Главная » Кампании и сражения на Ближнем Востоке » Франки в битве при Дидгори (12 августа 1121 г.)

Франки в битве при Дидгори (12 августа 1121 г.)

О. Казарян

Роль латинян в исходе Дидгорского сражения против тюрок-сельджуков на стороне грузин не малозначима. Хронисты ничего не говорят о причинах появления франкских воинов в Грузии. В данной статье мы попытаемся дать ответ на два интересующих нас вопроса: обстоятельства участия франков в битве, и какое именно из государств Латинского Востока могло направить своих воинов в Грузию для оказания помощи местным христианам в их войне против мусульман [*].

Время, предшествовавшее Дидгорской битве, которая во многом определила весь последующий ход исторического развития грузинского государства, было насыщено военно-политическими изменениями, перекроившими карту Ближнего Востока. Первый крестовый поход приостановил продвижение сельджуков не только в направлении Ближнего Востока и Малой Азии, но и в Закавказье. Именно во многом благодаря прибытию крестоносцев в Азию грузинский царь Давид Возобновитель усилил свои позиции, постепенно избавившись от сельджукского ига. Непрерывные войны новообразованных государств крестоносцев и грузин с мусульманами ослабляли позиции сельджуков в регионе.

В это время наибольшую опасность для северных латинских государств представляли анатолийские турки, Артукиды и войска султана из Мосула, которые вели частые войны с графством Эдесским и княжеством Антиохийским. После смерти Танкреда, регента Антиохии (1112 г.), который проводил наступательную политику против мусульман, к власти пришел Роже де Принчипато. Последний продолжил внешнюю политику Танкреда. В 1115 г. Роже отразил вторжение войск султана Мухаммада, а потом разбил его армию (под началом Бурсука б. Бурсука из Хамадана) в битве при Телль-Данисе, или Сармине (14 сентября 1115 г.). После убийства атабека Алеппо Лулу, Роже усилил натиск на город. В итоге жители Алеппо призвали на помощь правителя Мардина Наджм ад-Дина Ильгази б. Артука (ок. 1062-1122), который завладел городом [1].

Военная гегемония на Ближнем Востоке начала переходить к Артукидам, пользовавшихся непререкаемым авторитетом среди мусульман. Дальнейшие события подтвердили опасения христиан. Летом 1119 г. Ильгази атаковал княжество Антиохия. Князь Роже не стал ожидать помощи из Иерусалима и Триполи, и двинулся навстречу Ильгази. 28 июня 1119 г. антиохийская армия (700 рыцарей и 3000 пехотинцев) была наголову разбита туркменами в битве при Балате (или, как ее называли сами франки, на Кровавом поле). Сам князь был убит, большинство его воинов погибли или оказались в плену [2]. Сокрушительное поражение потрясло латинян, и население Антиохии призвало короля Иерусалима Бодуэна II, ставшего регентом княжества. Княжество утратило ал-Асариб и Зардану на восточных границах, а также Альбару и Мааррат-ан-Нуман на юге. Однако, столица княжества устояла, а после второй битвы при Телль-Данисе (14 августа 1119 г.) Ильгази пришлось отступить в Алеппо. Непосредственная угроза Антиохии была ликвидирована, хотя угроза нового вторжения оставалась. Действительно, в начале июня 1120 г. армия Ильгази появилась уже под Азазом, а потом под Антиохией. Ситуация оставалась нестабильной. Несмотря на то, что стороны заключили в начале 1121 г. перемирие [3], уже весной 1121 г. Бодуэн с помощью войск из Эдессы снова перешел в наступление. В конечном счете Ильгази был вынужден заключить мир с франками на довольно благоприятных для тех условиях (вероятно, июнь/июль 1121 г.). Эпизодические военные операции, впрочем, продолжались (где франки выступали в роли нападающей стороны), но ясно было, что мусульманам не стоит и мечтать о завоевании Антиохии. Франки оправились от потрясения и вновь собирались с силами [4].

Видимо сам эмир Ильгази планировал поход на грузин, поэтому спешил с заключением перемирия с иерусалимским королем. В это самое время царь Давид и его сын Деметрэ активно расширяли свои территории, притесняя сельджуков практически на всех направлениях южных границ, что вызвало ответную реакцию Ильгази. Артукид поставил перед собой две цели: усмирить Грузию, а потом отбить у крестоносцев Антиохию и Иерусалим, о чем пишет антиохийский канцлер Готье [5], современник описываемых событий. Хотя, до поры до времени Ильгази не интересовался проблемами мусульман Грузии, однако желание обогатиться и прославиться, когда его репутация победителя при Балате значительно упала после неудач 1119-1121 гг., стало решающим фактором в решении организовать поход на грузин. Ибн ал-Азрак пишет, что Ильгази призвали жители Тбилиси, т.е. Тбилиского эмирата, Ибн ал-Каланиси и Камал ад-Дин причиной появления Ильгази видят приглашение Тогрула б. Мухаммад. Это вполне согласуется с известием Ибн ал-Азрака, что к Тогрулу перед этим обращались тбилисцы, но он не смог им помочь [6]. Один источник, впрочем, доказывает, что Ильгази не забывал об Антиохии: «…говорили: „Поистине Дубайс ибн Садака, когда пошел с Ильгази на грузин, спросил Ильгази во время пути, даст ли он ему Халеб, если Дубайс пожертвует 100 тысяч динаров для создания там новой армии туркмен и поможет ему (Ильгази) взять Антиохию“. Артукид принял это предложение и обменялся рукопожатием с Дубайсом [в знак согласия]» [7]. Об Иерусалиме Ильгази на самом деле и не думал, канцлер Готье просто изображал ненавистного врага христиан чудовищным и могучим тираном [8].

Итак, военно-политическая стратегия Ильгази содержала две цели: Грузия и Антиохия. Естественно, об этом не могли не знать и грузины, и франки Антиохии, осведомленность антиохийского канцлера тому подтверждение. Вероятно, именно это обстоятельство вынудило Антиохию отправить в Грузию своих воинов для оказания грузинам помощи в борьбе с их общим противником - Ильгази, возглавившего коалицию мусульман. Хотя, не исключено, что контакты у грузин могли быть с Эдесским графством. Во-первых, графство располагалось намного ближе к границам Грузии, а во-вторых - человеческие ресурсы графства не пострадали в 1119 г. как у Антиохийского княжества. Ибн ал-Азрак [9] пишет, что тбилисцы обратились к Ильгази в 515 г.х., т.е. не раньше второй половины марта 1121 г. Открытая война между Антиохией-Эдессой и Ильгази возобновилась уже в мае. Военные действия против Алеппо продолжались и потом - мир был заключен перед грузинским походом. Эдесса, и, тем более Антиохия, вряд ли могли себе позволить отправку сотни рыцарей в 1119 г. (после гибели армии!), и в 1120 г., и в 1121 г., когда франкские правители рассматривали мир как недолгое перемирие перед отвоеванием утраченных в 1119 г. земель.

Учитывая изложенное выше, возникает вопрос: как эти воины успели к лету 1121 г. добраться до Грузии? Морем, огибая всю Малую Азию, а потом сушей через византийские владения в Трапезунде или прямо через Абхазию? Это очень долгий путь, и требующий предварительной подготовки, прежде всего, это - обеспечение похода (франки должны были везти с собой коней) и дипломатия (необходимо достичь благоприятных отношений с Византийской империей). Конечно, не исключено, что франки добрались до Грузии через Византию (как бывшие наемники василевса?), поскольку сухопутная дорога исключается в любом случае. Логично предположить, что франки уже были у царя Давида к началу кампании 1121 года. Нужно отметить, что франкские наемники из Антиохии, были всего несколькими годами ранее (1114 г.) у вдовы армянского князя Гох Васила [10]. Франкские наемники были и у византийского доместика схол (1072-1073 гг.), армянина-халкидонита Филарета Варажнуни [11]. Почему таким же небольшим (около сотни воинов или более) отрядом не мог располагать и царь Давид? Вероятность этого достаточно велика.

У нас нет данных о прямых контактах Грузии с княжеством Антиохийским или Эдесским графством, но именно канцлер Готье дает основание выдвинуть предположение, что переговоры между Антиохией и Грузией все-таки велись. Должность Готье как канцлера Антиохии была очень важной в княжестве (хотя и неизвестно был ли он канцлером в 1121 г.) для того, чтобы знать о внешнеполитических аспектах. Канцлер был осведомлен о ходе самой битвы, и даже приводит речь царя Давида обращенную к войску христиан перед самой битвой при Дидгори [12]. Это говорит о том, что у Готье были свои информаторы из числа воинов, бывших при Дидгори, но, по-видимому, возвратившихся обратно в Антиохию. Следует отметить, что таких подробностей лишена хроника историка (XII в.) Давида Возобновителя [13], который достаточно кратко пишет о походе Ильгази в Грузии. У историка Давида нет ни деталей самого сражения, он даже не знает о присутствии франков при Дидгори, хотя ему известно, что в 1098-1099 гг. «вышли франки, взяли Иерусалим и Антиохию» [14]. Тот же историк сообщает нам, что под конец жизни царя Давида (1125 г.) под сенью его правления были собраны многие народы и среди них упоминает и франков [15].

Битва при Дидгори (высокогорная территория юго-западнее Тбилиси) произошла 12 августа 1121 г. (26 Джумада I 515 г.х.), и, вероятно, продолжалась в течение нескольких дней [16]. Дидгорское сражение не раз являлось темой исследований грузинских ученых [17], однако все еще не до конца изучено. Надо отметить, что мусульманское войско превосходило войска христиан по численности.

О франках при Дидгори из всех средневековых авторов упоминают только двое - канцлер Готье и армянский хронист Матфей Эдесский, оба современники событий. Готье сообщает нам о 200 франкских воинах, которых Давид использовал в качестве ударной силы, расположив их впереди своих войск [18]. Матфей Эдесский пишет о разнородном этническом составе грузинского войска, добавляя при этом «и франков сто» [19]. Разница в сто человек, скорее всего, подразумевает, что в Дидгори отправилось сто рыцарей и столько же сержантов. Последних, по-видимому, Матфей Эдесский не учел, но их учел канцлер Готье, как человеком, осведомленным в данном вопросе. Трудно определить и сам статус этих франкских воинов, прибыли ли они в Грузию в качестве наемников или все же в качестве союзников. Канцлер Готье называет этих франков «milites Francigenas» [20]. Анализ терминологии 2-й книги «Антиохийских войн» показал, что для Готье milites это не только конные воины-франки (отличные от простолюдинов, т.е. рыцари), но также и всадники мусульман, т.е. «воины» вообще. Царь Давид у Готье обращается к своим воинам именно как к Christi milites [21]. Эти же слова («воины Христовы») встречаем в речи князя Роже [22]. Надо отметить, что Готье не называет воинов «наши» или «антиохийцы», если бы это были его соотечественники, он называет их «французами» (Francigenae), а чуть ниже уже именует этих воинов «франками» (Francorum) [23]. Термин «сержант» канцлер использует для характеристики вооруженных сил Ильгази: «militibus ac seruientibus» должны были защищать его владения от франков [24].

В сражении при Дидгори грузины одержали блестящую победу. Ильгази бежал с поля боя с горсткой всадников и, возможно, был ранен.

Выше мы отметили, что источники нам не донесли никаких известий о прямых контактах между государствами крестоносцев и Грузией в период, предшествовавший самой битве. Однако именно Антиохия представляла собой платформу для грузинско-франкских дипломатических отношений.

В окрестностях Антиохии существовали монашеские центры, которые являлись очагами грузинской культуры и образованности. Самые известные из них - антиохийские монастыри Калипос, по соседству с Лаврой Св. Симеона Стилита [25], и Кастана на Черной горе [26]. Грузинские монахи вполне могли выступить посредниками между государствами, как это было при Георгии-Лаше (1213-1223 гг.), когда папа Инокентий III отправил в Грузию письмо с просьбой оказать помощь крестоносцам (1213 г.) [27]. Тогда послание в Грузию папа направил именно в Антиохию, чтобы через тамошних грузин документ попал к адресату [28]. Стоит отметить, что к описываемому времени грузинские монастыри Антиохии находились под юрисдикцией антиохийского патриархата, который с 1100 г. подпадает под прямое подчинение латинян [29], от чего связи между грузинскими и латинскими клириками только усиливаются. Характерно, что во время осады крестоносцами Антиохии (1098 г.) грузинские монахи Черной Горы посылали голодающим крестоносцам продовольствие [30]. Таким образом, Антиохийское княжество играло достаточно важную роль посредника в политических контактах грузин и крестоносцев.

Другая проблема, это вопрос каким образом франки попадали в Грузию, если территории между государствами крестоносцев и Грузией были заняты сельджуками. Б. Хамильтон считает, что франки могли добраться до Грузии с западного направления, через византийские территории, пройдя Константинополь, и, вероятно, морским путем добравшись до Грузии, и их присутствие при Дидгори служит свидетельством того, что крестоносцы пытались сотрудничать с Грузией в своей борьбе против мусульман [31]. Характерно, что доминиканский монах Венсан Бовэзский (сер. XIII в.) в своей энциклопедии «Великое зерцало», в главе 96 «О помазании георгиан и их заблуждениях» отмечает, что из-за войн в турецкой Малой Азии грузины не могли отправить в Антиохию своего кандидата для рукоположения в католикоса, поэтому «посоветовавшись у себя, они отправили по морю через Константинополь и далее в Антиохию своих посланников, чтобы поставил им католикоса» [32]. Т.е. путь крестоносцев в Грузию мог пролегать, скорее всего, только через Черное и Мраморное моря.

Франки в битве при Дидгори (12 августа 1121 г.)Битва при Дидгори была кульминацией всей грузино-турецкой войны, и привела к освобождению грузинами Тбилиси в 1122 г. [33] Вскоре Давид перенес в Тбилиси столицу своего государства. Успехи царя Давида и грузин в борьбе против мусульман достаточно быстро стали известны западным христианам [34], и уже в 1130-1135 гг. Юг Сен-Викторский, один из самых выдающихся учителей в школах Парижа, давал курс лекций по мировой топографии и указал на существование Toflit’а, города на Кавказе, который, несомненно, и есть город Тбилиси [35]. После успешных войн грузин в 1121-1122 гг. латиняне начинают расценивать Грузию как сильную союзницу крестоносцев [36]. За год до своей смерти в 1125 г. царь Давид освобождает столицу Армении - Ани, с близлежащими территориями.

Преемник Давида, его сын Деметрэ, уже не вел наступательные войны, но старался сохранить отцовское наследство. Западные авторы традиционно продолжали рассматривать грузин как народ, союзный франкам [37]. Ришар Пуатевинец в своей хронике (1172-1174 гг.) упоминает царя Давида как одного из восточных христианских правителей, принесших много вреда мусульманским захватчикам [38].

Учитывая вышеизложенное, следует сделать вывод, что франки в войске царя Давида появились из Антиохии и их передвижение координировалось непосредственно Антиохийским княжеством. Это княжество, как и Эдесское графство (опять-таки через Антиохию) могли направить франков в Грузию, поскольку между ними существовали культурные связи, из-за пребывания в Антиохии грузинских монашеских центров. Учитывая хронологические рамки войны между Артукидами и Антиохией, наиболее вероятно, что франки-союзники попали к царю Давиду задолго до начала Дидгорской битвы 1121 г., о чем свидетельствует историк царя Давида указывает нам на то, что под владычеством царя были собраны многие народы, и среди них франки.

 

© Казарян О., 2012
© Бойчук Б.В., 2012
Научный редактор: к.и.н., Нечитайлов М.В.
DEUSVULT.RU, 2012

 

Иллюстрации

Могила царя Давида Возобновителя в южных вратах Гелатского монастыря (Кутаиси). Надпись на каменной плите гласит: «Это покой мой навеки, здесь вселюсь, ибо я возжелал его».

 

Список сокращений

BSOAS - Bulletin of the School of Oriental and African Studies.

MPL – Migne J.P. Patrologiae cursus completes. Series Latina.

 

Источники и литература

  1. Берадзе И. К вопросу об отношении крестоносцев к Грузии // Труды Тбилисского государственного университета. - Тб., 1960. - Т. 87. - С. 291 (на груз. яз.).

  2. Горелов Н. Книга странствий. СПб., 2006.

  3. Камал ад-Дин. Сливки, снятые с истории Халеба // Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период. - М., 1990. - С. 154.

  4. Месхия Ш. Дидгорская битва. - Тбилиси, 1965.

  5. Armenia and the Crusades, Tenth to Twelfth Centuries: The Chronicle of Matthew of Edessa / trans., comm. A.E. Dostourian. - Lanham, 1993. - P. 167.

  6. Asbridge T.S. The Significance and Causes of the Battle of the Field of Blood // Journal of Medieval History. - 1997. - Vol. 23, № 4. - P. 301-316.

  7. Asbridge T.S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130. - Woodbridge, 2000. - P. 69-83.

  8. Hamilton В. Latins and Georgians and the Crusader Kingdom, Al-Masaq: Islam and the Medieval Mediterranean. - 2011. - P. 119.

  9. Cahen Cl. La Syrie du Nord à l’époque des Croisades et la Principauté franque d’Antioche. - P., 1940. - P. 266-292.

  10. Delaville le Roulx J. Inventaire de pièces de Terre Sainte de l’ordre de l’Hopital. - P., 1895. - P. 18, № 62.

  11. Djobadze W. Materials for the study of Georgian monasteries in the Western environs of Antioch on the Orontes. - Paperback, 1976. - Р. 103.

  12. Galterii Cancellarii Bella Antiochena / hg. von H. Hagenmeyer. - Innsbruck, 1896.

  13. Halfter P. Von den Kreuzfahrerstaaten in das Konigreich Georgien, in: Le Museon // Revue D' Etudes Orientales. 2008. T. 121. Fasc. 3-4. P. 18-34.

  14. Hillenbrand C. The History of the Jazīra, 1100-1150: The Contribution of Ibn al-Azraq al-Fāriqī: Ph.D. Thesis, University of Edinburgh. - 1979. - Vol. II. - Р. 270, 279.

  15. Hillenbrand C. The Career of Najm al-Din Il-Ghazi // Der Islam. - 1981. - Bd. 58. - S. 250-292.

  16. Mallett A. The «Other» in the Crusading Period: Walter the Chancellor’s Presentation of Najm al-Din Il-Ghazi // Al-Masaq. - 2010. - Vol. 22, № 2. - P. 118-125.

  17. La Descriptio Mappe Mundi de Hugues de Saint-Victor / ed. P. Gautier-Dalche. - Paris, 1988. - P. 56.

  18. Minorsky V. Caucasica in the History of Mayyâfâriqîn // BSOAS. 1948. - XII/4. - Р. 31.

  19. Metcalf D. East and West in the Medieval Eastern Mediterrean: Antioch from the Byzantine reconquest until the end of the Crusader principality. - 2006. - Р. 21.

  20. MPL. CCXVI. - Col. 433.

  21. Richard of Poitou. Chronica / ed. G. Waitz // Monumenta Germaniae Historica Scriptores. – Hanover, 1882. - Vol. XXVI. - P. 84.

  22. Süssheim K. Īlghāzī // Encyclopaedia of Islam. - Leiden; L., 1986. - Vol. III. - P. 1118-1119.

  23. Todt K.P. Region und griechisch-orthodoxes Patriarchat von Antiocheia in mittelbyzantinischer Zeit und im Zeitalter der Kreuzzüge (969-1204). - Wiesbaden, 2005.

  24. Todt K.P. Griechisch-orthodoxe (Melkitische) Christen im zentralen und südlichen Syrien. Die Periode von der arabischen Eroberung bis zur Verlegung der Patriarchenresidenz nach Damaskus (635-1365) // Le Muséon Revue. D’ Études Orientales. - 2006. - T. 119. - P. 33-80.

  25. Zouache A. Dubays b. Sadaqa (m. 529/1135), aventurier de légende. Histoire et fiction dans l’historiographie arabe médievale (VIe/XIIe-VIIe/XIIIe siècles) // Bulletin d’études orientales. - 2009. - T. LVIII. - P. 99-100.

  26. Մատթէոս Ուռհայեցի. Ժամանակագրութիւն. - Վաղարշապատ, 1898. - Էջ 206-207.

  27. Պատմութիւն Մատթէոսի Ուռհայեցւոյ. - Յերուսաղէմ, 1869

  28. ბადრიძე შ. წიგნი დიდგორის ომზე: [შ. მესხია. ძლევაი საკვირველი, დიდგორის ბრძოლა და თბილისის შემოერთება. - თბ., 1972]. - 1973. - № 11. - გვ. 185-189.

  29. ბადრიძე შ. საქართველო და ჯვაროსნები. - თბილისი, 1973. - გვ. 20-21.

  30. მათიაშვილი ა. ნაშრომი დიდგორის ბრძოლის შესახებ: [რეცენზია წიგნზე: შ. მესხია. დიდგორის ბრძოლა. პოპულ. ნარკვევი. თბ. 1965]. თბილისი, 1965.

  31. მესხია შ. დიდგორის ბრძოლა. - თბ., 1965.

  32. მეტრეველი, როინ დიდგორის ბრძოლის ეპოპია: [შ.მესხია. დიდგორის ბრძოლა. ნარკვევი. - თბ., 1965]. - 1965. - № 8. - გვ. 114-119.

  33. სარგის კაკაბაძე. დიდგორის ომი. თბილისი. - განათლება, 1982.

  34. ქართლის ცხოვრება. - თბ., 2008. - გვ. 301-348.

 

Примечания

*. Автор выражает свою благодарность и глубокую признательность М.В. Нечитайлову и Г.М. Литвинову.

1. О карьере Ильгази I см.: Hillenbrand C. The Career of Najm al-Din Il-Ghazi // Der Islam. 1981. Bd. 58. S. 250-292; Süssheim K. Īlghāzī // Encyclopaedia of Islam. Leiden; L., 1986. Vol. III. P. 1118-1119.

2. Asbridge T.S. The Significance and Causes of the Battle of the Field of Blood // Journal of Medieval History. 1997. Vol. 23. № 4. P. 301-316.

3. Камал ад-Дин. Сливки, снятые с истории Халеба // Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период. М., 1990. С. 154.

4. Asbridge T.S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130. Woodbridge, 2000. P. 69-83; Cahen Cl. La Syrie du Nord à l’époque des Croisades et la Principauté franque d’Antioche. P., 1940. P. 266-292.

5. Galterii Cancellarii. Bella Antiochena / hg. von H. Hagenmeyer. Innsbruck, 1896. S. 113.

6. Zouache A. Dubays b. Sadaqa (m. 529/1135), aventurier de légende. Histoire et fiction dans l’historiographie arabe médievale (VIe/XIIe-VIIe/XIIIe siècles) // Bulletin d’études orientales. 2009. T. LVIII. P. 99-100; Hillenbrand C. The History of the Jazīra, 1100-1150: The Contribution of Ibn al-Azraq al-Fāriqī: Ph.D. Thesis, University of Edinburgh. 1979. Vol. II. Р. 270, 279.

7. Камал ад-Дин. Указ. соч. С. 157.

8. Об отражении личности Ильгази во 2-й книге «Антиохийских войн» см.: Mallett A. The «Other» in the Crusading Period: Walter the Chancellor’s Presentation of Najm al-Din Il-Ghazi // Al-Masaq. 2010. Vol. 22. № 2. P. 118-125.

9. Hillenbrand C. Op. cit. Р. 276, 521; Minorsky V. Caucasica in the History of Mayyâfâriqîn // BSOAS. 1948. XII/4. Р. 31.

10. Cahen С. Op. cit. P. 270.

11. Матфей Эдесский. Хронография. Вагаршапат, 1898. С. 206-207 (Մատթէոս Ուռհայեցի. Ժամանակագրութիւն. Վաղարշապատ, 1898. Էջ 206-207).

12. Galterii Cancellarii. Op. cit. S. 113-114. Может быть совсем не случайно именно Бодуэн II Иерусалимский передал в управление грузинам касаль у подножия горы Моисея (Наби-Муса), расположенной на северо-востоке от Иерусалима в семи километрах от города Мадаба. См.: Delaville le Roulx J. Inventaire de pièces de Terre Sainte de l’ordre de l’Hopital. P., 1895. P. 18, № 62.

13. Картлис Цховреба. Тб., 2008. С. 301-348 (ქართლის ცხოვრება. თბ., 2008. გვ. 301-348).

14. «ამას ჟამსა გამოვიდეს ფრანგნი, აღიღეს იერუსალემი და ანტიოქია».См.: Картлис Цховреба. C. 309.

15. Там же. C. 344.

16. Берадзе И. К вопросу об отношении крестоносцев к Грузии // Труды Тбилисского государственного университета. Тб., 1960. Т. 87. С. 291 (на груз. яз.).

17. О Дидгорской битве писали следующие грузинские ученые: მესხია შ. დიდგორის ბრძოლა. თბ., 1965; ბადრიძე შ. წიგნი დიდგორის ომზე: [შ. მესხია. ძლევაი საკვირველი, დიდგორის ბრძოლა და თბილისის შემოერთება. თბ., 1972]. 1973. № 11. გვ. 185-189; მეტრეველი, როინ დიდგორის ბრძოლის ეპოპია: [შ.მესხია. დიდგორის ბრძოლა. ნარკვევი. თბ., 1965]. 1965. № 8. გვ. 114-119; მათიაშვილი ა. ნაშრომი დიდგორის ბრძოლის შესახებ: [რეცენზია წიგნზე: შ. მესხია. დიდგორის ბრძოლა. პოპულ. ნარკვევი. თბ. 1965]. თბილისი, 1965; სარგის კაკაბაძე. დიდგორის ომი. თბილისი, 1982.

18. Galterii Cancellarii. Op. cit. S. 113-114. Канцлер Готье отводит франкам в битве решающую роль.

19. «և Ֆըռանկ՝ հարիւր», см.: Матфей Эдесский. Хронография. Иерусалим. 1869. С. 438 (Պատմութիւն Մատթէոսի Ուռհայեցւոյ. Յերուսաղէմ, 1869. Էջ 438). Несмотря на то, что Матфей Эдесский прямо пишет о сотне франков, И. Берадзе ссылаясь на того же Матфея, странным образом пишет о 1000 франкских воинах. См.: Берадзе И. Указ. соч. С. 292.

20. Galterii Cancellarii. Op. cit. II.16. S. 114.

21. Ibid. S. 113.

22. Ibid. II.4. S. 87.

23. Ibid. II.8; 14. S. 95, 109.

24. Ibid. II.16. S. 113.

25. Metcalf D. East and West in the Medieval Eastern Mediterrean: Antioch from the Byzantine reconquest until the end of the Crusader principality. Peeters Publishers, 2006. Р. 21.

26. Djobadze W. Materials for the study of Georgian monasteries in the Western environs of Antioch on the Orontes. Paperback, 1976. Р. 103.

27. MPL. CCXVI. Col. 433.

28. Halfter P. Von den Kreuzfahrerstaaten in das Konigreich Georgien, in: Le Museon // Revue D' Etudes Orientales. 2008. T. 121. Fasc. 3-4. P. 18-34.

29. Cahen С. Op. cit. P. 535; Hamilton В. Latins and Georgians and the Crusader Kingdom, Al-Masaq: Islam and the Medieval Mediterranean. 2011. P. 119.

30. Armenia and the Crusades, Tenth to Twelfth Centuries: The Chronicle of Matthew of Edessa / trans., comm. A.E. Dostourian. Lanham, 1993. P. 167. О взаимоотношениях Грузии и Антиохии см.: Todt K.P. Region und griechisch-orthodoxes Patriarchat von Antiocheia in mittelbyzantinischer Zeit und im Zeitalter der Kreuzzüge (969-1204). Wiesbaden. 2005; Idem. Griechisch-orthodoxe (Melkitische) Christen im zentralen und südlichen Syrien. Die Periode von der arabischen Eroberung bis zur Verlegung der Patriarchenresidenz nach Damaskus (635-1365) // Le Muséon Revue. D’ Études Orientales. 2006. T. 119. P. 33-80.

31. Hamilton В. Op. cit. P. 120.

32. Горелов Н. Книга странствий. СПб, 2006.

33. Берадзе И. Указ. cоч. С. 289.

34. Бадридзе Ш. Грузия и крестоносцы. Тбилиси, 1973. С. 20-21 (ბადრიძე შ. საქართველო და ჯვაროსნები. თბილისი, 1973. გვ. 20-21).

35. Hamilton В. Op. cit. P. 120.

36. La Descriptio Mappe Mundi de Hugues de Saint-Victor / ed. P. Gautier-Dalche. Paris, 1988. P. 56.

37. Hamilton В. Op. cit. Р. 121.

38. Richard of Poitou. Chronica / ed. G. Waitz // Monumenta Germaniae Historica Scriptores. Hanover, 1882. Vol. XXVI. P. 84. Последующие контакты римских пап с правителями Грузии подтверждают то обстоятельство, что западные христиане долгое время питали надежды относительно помощи Грузии крестоносным войскам.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/79-franki-v-bitve-pri-didgori.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК