никогда ранее не был взят врагами. Любопытная деталь - особенность местности под городом заключалась в большом количестве пещер и подземных ходов, где укрывались крестьяне при нападениях неприятеля. Проход туда, узкий вначале, затем расширялся и разветвлялся, что очень напоминало норы. Строительство таких убежищ считалось делом богоугодным, на него даже выделялась доля имущества при составлении завещаний. Обрывистая местность и естественная преграда на пути захватчиков - русло Синки, а также система сообщающихся между собой средствами коммуникации крепостей на востоке, все это способствовало обороне региона [18]. «Стояла Фрага на берегу реки Синки в стране, где в древности обитали племена, что звались илергеты, укрепленная с другой стороны реки склоном и косогором. И та гора была вытянутой и имела горную цепь с севера на юг; и с каковой стороны содержала многочисленные хребты - очень высокие и столь выпрямленные, что прикрывали и охраняли место так, что никакая мощь не могла покорить его. Со стороны реки она стояла в столь узком и тесном месте, что всякий склон со стороны реки был обрывом, и подъем по такому откосу - таким узким, что его могли оборонять очень немногие (против многих)», - позднее напишет Сурита [19].

Мавры оборонялись умело и отважно, в чем необходимо видеть заслугу Абд Аллаха б. Ийада, каида (военачальника) Лериды. Именно благодаря его талантам Фрага держалась более полутора лет и стала, наверное, крупнейшим напряжением сил Арагона после взятия Сарагосы. Хронист XIII в. Бернат Десклот приписывает неудачу при Фраге предательству некого арагонского «рыцаря, который был большим злодеем, и грабил на дорогах, и причинил немало ущерба королю». Решив отомстить королю, он и предупредил «короля сарацин, сеньора города» Фраги [20], предложив одновременно ему план, как разгромить осаждающих [21]. Но, думается, к тому времени любой нормальный правитель догадался бы о цели Альфонсо: формирование большой армии скрыть было невозможно, цель же похода - очевидна.

Осада была нелегкой для обеих сторон. До нас дошло несколько завещаний, составленных арагонцами, и даже сам король счел нужным подтвердить свою духовную грамоту. Епископ Роды и Барбастро Пьер-Гийом 18 июня 1134 г. тоже составил свое завещание «при осаде Фраги, боясь, как бы не постигла меня нежданная кончина» [22]. Под городом постоянно завязывались бои, однажды мавры едва не захватили королевского коня, бродившего без привязи, который был спасен двумя отважными братьями из войска Альфонсо [23]. Иногда эту «batalla de Fraga» в июле 1134 г. считают злосчастной июльской битвой, в которой были разбиты арагонцы. Но скорее речь идет о (очередной) неудачной попытке Абенгании выручить Фрагу (см. ниже). Есть мнение [24], что в январе 1133 г. Фрага могла быть временно занята арагонцами. Из трех грамот, подписанных в этом месяце, первая говорит об осаде города, тогда как в двух других (обе, однако, могут быть подделками) [25] значится - «во Фраге» (in Fraga). Далее в 1133-1134 гг. встречаются только обороты «над Фрагой» (super Fraga), «при осаде Фраги» (in obsidione de Fraga), или «под Фрагой» (apud Fragam) [26]. Но на это можно возразить, что по меньшей мере четыре документа той же осадной «серии» (16 августа, сентябрь и октябрь 1133 г., 14 июня 1134 г.) тоже подписаны «in Fraga», «in Fragra (sic)» или «in villa Fraga» [27]. Тем не менее, грамота от 14 июня 1133 г. (Монтеарагон) была составлена «в год, когда Альфонсо взял Мекиненсу и Фрагу» [28]. К сожалению, текст ее до нас не дошел, но все же можно думать, что нет серьезных оснований говорить о каком-либо захвате Фраги, даже временном.

Еще в июне 1133 г. пала Мекиненса [29]. Осада ожесточила Альфонсо: горожане изначально отказались (видимо, во время переговоров нанеся также словесные оскорбления королю) сдаться и мирно уйти со своим имуществом, поэтому, пишет Ордерик, после трехнедельной осады (явная неточность), отважный монарх взял штурмом внешние укрепления. Когда мавры предложили королю сдать внутренние стены в обмен на право свободного выхода, тот ответил отказом и с помощью осадных машин взял замок («очень прочный», по словам Суриты), где велел отрубить головы схваченным «язычникам», наведя этим ужас на всех их соседей [30]. С захватом Мекиненсы земли южнее Эбро между реками Альгас и Матарранья оказались в руках христиан. В то же время сложившаяся ситуация не устраивала альморавидского наместника Мурсии и (после смерти Йиддара б. Варки) Валенсии, воинственного Йахйа б. Али б. Ганийу [31]. Жители Фраги (осаду которой король возобновил лично с августа) написали ему, прося выслать в город провизию, которой у них осталось мало, угрожая в противном случае сдаться арагонцам [32]. Кастильская хроника говорит, что «бывшие внутри (Фраги) Альморавиды и агаряне хотели сдать город королю, чтобы тот отпустил их с миром. Однако, условия показались ему неприемлемыми. Господь ужесточил его сердце, чтобы он неизбежно потерпел неудачу. Предначертано было случиться этому, поелику он принес немало несчастья христианам в Леоне и Кастилии. С арагонским правителем случилось то же несчастье, на которое он обрекал христиан. Он замышлял захватить город и перебить там всех знатных сарацин. Он хотел пленить их жен и детей, и поклялся королевским словом забрать себе все их богатства» [33]. Сходно повествует об этом событии и Ордерик Виталий: «Ибо горожане града Фраги, который осаждал король, в котором укрылись все злодеи, язычники или лже-христиане [34], боясь столь благородного государя и его непреодолимых усилий и войска христиан, знаком креста отмеченных [35] и непобедимой доблестью укрепленных, попросили мира и обязались подчиниться ему на определенных условиях. Он же решительно отказался вступать с ними в соглашение, пренебрег получением ежегодной дани с них, и, пригрозив, что продолжит осаду их, подтвердил слова клятвой. Услышав про это, сарацины, с жестокого отчаяния, разгневавшись, снова отправили посланников к Али, королю Африки, и к прочим королям, князям и людям, в такой опасности всячески помощи себе добиваясь» [36].

Итак, источники соглашаются в том, что король, по неизвестной причине (возможно, рассчитывая на добычу, или будучи разгневан некими поступками горожан), отказался пойти на компромисс и тем самым совершил большую ошибку. Действительно, мавры Фраги, по примеру Сарагосы, могли мирно сдаться христианам, убравшись со своим имуществом восвояси. Тем более, что после сдачи той же Сарагосы все мусульмане знали, что король в соглашениях с побежденными всегда держит твердо свое слово. Но Альфонсо отказался принять условия горожан (почему, остается загадкой - надеялся поживиться их богатствами?) и, в результате, сам накликал на себя беду. Поскольку жители обратились за помощью к Альморавидам, и Ибн Ганийа, или Абенгания, как его называли христиане, организовал контрнаступление [37]. Он «собрал множество Альморавидов и агарян (multos Moabites et Agarenos), и пришел под Фрагу (in Fragam), чтобы сразиться с королем Арагона. Он был дважды побежден, и бежал с поля боя, оставляя христианам многочисленную добычу» [38]. Из документа известно, что в феврале Альфонсо выдержал под Фрагой (fecit rex batalia cum illos almorabides in Fraga) [39] сражение с Альморавидами. Но, в целом, несмотря на все усилия (хроника говорит о двух поражениях Абенгании под Фрагой - первая битва, вероятно, имела место в январе) [40], Абенгания так и не сумел прорвать блокаду. Ибн Изари говорит, что в 528/1134 г. он опустошил границу и отступил (с добычей, но отпустив пленников) при известии о приближении противника [41]. Возможно, речь идет о другом маневре Ибн Ганийи, пытавшемся всячески отвлечь христиан от Фраги.

Французская хроника приводит описание сражения в 1122 г. (читай, 1133 или 1134 г.) [42], которое, на первый взгляд, совершенно идентично тексту Ордерика Виталия. Однако, нормандский рыцарь (Normannus eques) Робер Бюрде/Борде из Кюлле (ум. после 1155 г.) действительно существовал, был сеньором (princeps) Таррагоны с 1129 г., в 1130 или 1131 г. вернулся в свой фьеф с новыми воинами, набранными у себя на родине. И вполне вероятно, что он (как бывший человек графа Ротру II де Перш, состоявшего на службе Альфонсо I) мог отправиться на помощь арагонцам и принять участие в одном из сражений под Фрагой (хотя, вероятно, его не было там при решающем поражении христиан 17 июля). Своевременное прибытие его отряда могло оказать решающее влияние на исход очередного боя с Абенганией и, уже в приукрашенном и весьма преувеличенном виде, попасть на страницы хроники Канского монастыря… [43]

Помощь могла прийти к осажденным только с моря, от Тортосы, или с востока, от Лериды. Чтобы помешать переброске вражеских войск по реке, Альфонсо, как уже сказано, выстроил суда, а для отражения нападения по суше - разбил лагерь восточнее (?) Фраги, где и расположил свою армию. О том, насколько эффективной была эта система, можно судить по тому, что она выдерживала все попытки снять осаду города - до решающего часа. Известно, что штаб-квартира осаждающих находилась в деревне Пуэйо-де-Альманарелья (февраль 1134 г.) [44]. Безусловно, личное присутствие короля при осаде не всегда было обязательно - так, 29 апреля 1133 г. он находился в Памплоне вместе с епископом Уэски [45]. (Но именно этот документ, несомненно, подделка [46].) Подкрепления в лагерь осаждающих поступали, скорее всего, водным путем: по Эбро от Сарагосы, или же вниз по Синке от Монсона и Сариньены, либо от Барбастро и Уэски.

Перелом наступил в июле 1134 года. Запись в книгах кафедрального собора Калаорры [47] гласит: «17 июля бежал король Арагона, его большое войско было истреблено измаильтянами». Другой, частный документ из Калаорры (от 16 августа) [48], был составлен «после того большого и злого избиения христиан при Фраге, где почти всех их предали мечу, весьма немногие же, безоружные, с трудом бежали вместе с королем, в день третий, праздник святых Юсты и Руфины». Итак, дата битвы - 23 Рамадана 528 г.х. - 16 календы августа 1172 г. Испанской эры - 17 июля 1134 г. от Р.Х. - праздник святых Юсты и Руфины [49]. В некоторых хрониках - 15 июня [50], что ошибочно. В этот день была снята осада Фраги, мусульмане одержали победу, а арагонцы понесли поражение.

«Там, не мощью сарацин, но скорее коварством их, и с дозволения Господа, он [Альфонсо], говорят, был убит маврами, когда неожиданно вышла рать сарацин из города, впустившего их без ведома короля и его воинства. Другие полагают, что он избежал этого несчастья, хотя большая часть его войска была истреблена вражескими мечами, о чем свидетельствует груда костей, которая еще и сегодня является глазам зрителей в некой церкви в городе Фрага» [51]. А вот как оценивает это событие мусульманская сторона: «Аллаху, однако, угодно было избавить мусульман от злодеяний демона; ибо, когда он осаждал Фрагу, крупный город Сагра [Пограничья, Марки], военачальник Альморавидов поспешил на помощь осажденным, разгромил мусульман и убил Альфонсо. Это случилось в 528 году» [52].

Для мавров это действительно был последний шанс снять осаду Фраги. Ибн ал-Каттан говорит, что Ибн Ганийа снарядил обоз с продовольствием, собрал войска, одарил их (по старой традиции, воинам перед походом раздавали денежные награды) и объявил, что собирается встретиться с Альфонсо в бою. Тогда один из его приближенных спросил его: «Ты отправляешься в поход с этим войском, единственной армией, которая имеется у мусульман ал-Андалуса. Как ты потом придешь к Али б. Йусуфу, если будешь разбит?» «Он поступит со мной так, как пожелает», - был ответ [53]. Действительно, серьезная нехватка живой силы у мусульман означало то, что, хотя эта армия и не была единственной, ее поражение означало бы неминуемую потерю Фраги, а за ней и Лериды. Наконец, отметим, что, согласно Ибн ал-Асиру, «Ташфин отправил Зубайра б. Амра ал-Ламтуни, наместника Кордовы», против Альфонсо. Йахйа и Ибн Ийад из Лериды, похоже, состояли в подчинении у него [54]. Но фактически верховным вождем был, конечно, Ибн Ганийа [55]. Он же, несомненно, установил боевой порядок: авангард (Ибн Ийад), за ним отряд Ибн Ганийи, обоз с провиантом и арьергард (Зубайр) [56]. Абенгания принял построение по эшелонам: каждая баталия шла друг за другом и вступала в бой одна за другой. «Зубайр и все вожди, находившиеся там с ним, были людьми очень храбрыми», - заключает свое описание построения мавров Ибн ал-Асир [57].

Эта версия, основанная на мусульманских источниках, вызывает больше доверия, нежели предложенная Ордериком [58]. Согласно этому автору, военачальниками мавров были сын короля Марокко Букар-Али (Buchar Halis - т.е. Ташфин!), ал-Мамун из Кордовы (Alamimon; очевидно, искаженное Амр ал-Ламтуни) и Алькария (Alcharias) из Альмерии. С ними были прочие магнаты Ливии и Испании, многие рыцари и их сторонники. Далее, утверждает он, мавры разделились на пять баталий, или колонн (acies) [59], причем первая «сопровождала двести верблюдов, загруженных провизией и всякими необходимыми вещами, чтобы снабдить осажденных и чтобы нищие христиане сразились с первым отрядом, жаждая добычи. Прочие же фаланги, поодаль размещенные, укрылись в засаде, осторожно выжидая, чтобы напасть на (христиан), преследующих бегущих (мавров)». Версия о скрытном расположении мусульманских полков прослеживается и в «Хронике Альфонсо Императора» [60]. Но, несомненно, хронисты принимают за них жителей Фраги, действительно внезапно атаковавших христианский лагерь. Крайне сомнительно и то, что обоз (хотя сама цифра 200 верблюдов выглядит вполне достоверной) был отправлен вперед - безусловно, он двигался в конце походного порядка [61].

По словам «Хроники Альфонсо Императора» [62], «Абенгания сарацин, собрав Альморавидов заморских, арабов (gentem transmarinam Moabitarum, et Arabum), царей Кордовы, Севильи, Гранады, Валенсии [63] и Лериды, и всех людей с этой стороны моря, и несметные тысячи тысяч, как пехотинцев, так и лучников, созванные посланцами Абенгании, явился под Фрагу». Следовательно, армия состояла из постоянных наемных гарнизонов городов и замков различных областей ал-Андалуса [64] (берберы и испанские мусульмане - «агаряне»), джунда, усиленных прибывшими из Африки берберами-мурабитами и арабами-наемниками [65]. В данном случае, это были всадники, пехотинцы и лучники наместников Кордовы, Валенсии, Мурсии и Лериды [66]. Общая численность армии составила 2000 всадников Зубайра, 200 всадников - из Лериды (типичный городской контингент) [67] и 500 - с Ибн Ганийей [68]. С учетом выполнявшей второстепенные задачи, но многочисленной пехоты (допустим, гипотетически 3000 чел., оставшихся у Ибн Ганийи после длительной кампании) и охраны обоза (еще, скажем, примерно 300 чел.), можно определить численность войска мусульман под Фрагой предположительно в 6000 человек. По сравнению с массовыми ополчениями эпохи Кутанды это было войско небольшое [69], но профессиональное и мобильное, возглавляемое одним из лучших полководцев Альморавидов.

Что касается армии христиан, Альфонсо, не ожидая нападения, распустил часть своих сил. «Многие арагонские нобили и многие другие рыцари уже ушли из лагеря по приказу короля и находились в Арагоне, чтобы уладить свои дела, а потом вернуться в лагерь. И они не участвовали в битве» [70]. Численность осаждающих определить еще сложнее, чем мусульманской армии. В целом, судя по всему, соотношение конницы и пехоты у арагонцев в полевых армиях Альфонсо составляло 3:1 (1111, 1125 гг.). Рыцарей же оказалось под Фрагой, по одним известиям, 300 («Cronica de los estados peninsulares», начало XIV в.) [71], по другим - 400 всадников (хроника Х. Суриты, XVI в.) [72]. Всё это источники позднего происхождения, но более ранний Ибн ал-Асир уверен, что с Альфонсо было 12000 (совершенно абсурдная оценка) всадников [73].

Осадная операция требовала привлечения значительного числа пеших воинов. Известно, что на стороне Альфонсо сражались «семьсот отважных пехотинцев королевских, защищавших государя в походе» («Хроника Альфонсо Императора») [74]. Очевидно, это не вся пехота, но лишь ее отборная часть. Думаю, можно определить общее количество христианских пехотинцев под Фрагой предположительно в 2000 чел. Интересно, что, если верить Десклоту, для осады Фраги епископ Сарагосы обещал королю 100 рыцарей и 2000 пехотинцев [75].

Ясно одно - армия осаждающих насчитывала в лучшем случае немногие тысячи людей, и еще меньше комбатантов. По словам «хроники Сан-Хуан-де-ла-Пенья» [76], «король Арагона отправил (гонцов) по всем тем землям и разослал послания свои по королевствам Арагона и Наварры, чтобы все его вассалы приходили под Фрагу, куда он сам явился с тремястами всадниками. Мавры же задумали сразиться с ним прежде, чем придут (к нему) люди в большом количестве».

Кто входил в состав войска Альфонсо? Если взять период с октября 1133 г. по август 1134 г., то за это время сохранилось 11 грамот короля с подписями свидетелей. К осаде Фраги имеют непосредственное отношение восемь из них. Это № 270 (октябрь 1133 г.), 272 (январь 1134 г.), 275 (25 февраля 1134 г.), 276 (25 мая 1134 г.), 277 (14 июня 1133 или 1134 г.), 278 (июнь 1134 г.), 279 (июль 1134 г.) и 280 (июль 1134 г.) по публикации Х.М. Лемы Пуэйо. Еще две хартии (№ 273-274) датированы февралем 1134 г. и упоминают о битве под Фрагой или об осаде города, но, видимо, были составлены в Арагоне. Наконец, последняя грамота (№ 281 - копия XII в.) была дарована донье Тоде в августе 1134 г., уже после сражения, в ходе осады Лисаны, и позволяет представить масштабы потерь арагонцев [77]. Итого, восемь документов. К сожалению, оригиналами из них можно считать только две дипломы (№ 275, 279). Еще три дошли до нас в поздних копиях (№ 270 – 1501 г.; № 280 - 1347 г.; № 277 - XIII в.). Происхождение остальных документов неизвестно, что значительно снижает степень их подлинности.

На основании этих источников можно составить следующий перечень участников осады летом 1134 г. и сражения при Фраге [78]:

Епископы (2 убитых [79] из 6). Барбастро и Рода: Пьер-Гийом (убит). Нахера: Санчо (арагонец?) [80]. Памплона: Санчо де Лоросса (арагонец). Сарагоса: Гарсия де Махонес (арагонец, 1130-1135). Тарасона: Мигель Аснарес (арагонец, ум. 1151/1152) [81]. Уэска и Хака: Арно-Додон (1130-1134; убит).

Графы (1 убитый из 3). Арнальдо Мир де Пальярс, сеньор в Фантобе. Ротру II де Перш (ум. 1144), сеньор в Туделе (с 1123 г.). «Виконт» Сентуль V де Беарн, сеньор в Сарагосе и Ункастильо (убит) [82].

Магнаты (7 убитых из 15). Ато Гарсес, сеньор в Барбастро (убит?). Гонсало Перес, сеньор Алагона [83]. Капос, сеньор в Калаорре. Кастан, сеньор в Бьеле, Агуэро и Чаламере (1110-1137) [84]. Лопе Бласк, сеньор в Помаре [85]. Лопе Кахаль [86], сеньор в Нахере (убит). Лопе Лопес, сеньор в Сосе и Калатаюде (1130-1141). Лопе Санчес, сеньор Бельчите. Лопе Эхеменес, сеньор в Луэсии и в Эстелле, племянник Педро Тисона (убит?) [87]. Педро Гаусперт, сеньор в Сан-Эстебан-де-Литера (убит?). Педро Мир де Энтенса, сеньор в Бенабарре (убит?). Педро Тисон, сеньор в Эстелле (убит?) [88]. Санчо Яньес, сеньор в Уэске (1117-1134) [89]. Фортун Дат [90], сын Ато Гарсеса, сеньор в Барбастро и Пиракесе. Фортун Лопес, сеньор в Сории (убит?) [91].

Интересно, что грамоты, за редким исключением, не фиксируют пребывания под Фрагой тех многочисленных военачальников, прелатов и сеньоров, которые перечислены в хрониках (11 убитых из 13). Гарсия Рамирес [92]. Ги де Лон, епископ Лескара (пленен) [93]. Дюран, аббат Сан-Викториана (убит) [94]. Гарсион (Гарсия) де Габескан, или Адрамис (убит) [95]. Бертран де Лаон, с 1121 г. граф де Каррьон (убит) [96]. Фортунель де Фоль (убит). Раймундо де Талар (убит) [97]. Ожье (Оже) де Мирамон (убит) [98]. Кальвет де Суа (убит) [99]. Эмери II, виконт де Нарбонн (убит) [100]. Родриго Астурийский (убит) [101]. Дон Гомес де Луна (убит) [102]. Лопе Иньигес, сеньор Мекиненсы [103]. Робер Бюрде сражался в начале года под Фрагой, но в решающем сражении, очевидно, не участвовал. Об участии в битве каталонца Гильема Рамона II де Монкада, «Сенешаля», спасшегося с несколькими рыцарями (благодаря тому, что у них были быстрые кони), сообщает только Десклот [104]. Однако участие видного вассала графа Барселоны в арагонском предприятии выглядит сомнительным.

Итог таков. Из 39 упоминаемых в источниках лиц, 23, видимо, были убиты в сражении, а один оказался в плену. Безвозвратные потери, следовательно, составили большую часть командного состава армии, хотя основной урон понесли, похоже, французские вассалы Альфонсо, его старые соратники. Огромные потери были и среди простых воинов: «почти истреблены они были» [105]. Сохранилось несколько имен этих тружеников войны. В февральских (?) сражениях под Фрагой отличились сыновья доньи Ории Дат де Баньеролы (смотрительницы королевского «зоопарка») - Датонетес и Лопе, как раз и сыскавшие королевского коня [106]. Другая грамота была жалована 25 мая Лопе Фортуньонесу де Банастро (фигурирует среди свидетелей первой грамоты как родич Лопе Сертоса де Лерда?) за отличие при покорении Мекиненсы. Постановление короля, подтверждающее решение его администрации в Сарагосе, засвидетельствовали в июне «Арнальдо Дираг, и Санчо Яньес, и Гарсия Иньигес, и Гонсало Перес свидетели во Фраге» [107]. Вассал или приближенный «виконта» Сентуля де Беарна по имени Химено Гарсес де Ункастильо удостоился королевского пожалования (грамота, однако, дошла в виде безграмотной копии) в том же июне. За должную службу под Фрагой «и многих других местах» в феврале был награжден Гарсия Кальво де Сардас [108].

Об осаде Фраги и битве под ней, ее значении для христианской Испании, до нас дошло много известий, причем несколько на удивление подробных - хотя, к сожалению, преимущественно заполненных легендами и выдумками. Это Ибн ал-Асир, Ибн ал-Каттан, «Церковная история» Ордерика Виталия и «Хроника Альфонсо Императора». Некоторые детали доносят также ал-Химйари, «Латинская хроника королей Кастилии», Бернат Десклот, «Хроника Сан-Хуан-де-ла-Пенья» и Сурита. Высказывалось мнение, что образ сражения под Фрагой повлиял на описание поражения христиан Вивьена при Ларшане в старофранцузском эпосе «Алисканс» [109]. Наиболее сдержанное описание сражения включил в свой «Полный (свод) истории» Ибн ал-Асир, но, не зная место расположения христианского лагеря [110] и точную численность сражающихся (хотя некоторые догадки приведены выше), сложно восстановить ход сражения. Тем не менее, попытаемся проделать это.

На рассвете 16-х августовских календ (17 июля 1134 г.), дозорные короля (vigilae Regis), днем и ночью охранявшие лагерь, присмотревшись, увидали надвигающиеся полчища сарацин [111]. Побежав в лагерь, они оповестили короля. Альфонсо повелел архиепископам, военачальникам (Principibus), рыцарям и пехотинцам, бывшим в лагере, готовиться и вооружаться, дабы защищать себя и лагерь [112].

Мусульманские источники говорят, что при виде пришедшего войска мусульман, жители Фраги оживились, а Альфонсо вышел навстречу Альморавидам [113]. «Презирая всех явившихся мусульман, он сказал своим людям: „Идите и примите этот дар [обоз с провизией], который прислали нам мусульмане“. Охваченный гордыней, он выслал вперед большой отряд из своего войска» [114]. Сходно с мусульманской традицией излагает события Ордерик Виталий. По его мнению, Альфонсо, «услышав, что несметное множество язычников явилось на него, созвал князей христианского войска, доблестно призвав их к бою... Король Альфонсо, узрев первую баталию, что вела загруженных провиантом верблюдов, приказал графу Бертрану вначале с ними вступить в бой [115]. Бертран сказал ему: „Государь, давайте пропустим первых, поскольку на подступах к городу мы лучше готовы и на них, столь загруженных добычей, нападем и осторожно от вражеских засад войска наши защитим. Однако следующих за ними соратников их мы подождем и охотно встретим в бою“. Тогда разгневанный король воскликнул: „Где доблесть твоя, отважный граф? Никогда до сего дня ты не проявлял такой робости“. При этих словах смелый граф покраснел и решительно устремился на язычников со своими воинами» [116].

Однако, отметим, что «Хронике Альфонсо Императора» такой безрассудный порыв короля неизвестен - в изложении автора, Альфонсо держит все силы в лагере до определенного момента, отражая натиск врагов. «Божественным правосудием позволено было полкам моавитян и агарян в боевых порядках окружить лагерь. Они начали бой и метали в них (христиан) многочисленные копья, стрелы, дротики (tela) и камни, убив многих людей и животных. Видя это, епископы, клирики и весь христианский люд начали просить Господа, дабы исторг он их из рук сарацинов и не вспомнил о грехах короля и предков его. Но отвергли грешников, Господь не воззвал к их молитвам. Архангел Гавриил, верховный Посланник Господа, не донес их (прошения) до Суда Христова. Не послал Господь и Михаила, Владыку небесного воинства, на помощь им в битве» [117]. Как видим, воззвание к Господу и святым не всегда имело положительный эффект для грешников…

Но по другой традиции (арабские авторы, Ордерик), посланный королем из лагеря отряд столкнулся с авангардом (его вел Ибн Ийад). Едва христиане приблизились, как «Ибн Ийад набросился на них и обратил их в поражение. Христиане были опрокинуты друг на друга, и множество их лишились жизни» [118]. Но, учитывая, что у Ибн Ийада было всего 200 всадников, масштаб авангардного сражения приобретает менее эпический характер. Если верить Ордерику (что нежелательно), авангард «тотчас показал спину, и с несметными полчищами, следовавшими за ними, побежал». Но тогда отряд графа Бертрана был атакован «бесчисленными фалангами», укрывающимися в засаде, «и пали Бертран с Эмери, Родриго и Сентулем и со многими рыцарями» [119].

Возможно, высланный против мусульман отряд должен был прикрывать развертывание главных сил в боевые порядки. Как бы то ни было, случилось ли это следом за разгромом Бертрана или же после обстрела противником лагеря, но Альфонсо покинул свой стан и вступил в генеральное сражение. Дальнейшие события в источниках излагаются в целом сходно. «Военачальники, все воины и епископы, видя, что не смогут выдерживать бой в лагере, вышли из него, чтобы противостоять (врагам) в открытом поле. Начался ожесточенный бой. Но пока они сражались, другие полки язычников, что скрывались (in occulto), вышли с тыла и начали атаковать лагерь и они сравняли его с землей, захватив золотую раку, где была частица Истинного Креста, и другие вышеописанные ларцы. Захвачена была и часовня короля, и королевский шатер обрушен на землю. Вышеупомянутый епископ Лескар, священники, монахи, весь клир, весь простой люд, бывший в лагере, и двор короля (familia Regis) попали в плен» [120].

Мусульманские источники подтверждают картину боя: «Тогда бой стал всеобщим; Ибн Радмир отправился вперед сам с остальными своими воинами. Христиане гордились своей численностью и воинственным нравом. Ибн Ганийа и Ибн Ийад устремились в середину их строя [«атаковали по фронту»]; нападали с яростью, и борьба стала ожесточенной; множество франков было убито» [121]. В этот момент, по словам Ибн ал-Асира и Ибн ал-Каттана, горожане открыли ворота города и атаковали лагерь христиан, разграбив его полностью, после чего вернулись во Фрагу [122]. Следовательно, речь идет не о засадных полках (которых просто не было), но о вылазке жителей Фраги, включая даже женщин и детей [123]. «В этих условиях жители Фраги сделали вылазку, мужчины и женщины, дети и старики, и отправились в лагерь христиан. Пока франки были заняты, оказывая сопротивление войску мусульман на поле боя, женщины Фраги захватили все, что находилось в их лагере - провиант, снаряжение, машины, оружие, и отнесли все в город» [124].

Итак, пока Ибн Ийад и Ибн Ганийа (700 всадников, не считая пехоты - это снова указывает на малочисленность противостоящих им христиан) в ожесточенном бою отражали атаку Альфонсо в поле, удачная вылазка горожан лишила арагонцев их укрытия в тылу - лагеря. Разумеется, нельзя исключать того, что данный маневр не был произведен спонтанно, но заранее предусмотрен Ибн Ганийей. Мурабиты повторили маневр, принесший им победу при Заллаке и не раз повторявшийся в боях Реконкисты, вплоть до Аларкоса: пока одни отряды Альморавидов атаковали или встречали натиск христиан на месте, другие войска обходили врагов с флангов и нападали на лагерь противника, вызывая панику и беспорядок в рядах христиан. Какими-либо тактическими новациями битва при Фраге не отличалась.

Сражение между Воителем и Ибн Ганийей продолжалось, когда новые силы Альморавидов вступили в бой: в разгар битвы прибыл Зубайр со своим отрядом (2000 всадников). Появление кордовцев (или они значительно отстали от прочих отрядов - что очень странно, или бой длился недолго) решило исход сражения. Остатки христианской армии покинули поле боя [125]. Потери были огромны: «Резня проявилась во всех отрядах армии христиан; спаслось лишь малое число франков» (Ибн ал-Асир). Пало множество военачальников Альфонсо, «и многие отважные союзники из Франции (auxiliarii Franciae), многие чужеземцы, все военачальники и рыцари арагонские погибли. И семьсот отважных пехотинцев королевских, защищавших государя в походе, все вместе пали в одном месте» [126]. Некоторые христиане пытались укрыться в пещере, но погибли, раздавленные (обвалом?) [127].

Ордерик, склонный, похоже, к драматическим сценам, в эпических тонах описывает последние минуты боя. «Король же с оставшимися воинами на некоем холме в течение долгого времени сражался и, обложенный множеством врагов, почти всех своих воинов потерял: и там он намеревался бороться за Христа до самой смерти. Епископ же Уржельский [128] приказал королю отступать: но он из-за весьма печального несчастья своих воинов не хотел (подчиняться). Епископ ему сказал: „Властью всемогущего Господа приказываю тебе, чтобы ты немедля отступил с этого поля, дабы из-за твоей смерти не подчинили бы язычники себе христианское королевство и все в этой провинции находящиеся христиане не поражены были бы всеобщим умерщвлением“. Наконец, король был вынужден подчиниться приказу прелата, но, окруженный бесчисленными воинами язычников, видел, что с любой стороны вырваться нелегко. И все же неустрашимо с 60 рыцарями, что оставались с ним в беде, сквозь менее плотные ряды врагов прорвался и с великим трудом с 10 соратниками ушел, епископа с пятьюдесятью ратоборцами оставив убитыми. Этим событием были превознесены язычники, а христиане весьма опечалены» [129]. Ал-Химйари говорит, что король смог той ночью укрыться с несколькими соратниками в разрушенной крепости на вершине горы. Окруженный мусульманами, он сумел бежать той же ночью, воспользовавшись темнотой [130]. «Хроника Альфонсо Императора» подтверждает, что с королем спаслись «десять рыцарей, одним из которых был Гарсия Рамирес [будущий Гарсия IV Рамирес, король Наварры в 1134-1150 гг.]» [131].

С другой стороны, можно думать, что образ короля, разбитого, окруженного врагами на холме и приготовившегося к смерти, но в последний момент спасшегося, относится к устойчивым романтическим и легендарным элементам героического эпоса Испании. Нельзя не заметить сильное сходство обстоятельств последнего противостояния с врагами Альфонсо VI при Заллаке (в изложении мусульманских авторов) и Альфонсо I при Фраге (у Ордерика и ал-Химйари). Это и позволяет говорить о некой литературной традиции, доминирующей над нарративом. Текст Ордерика можно проверить по другим источникам, и многие приведенные им факты достоверны. Но описание последствий сражения у него совершенно фантастично и принадлежит к эпической традиции. По его словам, Альфонсо преследовал своих (победивших!) врагов и истреблял их сотнями, мстя за поражение [132].

Нет оснований считать, что сам Ордерик выдумал историю королевской мести. В отдаленных от Нормандии сражениях с неверными, будь то в Испании или в Святой земле, героическая традиция быстро затеняла факты, и по прошествии лет детали реальных событий все более искажались под пером хрониста. Недавние битвы сохраняли некоторое правдоподобие. Мотивы, приписываемые воинам, варьируются согласно авторским пристрастиям, и известие о подвиге Робера Бюрде из Таррагоны у Ордерика говорит о том, что его источником был лично сеньор-нормандец или один из его рыцарей. Но всего за три-четыре года подлинное событие трансформировалось в легенду, в эпос (Ордерик писал не позже, чем весной 1137 г.) [133], и сюжет с местью короля - обязательное для эпического сказания отмщение врагам за поражение - чистейший вымысел. Параллели этому и некоторым другим сюжетам находятся в цикле шансон-де-жест о Гийоме Оранжском; и хотя близкое сравнение иногда заходит слишком далеко, было бы бессмысленно отрицать, что исторический нарратив и эпические произведения зарождались по меньшей мере в одной и той же устной традиции и едва ли не в одной и той же «мастерской». Но невозможно установить, был ли Ордерик (который слышал песни жонглеров о св. Вильгельме и отклонил их как недостоверные для жития святого) тем не менее ответственен за заимствование из сказаний эпизодов с целью смягчить ужасы резни при Фраге, или же передал сюжет таким, каким он его услышал (дополнив собственными преувеличениями) от нормандских рыцарей, вернувшихся из Испании [134].

Таким образом, ход битвы можно вкратце реконструировать следующим образом. Авангард мусульман (Ибн Ийад), первым начав бой, разгромил и нанес серьезные потери отряду, высланному навстречу ему Альфонсо. Тогда сам король покинул лагерь и вступил в бой, придя на помощь своим воинам. Он столкнулся с войсками Ибн Ганийи. В завязавшемся ожесточенном бою христиане с трудом отбивались от врагов, когда жители Фраги вышли из города и атаковали арагонский лагерь, разграбив его и перебив всех находившихся там. Сражение продолжалось, когда новые силы Альморавидов (арьергард Зубайра) вступили в бой, решив исход сражения. Остатки христианской армии отступили к Сарагосе.

Все источники соглашаются с тем, что Фрага была беспрецедентной катастрофой для христиан и сокрушительным поражением Альфонсо Воителя. «Славный день Фраги, христиане не скоро позабудут его», - писал арабский хронист [135]. Большая часть армии Альфонсо, в которой находилось немало французов и наваррцев, осталась на поле боя (собственно арагонская знать, однако, едва ли была обескровлена). В результате одной битвы были уничтожены многие плоды тридцатилетней Реконкисты Арагона - лишнее подтверждение той опасности, которую представляло полевое сражение, поскольку в нем можно было не только лишиться всей армии при неудачном раскладе сил, но и потерять все ранее приобретенное войной [136]. Через шестнадцать лет Альморавиды все же отомстили покорителю Сарагосы. Более того, преемник Альфонсо не смог воспрепятствовать и наступлению мусульман, и отпадению Наварры, снова добившейся политической независимости. Таким образом, для Арагона это было действительно эпохальное событие, хотя и в мрачных тонах.

Сам государь, невзирая на сообщения многих хронистов [137] (и красивые легенды последующих веков) [138], спасся. В конце концов он (видимо, побывав сразу после поражения в Сарагосе) укрылся в замке Поленьино, рядом с деревушкой Сариньена, всего в 55 километрах от Фраги и примерно 45 км на юго-запад от Уэски [139]. Альфонсо попытался преодолеть последствия неудачи - в частности, назначая новых прелатов и магнатов на освободившиеся кафедры и сеньории. Однако, его жизнь подошла к концу. Трудно сказать, был ли он так тяжело (смертельно?) [140] ранен при Фраге [141], или же просто серьезно заболел, может быть, и то, и другое. Но ему было уже за шестьдесят лет [142], и перенесенные потрясения не могли не сказаться на его здоровье.

Альфонсо I, «одними именуемый новым Юлием (Цезарем), другими - вторым Карлом (Великим)» [143], умер в Поленьино [144] 7 сентября 1134 г. [145] и был погребен в монастыре Монтеарагон близ Уэски [146]. Смерть короля, по словам его брата Рамиро, «оплакивало все испанское христианство». Кастильский хронист признавался, что «после него или до него не было равного ему среди былых арагонских королей, не было столь сильного, столь мудрого, столь воинственного, как он». С ним ушла в небытие Памплонская династия. Выдающийся воин [147], подлинный крестоносец, истинно верующий человек, как никто другой возвеличивший свое королевство, превративший его в крупную иберийскую державу, Альфонсо всегда будут помнить как завоевателя Сарагосы. По словам известного исследователя истории средневекового Арагона, Т. Биссона, Альфонсо «Воитель» стоит в ряду величайших королей испанской Реконкисты. Его победы в немалой степени очертили пределы экспансии королевства Арагон, установили границы с Каталонией, Валенсией и Кастилией. При Альфонсо Арагон вышел из-под защиты своих гор и принял роль освободителя испанских христиан, притесняемых мусульманами [148]. «Ни один король Арагона не пылал духом, столь подлинно религиозным и крестоносным, как король Воитель», пишет Х.М. Лакарра. В то же время, его завещание показало, что Альфонсо не обладал качествами настоящего политического деятеля (Лакарра даже именует его «un idealista»). Бездетный человек, он завещал королевство трем военно-монашеским орденам [149]. Но это решение не учитывало реалий дня [150]. В результате, на престол волею знати был поставлен брат Альфонсо, Рамиро II Монах. Спустя три года он вернулся в монастырь (где умер в 1158 г.), а Арагон впоследствии объединился с Каталонией благодаря династическому браку его дочери, племянницы Воителя, с графом Рамоном Беренгаром IV (11 августа 1137 г.)…

Поражение при Фраге привело (со временем - ибо мусульмане не сразу решились на наступление) и к территориальным потерям. Южнее Эбро устоял только Бельчите, в долине реки Халоки едва не была потеряна для христиан Дарока, Мекиненса пала, Сарагоса была осаждена Альморавидами, а севернее Эбро был оставлен из-за мусульманской угрозы Барбастро. Наконец, воспользовались удачным моментом и соседи-христиане. Наварра, напомним, немедля восстановила свою независимость (и никогда уже не вернулась под арагонский скипетр), а король Леона-Кастилии Альфонсо VII тут же аннексировал Риоху [151] и занял Сарагосу [152].

Для самих Альморавидов Фрага была последним крупным военным успехом [153]. Поборы альморавидских войск и их наместников, религиозная нетерпимость, растущая анархия вызывали недовольство всех слоев населения. В Магрибе против Альморавидов и маликизма выступили сторонники движения Альмохадов [154]. До крушения империи наследников Йусуфа б. Ташфина оставалось девять лет…

 

© Нечитайлов М.В., 2009
© Бойчук Б.В., 2012
DEUSVULT.RU, 2012

 

Примечания

1. Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique intitulee Kamel-Altevarykh // Recueil des Historiens des Croisades. Historiens orientaux. Paris, 1872. T. I. P. 787.

2. The Latin Chronicle of the Kings of Castile. Arizona, 2002. P. 9.

3. Dozy R. Spanish Islam. L., 1913. P. 722; Melville C., Ubaydli A. Christians and Moors in Spain. Warminster, 1992. Vol. III. P. 128-133.

4. Marquis d’Albon. Cartulaire général de l’ordre du Temple, 1119?-1150. Paris, 1913. P. 3-4; Rassow P. La confradia de Belchite // Annuario de historia del derecho español. 1926. T. 3. P. 224-226. См.: Barber M. The New Knighthood: A History of the Order of the Temple. Cambridge, 1994. P. 26-27; Lourie E. The Confraternity of Belchite, the Ribat, and the Temple // Viator. 1982. Vol. 13. P. 166-174. Ср.: Мельвиль М. История Ордена Тамплиеров. СПб., 2000. С. 33 (Монреаль основано между 1126-1130 гг.); O’Callaghan J.F. Reconquest and Crusade in Medieval Spain. Philadelphia, 2003. P. 39-40 (Бельчите - около 1122 г., Монреаль - около 1124 г.). Тем не менее, за исключением одного неясного указания, нет данных о реальном военном участии этих братств в Реконкисте.

5. Reilly B.F. The Kingdom of Leon-Castilla Under King Alfonso VII, 1126-1157. Philadelphia, 1998. P. 20-23, 26-27, 34, 37-38. Но и сам Альфонсо даже в 1130-е гг. не собирался отказываться от императорского титула, подобающего формально только его бывшему пасынку. См.: Linehan P. History and the Historians of Medieval Spain. Oxford, 1993. P. 236. Not. 105.

6. Marquis d’Albon. Cartulaire general... P. 30. См.: Ишимикли И.В. Орден госпитальеров: становление и эволюция в контексте внутрицерковных отношений на Латинском Востоке в XII столетии: Дис. … к.и.н. Нижний Новгород, 2006 (рукопись). С. 159.

7. Reilly B.F. The Medieval Spains. Cambridge, 2003. P. 111.

8. Stalls C. Possessing the Land: Aragon’s Expansion into Islam’s Ebro Frontier under Alfonso the Battler, 1104-1134. Leiden; N.Y; Köln, 1995. P. 55.

9. С Лериды и Тортосы он получал ежегодно 12 тысяч динаров.

10. Chronica latina del Emperador D. Alfonso VII // España Sagrada. Madrid, 1797. T. 21. P. 339. Очевидно, хроника была составлена между 1147 г. (поход на Альмерию) и 1157 г. (кончина Альфонсо VII). Автор предпочел остаться неизвестным (возможно, епископ Асторги в 1144-1153 гг., Арнальдо).

11. Vic C. de, Vaissète J. Histoire générale de Languedoc. Toulouse, 1841. T. 4. P. 88.

12. Подробнее об участниках осады и сражения см. ниже.

13. Лерида и Фрага могли связываться с Альморавидами только через Тортосу.

14. Stalls. Possessing the Land... P. 55.

15. Collección diplomática de Alfonso I de Aragón y Pamplona / ed. J.A. Lema Pueyo. San Sebastian, 1990. P. 403-404, 405, 407 (далее - CDA).

16. Ibid. P. 408. Испанией тогда называли земли мавров, а не христиан (Fletcher R.A. The Quest for El Cid. L., 1989. P. 158).

17. Reilly. The Kingdom of Leon-Castilla... P. 41. Not. 78.

18. Hopkins J.F.P. Ifrāgha // Encyclopaedia of Islam. Leiden; L., 1986. Vol. III. P. 1039; Lacarra J.M. Vida de Alfonso el Batallador. Zaragoza, 1971. P. 125.

19. Zurita J. Anales de la Corona de Aragon. Zaragoza, 1976. T. 1. Lb. I. Cap. LII.

20. Оборону Фраги возглавлял Сад б. Мухаммад б. Марданиш, отец знаменитого впоследствии правителя второго периода тайф Мухаммада Ибн Марданиша (Gáspar Remiro M. Historia de Murcia musulmana. Zaragoza, 1905. P. 154; The New Cambridge Medieval History. Cambridge, 2004. Vol. IV. Pt. I. P. 611).

21. Chroniques étrangères relatives aux expéditions françaises pendant le XIIIe siècle. P., 1840. P. 567. План был такой: собрать в городе несколько тысяч всадников и пеших воинов, и разослать по области весть - когда король осадит Фрагу, и когда увидят, что на главной башне подняли знамя, чтобы приходили под город и атаковали христиан, после чего в бой должны были вступить войска из Фраги. Изложение Десклота однако, выглядит несколько странно: хронист, похоже, «сжал» длительную осаду в одни сутки (Ibid. P. 568). Кроме того, он спутал прибытие войск Ибн Ганийи с ополченцами, «сарацинами округи». Э. Эллиотт (Elliott A.G. The Historian as Artist: Manipulation of History in the Chronicle of Desclot // Viator. 1983. Vol. 14. P. 199) отмечает, что описание битвы при Фраге у Десклота не находит себе параллели в других источниках. Очевидно, хронист опирался в данном случае на (ныне утраченную) шансон-де-жест (ср. с Ордериком Виталием - см. ниже). Этот «эпос поражения», подобно «Песни о Роланде», следует линии, по которой герой может терпеть поражение только в результате измены - в данном случае, рыцаря-предателя.

22. España Sagrada. Madrid, 1836. T. 46. P. 159, 278-279. Предчувствие не обмануло прелата - он был убит месяц спустя.

23. CDA. P. 442.

24. См. литературу: Stalls. Possessing the Land... P. 56. Not. 164.

25. Reilly. The Kingdom of Leon-Castilla... P. 41. Not. 78.

26. CDA. P. 403, 405, 407, 417, 418, 431, 435, 437, 441, 442; Marquis d’Albon. Cartulaire général... P. 52.

27. CDA. P. 415, 423, 426, 438.

28. Возможно, просто ошибка переписчика: в цитируемой ниже грамоте Кахаля 1133 г. сказано, что она составлена в год, «когда король захватил Мекиненсу (Migneza) и был во Фраге».

29. CDA. P. 412.

30. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae / ed. A. le Prevost. Paris, 1855. T. 5. P. 15-16 = The Ecclesiastical History of Orderic Vitalis / ed. M. Chibnall. Oxford, 1978. Vol. VI. P. 408, 410 (текст), 409, 411 (перевод). Автор (около 1138-1139 гг.), несомненно, опирался на рассказы нормандских крестоносцев из армии Альфонсо (Defourneaux M. Les français en Espagne aux XIe et XIIe siècles. P., 1949. P. 164). Об осаде (единственное подробное описание - у Ордерика) см.: Gravett C. Medieval Siege Warfare. L., 1991. P. 18; Rogers R. Latin Siege Warfare in the Twelfth Century. Oxford, 1997. P. 161. Впрочем, история со штурмом представляется сомнительной. Города тогда брали измором после длительной блокады, или внезапной атакой на ничего не подозревающих жителей. Х.М. Лакарра (Lacarra. Vida... P. 122), однако, считает, что сведениям Ордерика можно доверять, и что Мекиненса пала после трех недель осады в конце 1132 г. (ср.: The Ecclesiastical History. P. 411). Однако, хартия 1133 г. (см. предыдущее примечание), которую сам же Лакарра цитирует ниже, была подписана «в эру 1171, в июне месяце, когда была взята Мекиненса, и там была составлена». В датировке грамоты Альфонсо I в Мекиненсе - 1170 г. Испанской эры, по разумному предположению А. Убието Артеты, пропущена одна цифра, и следует читать 1171 год = 1133 г. от Р.Х. (CDA. P. 413-414). После взятия Мекиненсы, король занял Эскарпе (июль 1133 г.) на левом берегу Сегре, а оттуда уже двинулся под Фрагу. Сурита упоминает о гибели под Мекиненсой Гарси Кахаля, сына Фортуна Гарсеса Кахаля (Zurita. Anales... Lb. I. Cap. LII). Но грамота «1131» (читай, 1133 или 1134 г.) составлена при Альфонсо «в год, когда король захватил Сариньену [не Мекиненсу!] и была (битва) при Фраге, когда погиб Гарсия Кахаль». См.: Fita F. Primer siglo de Santa María de Najera // Boletin de la Real Academia de la Historia. 1895. T. 26. P. 271-272. Фортун, обремененный годами, был весьма опечален смертью сына, «на которого мог возлагать все свои надежды», и во спасение его души дал в октябре 1133 г. вклады в монашеские ордена и церкви, также поклявшись отправиться в паломничество в Иерусалим (Marquis d’Albon. Cartulaire général... P. 29-30). Следовательно, Гарсия погиб не на осаде Мекиненсы, а в стычках под Фрагой.

31. Йахйа б. Али б. Йусуф ал-Масуфи. Сын вождя берберов массуфа и родственницы великого эмира Альморавидов Йусуфа б. Ташфина, он, тем не менее, родился в Кордове, там же получил блестящее образование, но вырос в Марракеше при дворе эмира Али. Опытный военачальник (по словам Ибн ал-Хатиба, Ибн Ганийа даже отослал от себя жену, дабы ее присутствие не охладило его воинственный пыл!) и политик, Ибн Ганийа (в историю он вошел именно под этим именем, в честь матери - по берберскому обычаю) неоднократно упоминается на страницах иберийских и магрибинских хроник, посвященных событиям конца эпохи мурабитов. В 1126 г. Али б. Йусуф назначил его наместником западной Испании. Этот пост Ибн Ганийа удерживал до 1143 г., когда империя потомков Ташфина начала стремительно рушиться. Невзирая на все усилия (победа над мятежниками под Севильей в 1144 г., а в 1146 г. он отбил Кордову), в конечном итоге ал-Масуфи пришлось стать вассалом Альфонсо VII, а потом подчиниться Альмохадам, уступив им (1148 г.) Кордову и Кармону в обмен на Хаэн. В декабре того же года Ибн Ганийа умер в Гранаде. См.: Bel A. Ibn Ghaniya // Encyclopaedia of Islam. Leiden, 1927. Vol. III. P. 378.

32. Huici Miranda A. Contribución al estudio de la dinastía almorávide: el gobierno de Tašfīn ben ‛Alī ben Yūsuf en el Andalus // Etudes d’Orientalisme dédiés à la mémoire de Lévi-Provençal. P., 1962. T. II. P. 614-615.

33. Chronica latina... P. 340.

34. Мосарабы? Ренегаты (Warren F.M. The Battle of Fraga and Larchamp in Orderic Vital // Modern Philology. 1913-1914. Vol. 11. P. 339)? Личные враги короля?

35. Любопытное замечание, позволяющее говорить о том, что Альфонсо и его воины посвятили себя войне с исламом, нося на одежде знак креста как визуальное свидетельство о своих намерениях. Сам арагонский король, вероятно, от начала осады Сарагосы до самой кончины считал себя крестоносцем, подчинив этой же цели всю свою государственную политику (O’Callaghan. Reconquest and Crusade... P. 40).

36. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 17-18 = The Ecclesiastical History... P. 410, 412.

37. По словам хроники, «все земли кругом Валенсии и Мурсии и вся Гранада подверглись нападению. Его [Альфонсо] отряды дошли до области Альмерии и устроили там большую резню, уведя многих в рабство, и подожгли всю эту область» (Chronica latina... P. 339). Возможно, эти набеги христиан также повлияли на решение Ибн Ганийи помочь Фраге.

38. Ibid. P. 339-340.

39. CDA. P. 432, 434 («в феврале месяце, в год, когда король взял Мекиненсу и штурмовал Фрагу»); Canellas López A. El Cartulario de Santa Cristina de Somport // Homenaje al profesor Juan Torres Fontes. Murcia, 1987. T. I. P. 205.

40. Альморавиды, «собрав всех своих соотечественников, собрались на войну. Затем, мужественно урядив язычников по баталиям, устремились на королевское войско и живо в бой вступили. Король, видя, что началось весьма сильное сражение, поспешно разослал гонцов и просил всех своих друзей и соседей выступить ему на помощь. Сам же со своими отрядами (agminibus) пешим умело отступил к окрестным горам. Здесь он в бою противостоял Альморавидам непрерывно на протяжении трех дней и трех ночей. Однако, Робер, по прозванию Бюрде, граф Таррагоны, и прочие вассалы (fideles), услыхавшие о нападении на короля, скоро спешно прибыв вооруженными, издав громкие крики во имя Иисуса, внезапным натиском поразили утомленных язычников, победили их и обратили в бегство. Многих, конечно, пленили, еще больше - убили, и, победу одержав, весьма обогатились за счет врагов добычей, и за победу Господа радостно возблагодарили» (Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 16-17 = The Ecclesiastical History... P. 410). «Хроника Альфонсо VII», как было сказано, упоминает две победы христиан над маврами до решающей битвы при Фраге. Ордерик мог совместить два отдельных боя в одно сражение (The Ecclesiastical History... P. 410. Not. 3).

41. Lagardère V. Les Almoravides. Le djihâd andalou (1106-1143). P., 1998. P. 150.

42. «В Испании случилась тяжелейшая битва между двумя сарацинскими королями, посланными королем Али Африканским, и королем Арагонским, по имени Альфонсо: где всё христианское войско было или пленено, или погибло, за исключением короля, который … [пропуск в тексте] едва бежал из боя почти один. Но тотчас с Робером, по имени Борде [нормандец Робер Бюрде], и большим войском французов, которое спешило ему на помощь, он вернулся в битву; и целое множество язычников, с королями их, он, с Божьей помощью, истребил; и пленников, что были на двух кораблях, освободил, и сами корабли отбитые, заполненные убитыми (с помощью тех) язычников, которых по этой причине пощадили, он отправил к королю Али за море в Африку» (Ex Chronico S. Stephani Cadomensis // Recueil des historiens des Gaules et de France. P., 1877. T. 12. P. 779).

43. Defourneaux. Les français en Espagne... P. 164; McCrank L.J. Norman crusaders in the Catalan reconquest: Robert Burdet and the principality of Tarragona, 1129-55 // Journal of Medieval History. 1981. Vol. 7. P. 71; P. 79. Not. 16. Ордерик посвятил ему один из разделов своего труда: The Ecclesiastical History... P. 402-404.

44. CDA. P. 435.

45. Ibid. P. 410.

46. Reilly. The Kingdom of Leon-Castilla... P. 41. Not. 79. Поздний источник передает слух, что Альфонсо отдыхал от сильной жары в Памплоне перед тем, как известия о рейде короля Лериды под Монсон заставили его выступить с войсками под Фрагу (The Chronicle of San Juan de la Peña: A Fourteenth-Century Official History of the Crown of Aragon. Philadelphia, 1991. P. 31).

47. Lacarra. Vida... P. 128.

48. Llorente J.A. Noticias históricas de las tres provincias vascongadas … Alava, Guipúzcoa y Vizcaya. Madrid, 1808. T. IV.P. 47.

49. Anales Toledanos I // España Sagrada. Madrid, 1767. T. 23. P. 389; Lipskey G.E. The Chronicle of Alfonso the Emperor: Ph.D. thesis. Northwestern University, 1972. P. 56. Not. 37.

50. Villanueva J. Viaje literario a las iglesias de España. Madrid, 1836. T. 46. P. 343.

51. The Latin Chronicle of the Kings of Castile... P. 9. Видимо, ее автор (данная часть составлена между 1211-1226 гг.) посетил церковь лично, или, скорее, опирался на описания тех, кто побывал в этом здании вскоре после завоевания Фраги - в 1149 году (Annales Barcinonenses // Monumenta Germaniae Hisrorica. Scriptores. Leipzig, 1925. T. XVIII. P. 501).

52. Al-Makkari. The History of the Mohammedan Dynasties in Spain. N.Y., 1964. Vol. 2. P. 309. См.: Guichard P. Succès et revers de la guerre sainte sur la Frontière: victoire de Fraga (1134) et échec devant Tolede (1139) // L’Espagne et la Sicilie Musulmanes aux XIe et XIIe siècles. Lió, 1990 (n.v.). Публикацию источника о последней кампании см.: Smith C. Christians and Moors in Spain. Warminster, 1993. Vol. I. P. 160-161.

53. Lagardère V. Les Almoravides... P. 176.

54. Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 413.

55. Codera F. Decadencia y desaparición de los Almoravides en España. Zaragoza, 1899. P. 17. Not. 1.

56. Bosch Vilá J. Los Almorávides. Granada, 1990. P. 240. Ибн ал-Хатиб утверждал, что Абу Мухаммад Абд Аллах б. Абу Бакр, наместник востока ал-Андалуса, вместе с конвоем участвовал в битве при Фраге, которую хронист здесь датирует сафаром 525 [читай, 528] г.х. (Codera. Decadencia y desaparición de los Almoravides... P. 269).

57. Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 413.

58. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 19-20 = The Ecclesiastical History... P. 412. Марджори Чибнелл переводит имя первого как «Бухар, сын Али, короля Марокко» (Ibid. P. 413), и предполагает, вслед за ле Прево, что речь идет о Ташфине, сыне Али (Ibid. P. 413. Not. 4; Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 19. Not. 1). Ташфин, однако, в кампании не участвовал, осуществляя общее руководство испанскими территориями державы своего отца. Впрочем, христианские хронисты нередко проявляли неточность, когда речь заходила о мусульманских противниках. У Суриты армию возглавляют «Абенгама, король Лериды, и король Фраги» (Zurita. Anales... Lb. I. Cap. LII). С другой стороны, Ибн Кузман, современник, в своем заджале о Фраге, похоже, делает победителями Ибн Зубайра и Али б. Ташфина (Zwartjes O. Berbers in al-Andalus and Andalusis in the Maghrib as reflected in tawshih poetry // Poetry, Politics and Polemics: Cultural Transfer Between the Iberian Peninsula and North Africa. Amsterdam, 1996. P. 47)!

59. Военно-технический язык Ордерика не всегда точен. Acies могло означать и боевое построение, и колонну; pedites применялось и к спешенным рыцарям, и к собственно пехотинцам (The Ecclesiastical History... P. XXI).

60. Chronica latina... P. 341. Эта версия была принята некоторыми историками. Так, Д. Ломакс пишет, что Альфонсо «попал в засаду и был обращен в бегство»: Lomax D. The Reconquest of Spain. L.; N.Y., 1978. P. 85.

61. Ибн ал-Асир, видимо, тоже заблуждался, и обоз шел не перед отрядом Зубайра, а позади его, иначе при атаке ему пришлось бы пробираться сквозь ряды собственных вьючных животных.

62. Chronica latina... P. 340.

63. Учитывая, что это и есть Ибн Ганийа, сообщение выглядит несколько странно. Наместников Севильи (Абу Йакуб Йинтан, сын эмира Али) и Гранады (его старший брат, сам Ташфин б. Али) под Фрагой не было.

64. Созыв регионального воинства можно представить на основании сообщения хроники под 1143 г.: «Узнав об этом [набеге кастильцев], они [наместники Кордовы и Севильи] немедленно с величайшей поспешностью велели огласить тревогу по всем полям Кордовы, Кармоны и Севильи. Звуки барабанов и труб разнеслись по городам, замкам и деревням. И к ним собрались многие тысячи пехотинцев, рыцарей и арбалетчиков…» (Chronica latina... P. 382). В альморавидских источниках, возможно, упоминается деление войска на отряды по 40 и 200 чел. (Heath I. Armies of Feudal Europe 1066 to 1300. Worthing, 1989. P. 24).

65. Часто упоминаются в описаниях кампаний Альморавидов. Так, «большое войско наемных арабов» участвовало в осаде Толедо (1109 г.); в 1110 г. при Ваталанди сражались против христиан «сарацины, Альморавиды и арабы», и Ташфин получил из Африки «большой отряд рыцарей арабов и Альморавидов» (Chronica latina... P. 356, 368; Chronicon Lusitano // España Sagrada. Madrid, 1796. T. 14. P. 420). Очевидно, их набирали из заселивших восточную часть Магриба многочисленных кочевых племен бедуинов (ср.: Le Tourneau R. The Almohad Movement in North Africa in the Twelfth and Thirteenth Centuries. Princeton, 1969. P. 55, 58-59).

66. Волонтеры джихада в кампании не участвовали - печальный опыт Кутанды пошел на пользу.

67. Catlos B. The Victors and the Vanquished: Christians and Muslims of Catalonia and Aragon, 1050-1300. Cambridge, 2004. P. 73.

68. Gáspar Remiro. Historia de Murcia... P. 154; Lacarra. Vida... P. 128 (соглашается с Ибн ал-Асиром).

69. Лишнее указание на то, что мусульмане просто выбивались из сил, ведя войну на три фронта - с Арагоном и Каталонией, с Кастилией-Леоном (в Эстремадуре постоянно шли военные действия, и там действовал Ташфин б. Али) и в Африке с Альмохадами.

70. Chronica latina... P. 341. Под этим странным оборотом надо понимать традиции арагонского права - отслужив сеньору определенный срок, вассал становился свободен. (В 1134 г. при Рамиро этот срок был зафиксирован в три дня для всех нобилей и в три месяца для непосредственных вассалов короля - Heath. Armies of Feudal Europe. P. 21.) Мусульмане, очевидно, ударили в тот момент, когда новая «смена» еще не прибыла в осадный лагерь.

71. Stalls. Possessing the Land... P. 139. Not. 61.

72. Zurita. Anales... Lb. 1. Cap. LII.

73. The Chronicle of Ibn Al-Athir for the Crusading Period from al-Kamil fi’l-ta’rikh. Aldershot, 2006. Pt. 1. P. 323. Если верить ал-Туртуши, при Алькорасе (1096 г.) арагонцы выставили примерно 20 тыс. чел. (Dozy R. Recherches sur l’histoire et la littérature de l’Espagne pendant le Moyen Age. Leyde, 1860. T. 2. P. 267). Столько же (5000 всадников и 15000 пехотинцев) якобы выступили с Альфонсо в Андалусскую кампанию 1125 г. По справедливому замечанию В. Лагардера, это «слишком завышенные цифры для той эпохи и демографических возможностей королевства» (Lagardère V. Communautés mozarabes et pouvoir almoravide en 519 H/1125 en Andalus // Studia Islamica. 1988. № 67. P. 101). Единственная надежная цифра в нашем распоряжении - свидетельство о 660 арагонских рыцарях Воителя в осенней кампании 1111 года (Barton S.F. The Aristocracy of León-Castile in the Reign of Alfonso VII (1126-1157): Ph.D. thesis. University of York, 1990. Vol. II. P. 510). Примем эту цифру как изначальную для феодального ополчения (около 650 - в начале XIII в. число их, видимо, выросло всего до 1000 чел.), добавим французских союзников (предположим, 150), вычтем «многих» отсутствующих (допустим, 400), и получим искомые 400 рыцарей - гипотетически.

74. Chronica latina... P. 342. Речь идет о постоянном отряде придворных войск (Barton. The Aristocracy... P. 503).

75. Chroniques étrangères... P. 567.

76. The Chronicle of San Juan de la Peña... P. 31; Historia de la Corona de Aragón conocida generalmente con el nombre de Crónica de San Juan de la Peña. Zaragoza, 1876. Ch. XIX. P. 77.

77. CDA. P. 426-427, 431, 435-436, 437, 438, 439, 441, 442, 444.

78. Кроме того, в феврале 1134 г. под Фрагой также находились: граф Бельтран (Бертран) де Ларбеса, сеньор в Эхее. Гарсия Кальво де Сардас (видимо, умер к июню 1135 г.). Бернардо де Крипиак. Некто по имени Маса. Педро, сеньор в Болеа, сын (и, очевидно, наследник) Педро Петита, брата Кастана (в 1135 г. сеньор в Болеа - Гарсия Лопес). Феррис, сеньор в Санта-Эулалия. Хуас де Халон. Хуан Галиндес де Антильон, сеньор в Лабате и Антильоне (возможно, пал при Фраге - с 1134 и 1136 гг. соответственно его сеньории держал Санчо Яньес). В том же месяце Галиндо Иньигес из Ипьеса составил завещание в случае своей кончины под Фрагой (похоже, его мрачные предчувствия сбылись), а в 1133 г. Гарсия Линс де Спола подписал свою духовную грамоту под Фрагой в шатре Аснара де Фуэнтеса.

79. Smith D.J. Innocent III and the Crown of Aragon: The Limits of Papal Authority. Aldershot, 2004. P. 207.

80. Его пребывание под Фрагой фиксируют грамоты № 276 и 278, но твердо говорить можно только о его присутствии под городом в феврале 1134 г. Вероятно, Санчо не было в сражении (июль 1134 г.), он присоединился к королю только под Лисаной, в августе. 16 августа 1134 г. Санчо (или некто от его имени) участвовал в обмене имуществом с Санчо Фортуньонесом и его внуком Фортуном в Калаорре (Llorente. Noticias históricas... P. 46-47).

81. Те же замечания, что и относительно Санчо Нахерского.

82. Boissonnade P. Du nouveau sur la Chanson de Roland. P., 1923. P. 60 (Сентуль V; сын Гастона V де Беарн), 61-62 (Ротру II; граф де Перш и де Мортань, Нормандия). «Хроника Альфонсо Императора» называет среди погибших при Фраге Гастона Беарнского. В действительности, он был убит еще в 1130 г. (Kennedy H. Muslim Spain and Portugal: A Political History of al-Andalus. L.; N.Y., 1996. P. 186; Loubens E. Histoire de l’ancienne province de Gascogne, Bigorre et Bearn. P., 1839. P. 297). Ротру II: Thompson K.H. The Counts of the Perche c.1066-1217: Ph.D. thesis. University of Sheffield, 1995. P. 21 (около 1133 г. Тудела перешла к Гарсии Рамиресу, мужу племянницы Ротру). Томпсон ничего не сообщает об участии Ротру в осаде и битве под Фрагой. Ср.: Bull M. Knightly Piety and the Lay Response to the First Crusade: The Limousin and Gascony, c. 970 - c. 1130. Oxford, 1993. P. 105 (Ротру держал Туделу примерно до 1135 г.).

83. Лопе Гарсес Перегрино, ранее державший Алагон, пал в битвах против Абенгании под Фрагой (участвовал в осаде города в сентябре 1133 г.). Его имя исчезает из документов после февраля 1134 г. Сменивший его кастилец Гонсало Перес мог быть под Фрагой (уцелел - как и Лопе Санчес де Бельчите).

84. Las Cronicas anonimas de Sahagun. Zaragoza, 1987. P. 41-42. Not. 10.

85. Видимо, незначительный держатель, упомянутый всего в одном документе.

86. Племянник Фортуна Гарсеса Кахаля. Лопе завещал тамплиерам свое поместье, коня и оружие, готовясь принять участие в сражении с неверными, но он «пал в той битве при Фраге от рук сарацин, врагов Божьих, и тот конь и оружие остались в их руках» (Marquis d’Albon. Cartulaire général... P. 64; Barber M.C. The Social Context of the Templars // Transactions of the Royal Historical Society. 1984. Vol. 34. P. 41). В августе грамоту в Лисане подписал «сеньор Кахаль в Нахере»: это дядя Лопе, Фортун (CDA. P. XXXV), который распорядится потом его имуществом.

87. Возможно, погиб при Фраге - в августе Эстеллу держал Мартин Лопес.

88. Lacarra. Noticias históricas... P. 133. Под Фрагой документы № 270 и 276, сомнительной достоверности, фиксируют пребывание Тисона, сеньора Буиля. Очевидно, это и есть Педро Тисон.

89. Хотя в августе Уэску и Мекиненсу держал уже Фортун Галиндес (месяц спустя Уэска отошла к Гарсии Гарсесу), Санчо («Санчианес» в хронике Саагуна, известен с 1110 г.) не погиб при Фраге - он упоминается до 1148 г. как держатель Лабаты и Эскатрона (Las Cronicas anonimas de Sahagun... P. 54. Not. 3). Лакарра, впрочем, придерживается обратного мнения.

90. Под Фрагой в феврале 1134 г., но в битве, видимо, не участвовал; преемник отца, подписал грамоту в Лисане (август). Упоминаемый в 1107 г. Кальвет из Барбастро был его братом.

91. Другой Фортун Лопес, сеньор в Айербе, был под Фрагой в феврале 1134 г.

92. Правнук Гарсии Санчеса III (но по незаконной линии), будущий король Наварры; женат на племяннице графа де Перш.

93. Юго-западная Франция, главное епископство Беарна. Как папский легат, Ги посещал Испанию в 1119, 1121, 1138 гг., участвовал в кампании Кутанды. Пленен при Фраге и «уведен пленником в Валенсию. Его подвергли многочисленным пыткам… и совершили над ним обрезание, согласно их вере. Затем выдали заложников за него и внесли три тысячи золотых мараведи [динаров], и он вернулся в свой диоцез в Лескаре [к 26 декабря 1134 г.]» (Chronica latina... P. 342). По другой версии (ее донес до нас современник-англичанин, Уильям Малмсберийский, в «Чудесах Девы Марии»), епископ был освобожден чудесным образом после молитв Деве Марии и св. Анне (Fletcher R.A. Reconquest and Crusade in Spain, c.1050-1150 // The Crusades: The Essential Readings. Oxford, 2002. P. 64; The Ecclesiastical History... P. 408. Not. 2). Умер в 1141 г.

94. Из разных хроник и монастырских некрологов известно, что на 17 июля 1134 г. приходится кончина епископа Уэски Арно, аббата Сан-Викториана (1125-1134) Дюрана и епископа Педро. В этот же день «убит был язычниками под Фрагой Раймунд Тедбаль, брат наш, в году 1134» (монах из Сольсоны). На этом фоне нелишне заметить, что мусульманские источники упоминают некого монаха из Франции, который явился к Альфонсо под Фрагу и пообещал ему, призвав Господа, обрушить стены крепости. Но когда монах молился на холме возле города, жители нацелили на него камнемет-манджаник, выпустили из него большой камень и убили монаха, чем очень огорчили Альфонсо. См.: Alterum Chronicon Rotense // Villanueva. Viaje literario. Madrid, 1851. T. 15. P. 335; Excerpta ex martyrologio Celsonensi // Ibid. Madrid, 1821. T. 9. P. 238; Fragmentum historicum. Ex Cartulario Alaonis // Ibid. T. 46. P. 343; Necrologio del monasterio de San Victorian // Ibid. Madrid, 1862. T. 48. P. 280. О монахе из Франции см.: Huici Miranda. Contribución al estudio de la dinastía almorávide... P. 615.

95. Lacarra. Vida... P. 75, 80, 102, 126. Это Гассион, виконт де Соуле, сеньор в Белорадо, вассал Альфонсо.

96. Boissonnade. Les français en Espagne... P. 59; Las Cronicas anonimas de Sahagun... P. 68. Not. 1. Бертран был родом с северо-востока Шампани и приходился дядей архиепископу Лаона. Также, как внучатый племянник Фелисии де Руси, Бертран оказывался родственником короля Альфонсо.

97. Оба - лица, по арагонским документам неизвестные.

98. CDA. P. 219, 222. Участвовал в походе против Сарагосы (1114 г.), согласно Сурите. В марте 1125 г. вместе с виконтом Гастоном, епископом База Бертраном и Сентулем де Бигорра подтвердил две грамоты Воителя.

99. Известен некий дон Кальвет, или Кальбет, сеньор в Барбастро, Ойсоне и Абисанде (1107-1110) (CDA. P. 22, 29, 32, 39, 46, 56, 57, 60). Но маловероятно, чтобы это был искомый военачальник Альфонсо, поскольку последнее упоминание о нем в источниках отстоит от сражения почти на четверть века. Один Кальвет упоминается около 1126 г., другой (он же?) - в ноябре 1129 г. (CDA. P. 242, 323, 325). Но в последнем случае это лицо весьма незначительное. За вычетом Кальвета - клирика, и Кальвета Яньеса, остаются Кальвет - альферес короля в 1113 г. (CDA. P. 82), и Кальвет - сеньор в Убьерне и Бургосе (1116 и 1121 гг. соответственно) (CDA. P. 92, 158). Но приходим к выводу, что идентифицировать личность Кальвета не удается.

100. Chronicon Dertusense II // Villanueva. Viaje literario. Madrid, 1821. T. 5. P. 238. Источник, хроника Тортосы, сообщает о гибели Альфонсо I, Сентуля де Беарн и Эмери де Нарбонна (родственник Раймунда Беренгара III, участвовал в завоевании Балеарских островов) вместе со «многими другими христианами» под Фрагой в 1134 г. См.: Costen M. The Cathars and the Albigensian Crusade. Manchester, 1997. P. 26. Девик и Вэссет называют виконта Нарбоннского Эмери IV. В ноябре 1133 г. Эмери составил в Нарбонне свое завещание (Vic, Vaissète. Histoire générale de Languedoc... P. 89).

101. Личность не идентифицирована. Лакарра предполагает, что это Родриго Гонсалес из Астурии. Но если это Родриго Гонсалес де Лара, то он не мог погибнуть при Фраге.

102. О нем, как отличившемся в сражении, сообщают только Сурита и «Хроника Сан-Хуан-де-ла-Пенья». По документам неизвестен.

103. Держал этот город к январю 1134 г. В грамотах под Фрагой не упоминается, но, видимо, пал в сражении, т.к. в августе Мекиненсой владел уже другой человек.

104. Chroniques étrangères... P. 568. Десклот полагал, что Гильем Рамон (ум. 1173) был изгнан из Каталонии (и нашел убежище при арагонском дворе Альфонсо I), но в действительности эта участь постигла в конце XII века его внука и тезку.

105. Annales Compostellani // España Sagrada. T. 23. P. 321.

106. К сожалению, именно эта грамота содержит ряд ошибок в подписях свидетелей и известна только в копии XIV века.

107. Об Арнальдо и Гарсии ничего не известно, о Санчо и Гонсало см. выше.

108. CDA. P. 435, 437, 438, 439, 442.

109. Weeks R. The Newly Discovered Chancun de Willame // Modern Philology. 1904-1905. Vol. 2. P. 4. Not. 1. Но см.: Warren. The Battle of Fraga... P. 339-346.

110. По словам Ордерика, «на Поле Скорби между этими реками случилась битва в июле месяце, где много крови пролилось» (Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 20-21 = The Ecclesiastical History... P. 412). Но под этой риторикой скрывается скорее эпическое, чем точное географическое определение. Под реками хронист подразумевал Сегру и Эбро (читай, Синку).

111. Но само приближение мавров прошло незамеченным, пока они не угодили на глаза патрулей кругом лагеря (Warren. The Battle of Fraga... P. 4). Ведь «все то осталось неведомо королю из-за грехов его, ибо Господь желал не помогать ему, но унизить его» (Chronica latina... P. 340-341).

112. Chronica latina... P. 341.

113. Huici Miranda. Contribución al estudio de la dinastía almorávide... P. 615.

114. The Chronicle of Ibn Al-Athir... P. 323.

115. Сравним с текстом Ибн ал-Асира.

116. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 21 = The Ecclesiastical History... P. 414.

117. Chronica latina... P. 341.

118. Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 413-414.

119. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 21-22.

120. Chronica latina... P. 341-342. «Король Арагона всегда возил с собой в походе некую раку. Она была сделана из чистого золота, украшенного изнутри и снаружи драгоценными камнями. Внутри хранился крест из частицы Истинного Креста - почитаемой реликвии, на коей распят был Господь наш, Иисус Христос, Сын Божий, в искупление грехов наших. Во время войны он похитил его из дома Святых Мучеников Факунда и Примитива, что в области Леон на речке Сеа. [Это случилось в 1112 г.; см.: Las Cronicas anonimas de Sahagun... P. 52-53.] У него также были другие небольшие ларцы из слоновой кости, отделанные золотом, серебром и драгоценными камнями. В них хранились мощи Святой Марии [Магдалины], обломки Истинного Креста, мощи апостолов, мучеников и исповедников, дев, патриархов и пророков. Они стояли в шатре, где находилась его часовня, которая всегда стояла возле шатра короля, и их постоянно охраняли. Священники, монахи и множество клириков всегда следили за ними и служили мессу» (Chronica latina... P. 340). См.: O’Callaghan. Reconquest and Crusade... P. 192-193. Капелланом короля в день Фраги был некий Иньиго (видимо, уцелел и позднее был аббатом Сан-Мартин-де-Бьель). Кстати сказать, «Первая всеобщая хроника Испании» видит причину поражения короля Арагона (этакого второго Ирода с точки зрения монашеской историографии Компостелы…) в Божьей каре за разграбление монастыря Св. Исидора «и прочих церквей Леона» (Primera crónica general de España. Madrid, 1955. T. II. P. 648).

121. The Chronicle of Ibn Al-Athir... P. 323; Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 414.

122. Huici Miranda. Contribución al estudio de la dinastía almorávide... P. 615; Lagardère. Les Almoravides... P. 151.

123. Catlos. The Victors and the Vanquished... P. 62; Codera. Decadencia y desaparición de los Almoravides... P. 18-19. Той же версии придерживался Десклот: «…Каковых сарацин начали побеждать, (но) те, что из города, начали выходить оттуда… и ударили по войску; прочие сарацины набрались храбрости и обратились на христиан, так что король Арагона исчез, и не нашли его ни живым, ни мертвым» (Chroniques étrangères... P. 568). Численность населения Фраги неизвестна.

124. Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 414.

125. Ibid. P. 414; Bosch Vilá. Los Almorávides... P. 241.

126. Chronica latina... P. 342.

127. Huici Miranda. Contribución al estudio de la dinastía almorávide... P. 615.

128. Любопытно, что никто из комментаторов изданий Ордерика не удосужился проверить данное утверждение. Епископом Уржеля в то время (1123-1141 гг.) был Педро Беренгар (Villanueva. Viaje literario. Madrid, 1850. T. 11. P. 40). Но сей прелат, видимо, не находился под Фрагой и, конечно, не мог погибнуть там!

129. Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 22.

130. Lacarra. Vida... P. 131.

131. Chronica latina... P. 342. См.: Warren. The Battle of Fraga... P. 6; The World of El Cid. Manchester, 2000. P. 188. Not. 135.

132. «Король, в большой скорби возвращаясь к своим друзьям, встретил сарагоссцев и французов и прочих вассалов, что в битву поспешали, но, услыхав о печальной неудаче, весьма сильно скорбели. Увидев же короля, они укрепились в своих начинаниях, и приказам его добровольно подчинились. Он же, пылая гневом и мучимый досадой, по меньшей мере, один раз, прежде чем умереть, отомстил язычникам с огромным желанием, дарованным ему Господом. Поэтому он повел окольными путями к морю христианские фаланги, и здесь нашел множество знатных сарацин, загружавших корабль христианскими пленниками и добычей, и, внезапно обрушившись на них, ничего такого не подозревавших, многих перебил, неистовый гнев малость утолив. Был там корабль, загруженный головами христиан, которых король Букар отцу своему, королю Африки, посылал как свидетельство своей победы. Туда же он, любитель пустой славы, предназначил пленников около семисот и замечательную добычу. Король же Альфонсо, как выше сказано, Божьей волей внезапно появился и, устроив резню врагам, захватил отрубленные головы соратников и отдал Церкви Божьей для почетного погребения. Пленники же, которые уже лежали связанными на корабле, услышав шум, подняли глаза и, увидев то, о чем не осмеливались и мечтать, весьма оживились. Мужи также собрались с силами, бодро воодушевившись, и, пока христиане на берегу сражались с сарацинами, освободились со своей стороны от веревок и, бросившись на помощь своим с кормы, схватив оружие убитых, еще остававшихся в живых язычников потрудились умертвить. Так (радостная) пляска язычников сменилась скорбным воплем, а христианскую рать во всех деяниях ее благословил Господь» (Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 22-23 = The Ecclesiastical History... P. 414, 416, 418).

133. Chibnall M. The World of Orderic Vitalis. Oxford, 1984. P. 204; The Gesta Guillelmi of William of Poitiers / ed., trans. R.H.C. Davis, M. Chibnall. Oxford, 1998. P. XXXI. См. отображение событий битвы при Фраге у Ордерика и обсуждение его источников: Chibnall. The World of Orderic... P. 204-208.

134. Fletcher R.A. The Quest for El Cid... P. 189; The Ecclesiastical History... P. XXII-XXIII. Ф.М. Уоррен, подчеркивая «легендарный характер» повествования Ордерика (Warren. The Battle of Fraga... P. 3), полагает, что в его основе лежал письменный источник, переработанный им под влиянием эпического романа по образцу «Песни о Роланде» (Ibid. P. 5).

135. Defourneaux. Les français en Espagne... P. 165. Not. 2.

136. Gillingham J. William the Bastard at War // Studies in Medieval History presented to R. Allen Brown. Woodbridge, 1989. P. 147-148; Idem. Richard I and the Science of War in the Middle Ages // War and Government in the Middle Ages: Essays in Honour of J.O. Prestwich. New Jersey, 1984. P. 199. Обе работы переизданы в сборнике: Anglo-Norman Warfare: Studies in Late Anglo-Saxon and Anglo-Norman Military Organization and Warfare / ed. M. Strickland. Woodbridge, 1992.

137. Даже «Первые Толедские анналы» уверены, что он пал в бою (Anales Toledanos I... P. 389). «И дали ему бой, и погиб тот король Альфонсо, который, отвезенный в монастырь Монтеарагон, именно там был погребен. Одни же говорят, что, будучи побежден той робостью, он, кто всегда был победителем, отправился в Иерусалим, но никто не смог отыскать его ни живым, ни мертвым, ни тогда, ни потом. Другие говорят, что со временем он явился в Арагон и беседовал с некоторыми, знавшими о его участи. Третьи же утверждают, что он пал в означенной битве и что не был опознан, и что он, который всегда был победителем, сам был побежден, бросившись неосторожно в бой из-за своей дерзкой отваги и решительного характера, презирая врагов» (The Chronicle of San Juan de la Peña... P. 31; Historia de la Corona de Aragón... P. 77-78). «Первая всеобщая хроника Испании» сходно излагает последствия Фраги: одни-де говорят, что «не появлялся он более ни живым, ни мертвым», другие - что погребен в Монтеарагоне, «хотя христиане выкупили его [тело] у мавров», третьи - что уцелел в битве король и отправился в паломничество (Primera crónica general de España... P. 648-649). Также см. выше цитату из «Латинской хроники Кастилии». Родриго Хименес де Рада считал, что Альфонсо погиб при Фраге, а тело его было выкуплено у мавров (привычная практика) для погребения в Монтеарагоне. Когда не хватало фактов, в ход шли легенды - исчезновение тела героя (Ромул, Артур): в данном случае, Альфонсо исчез, и «не нашли его ни живым, ни мертвым», по словам Десклота (Elliott. The Historian as Artist... P. 199). Сурита еще больше запутал вопрос - так, он полагал, что было две битвы, в июле при Фраге и в сентябре у «Полинильо близ Сариньены», и Альфонсо пал во втором сражении (Zurita. Anales... Lb. I. Cap. LII). Пруденсио де Сандоваль также придерживался мнения, что Альфонсо погиб в сражении под Фрагой 7 сентября 1134 г. (Historia de los Reyes de Castilla y de Leon. Madrid, 1792. T. II. P. 143-144).

138. Lavallée J., Guéroult A. Espagne. P., 1844. P. 266. О загадках, связанных с кончиной Альфонсо, см.: Beraud-Villars J. Les touaregs au pays du Cid. P., 1946. P. 227; Плавскин З.И. Литература Испании IX-XV веков. М., 1986. С. 36. Романская хроника Монпелье даже пишет о пленении (!) короля Арагона при Фраге в 1134 г. (Vic, Vaissète. Histoire générale de Languedoc... Additions et notes. P. 63).

139. Reilly. The Kingdom of Leon-Castilla... P. 43; The World of El Cid... P. 188. Not. 136.

140. Ex Gestis comitum Barcinonencium // Recueil des historiens des Gaules et de France. T. 12. P. 378. Ср.: Fletcher. The Quest for El Cid... P. 189; Chaytor H.J. A History of Aragon and Catalonia. L., 1933. P. 55; Lourie E. The Will of Alfonso I, «El Batallador», King of Aragon and Navarre: A Reassessment // Speculum. 1975. Vol. 50. № 4. P. 638. Not. 12; Reilly. The Medieval Spains... P. 111. Не реже встречается версия о том, что король умер в Сарагосе от горя, «через двадцать дней после своего поражения» (Ибн ал-Асир), или в монастыре Сан-Хуан-де-ла-Пенья в Арагоне «от великой печали», 25 августа 1134 г. («Хроника Альфонсо Императора»). Ибн ал-Каттан был уверен, что Альфонсо, опечаленный и с помутившимся разумом, отправился в Сарагосу, а оттуда в Уэску, где сошел с ума и умер через несколько дней (Lacarra. Vida... P. 131). В Нормандии считали, что он скончался от утомления и горестей, пагубно сказавшихся на здоровье престарелого монарха (Ex Chronico S. Stephani Cadomensis... P. 779-780; Orderici Vitalis Historiae Ecclesiasticae... P. 23 = The Ecclesiastical History... P. 418). Действительно, ранение было вовсе не обязательно, и Альфонсо I проявлял определенную активность в августе - начале сентября. Так, 11 августа он был в Альфахарине, в 14 км от Сарагосы, в том же месяце осаждал усадьбу Лисану близ Беспена - возможно, подавляя мятеж местных мавров, а 29-го перебрался в Сариньену, где в сентябре подтвердил свое завещание. Это вряд ли подтверждает гипотезу о смертельной ране. Но человек, всю жизнь проведший в седле, практически ежегодно отправляясь в походы, на битвы и осады, не мог не подорвать свое (конечно, железное - почти сорок лет без каких-либо последствий выдерживать такие нагрузки!) здоровье. Одна из его грамот, подписанная максимум за неделю до смерти, говорит, что король был обессилен, недомогал (infirmavit) в Сариньене (CDA. P. 446). Скорбь и отчаяние, легко объяснимый удар по психике (неудачи у Воителя случались и ранее, но не такого масштаба - сокрушительное поражение, гибель множества соратников, утрата всех достижений последних лет, и при этом мысль об отсутствии наследника) могли способствовать обострению недугов и свести уже немолодого короля (далеко за полвека - солидный возраст по тем временам) в могилу.

141. Возможно, поэтому его не решились перевезти в более безопасное место - между Сариньеной и Фрагой не было никаких христианских укреплений.

142. Вопрос несколько дискуссионный. Традиционно (и в первую очередь Х.М. Лакарра) дату рождения Альфонсо относят примерно к 1073 г., т.к. источник XIV столетия утверждает, что он умер на шестьдесят первом году жизни. Однако, все что можно сказать по этому поводу - он не мог родиться позже 1080 г., но случилось ли это в 1073 г. или позже, неясно. См.: Lourie. The Will of Alfonso I... P. 639. Not. 15.

143. Recueil des historiens des Gaules et de France... T. 12. P. 267. Отрывок из сочинения Эримана, монаха из Лаона.

144. Crónicas navarras. Valencia, 1964. P. 41. О том же пишет Сурита.

145. González J. El reino de Castilla en la época de Alfonso VIII. Madrid, 1960. T. 1. P. 762. Not. 4; Vic, Vaissète. Histoire générale de Languedoc... P. 90. См.: Lacarra. Vida... P. 134; Stalls. Possessing the Land... P. 57; The Ecclesiastical History... P. 418. Not. 1; The World of El Cid... P. 188. Not. 140.

146. Ныне его могила в монастыре Сан-Педро-эль-Вьехо-де-Уэска.

147. Даже враждебный Ибн ал-Асир (единственный автор, уделивший внимание чертам характера Воителя) описывает его с невольным уважением: «То был самый сильный из всех христианских государей, самый ревностный в ведении войны с мусульманами и самый привычный к трудам. Он спал в кольчуге, не подкладывая под себя одеяло. Некто сказал ему: „Что же ты не выберешь, чтобы доставить себе удовольствие, какую-либо из дочерей мусульманских вождей, которых ты держишь в плену?“, на что он ответил: „Муж, посвятивший себя войне, нуждается в обществе мужчин, а не женщин“» (Ibn el-Athir. Extrait de la Chronique... P. 414; Лакарра - вслед за Фаньяном - переводит еще более прямо: «Настоящий воин должен жить с мужчинами, а не с женщинами»). Ср. перевод Д.С. Ричардса: «Воину подобает вступать в связь с мужчинами, а не с женщинами» (The Chronicle of Ibn Al-Athir... P. 323). Дискуссию о, скажем так, мужских качествах Альфонсо см.: Lourie. The Will of Alfonso I... P. 639-640; Reilly B.F. The Kingdom of Leon-Castilla Under Queen Urraca, 1109-1126. Princeton, 1982. P. 59-60. Разброс мнений: от вероятного гомосексуалиста до женоненавистника. Скорее всего, он просто физически не мог иметь детей (такова версия Е. Лурье и Б. Рейли).

148. Bisson T.N. The Medieval Crown of Aragon: A Short History. Oxford, 1986. P. 16.

149. Bishko C.J. The Spanish and Portuguese Reconquest, 1095-1492 // A History of the Crusades. Madison, 1975. Vol. III. P. 404; Forey A.J. The Templars in the Corona de Aragón. Oxford, 1973. P. 17. Три ордена должны были поделить страну на три равные части (Ишимикли. Орден госпитальеров. С. 159). Перевод завещания см.: Barber. The New Knighthood... P. 27. М. Барбер (Ibid. P. 27-31), кроме того, проводит разбор мнений (см. также: Stalls. Possessing the Land... P. 273-274), и критикует (вслед за публикациями А. Фори) гипотезу Е. Лурье (Lourie. The Will of Alfonso I... P. 645) - «the argument is ingenious and subtle, but largely speculative» (Barber. The New Knighthood... P. 30) - относительно причин решения Альфонсо I. Барбер придерживается мнения, что Альфонсо тем самым выразил свое благочестие и отношение к крестоносному движению, составив завещание во спасение души отца и матери и во искупление собственных грехов (Ibid. P. 30-31). Также и А. Фори, и И.В. Ишимикли (Ишимикли. Орден госпитальеров... С. 160) считают, что слова Альфонсо следует трактовать буквально; К. Стеллз присоединяется к наблюдениям А. Фори. Проблема нуждается в дальнейшем изучении.

150. The New Cambridge Medieval History. Cambridge, 2004. Vol. IV. Pt. II. P. 484; O’Callaghan J.F. A History of Medieval Spain. Ithaca, 1971. P. 222; Ramos Loscertales J.M. El reino de Aragon bajo la dinastia pamplonesa. Salamanca, 1961. P. 99-110, 104.

151. Reilly B.F. The Contest of Christian and Muslim Spain 1031-1157. Cambridge, 1992. P. 184-185.

152. Barton S. The Count, the Bishop and the Abbot: Armengol VI of Urgel and the Abbey of Valladolid // English Historical Review. 1996. Vol. 111. № 440. P. 90.

153. Read J. The Moors in Spain and Portugal. L., 1974. P. 151.

154. Кобищанов Ю.М. История распространения ислама в Африке. М., 1987. С. 28.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/93-bitva-pri-frage.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК