Главная » Обзоры литературы » Тоомаспоэг К. Тевтонцы на Сицилии (1197–1492). Обзор

Тоомаспоэг К. Тевтонцы на Сицилии (1197–1492). Обзор

И.О. Дементьев, к.и.н., доцент РГУ им. И. Канта

Обзор монографии: Toomaspoeg K. Les Teutoniques en Sicile (1197–1492) // Collection de l’École française de Rome, 321. - Rome: École française de Rome, 2003. - 1012 p. [*].

Фолиант, в котором свыше тысячи страниц, представляет собой докторскую диссертацию Кристиана Тоомаспоэга, посвящённую теме пребывания Тевтонского ордена на Сицилии. Рыцари имели на Сицилии владения с 1197 вплоть до их экспроприации в 1492 г. Бальяж ордена на Сицилии управлялся капитулом, расположившимся в монастыре Святой Троицы в Палермо; образовавшееся таким образом учреждение рыцари назвали «lа Magione» (итал. «приют, жилище»). В монографии анализируются политические, экономические, религиозные и социальные аспекты истории Тевтонского ордена на Сицилии. Автор опирается на широкий круг источников и литературы (их краткий обзор представлен на первых двадцати страницах). Широко использованы документы Тайного государственного архива Прусского культурного наследия (Geheimes Staatsarchiv Preussischer Kulturbesitz) в Берлине в рамках фонда письменного архива ордена (Ordensbriefarchiv). Автором внимательно изучены неопубликованные письма, характеризующие отношения бальяжа и центров принятия решений в ордене ХV в.

История ордена на Сицилии представлена в трёх частях основного текста. В приложении воспроизводятся документы, иллюстрирующие различные аспекты этой истории (р. 453–906); почти сто страниц монографии отведено под подробные индексы имён и топонимов (р. 907–1006).

В первой части «Создание и консолидация бальяжа (1197–1291)» (р. 21–166) характеризуется история обоснования тевтонских рыцарей на Сицилии, положение ордена в эпоху императора Фридриха II и далее – вплоть до падения Сен-Жан-д’Акра. Событийная история дополняется характеристикой экономических особенностей управления орденскими владениями, социальных отношений братии с клиентами и зависимыми лицами в рассматриваемый период. Появление тевтонских рыцарей на Сицилии вписывается в геополитический контекст итальянских завоеваний Генриха VI. Рыцари (среди которых первоначально доминировали братья голландского происхождения) обосновались в заброшенном цистерцианском монастыре и получили ряд земель и зданий в Палермо. Возник бальяж ордена, который начал выстраивать отношения с местными элитами, опираясь на союзников покойного Генриха VI на Сицилии. В первые годы своего правления в качестве сицилийского короля знаменитый Фридрих II был не очень расположен к ордену, но изменил своё отношение с 1217 г. в расчёте на помощь рыцарей в борьбе за имперский трон. Великий магистр ордена контролировал бальяж напрямую вплоть до 1225 г. (подчёркивается роль Германа фон Зальца); архивы «lа Magione» даже играют роль центральных орденских архивов.

Автор монографии описывает долгий процесс адаптации ордена к сицилийскому обществу. Несмотря на иностранное происхождение ордена (и с его зависимостью от универсалистской имперской и понтификальной политики), происходила его постепенная адаптация к сицилийскому обществу (формирование системы клиентелы, маневрирование между различными династиями). Падение Сен-Жан-д’Акра изменило основы существования «la Magione». История консолидации завершилась, началась история защиты его интересов.

Этому процессу посвящена вторая часть монографии – «Борьба за выживание (1292–1391)» (р. 167–274). Характеризуются сложная эволюция взаимоотношений братии и власти в течение ХIV века, анализируется экономическое положение бальяжа, обсуждаются вопросы отношений братьев и сицилийского общества. Теперь тевтонцы были преимущественно немецкого происхождения (районы побережья Рейна, Франкфурта, Эльзаса). История ордена на Сицилии в этот период отмечена четырьмя крупными явлениями: а) перемещение великих магистров в Мариенбург (1309) после падения Сен-Жан-д’Акра и постепенная передача управления бальяжами в Средиземноморье германским магистрам; б) экономический подъём, который переживала Сицилия в 1290–1300 гг., и последующий кризис; в) новое усиление гибеллинской политики и вмешательство Людвига Баварского в междоусобицы на Сицилии; г) общая нестабильность на острове в связи с ослаблением центральной власти.  В ХIV в. орден создаёт на Сицилии сеть небольших местных церквей, которые управлялись капелланами и гарантировали укрепление взаимоотношений тевтонцев и сицилийцев на местном уровне. Следуя традиционной политике покровительства меньшинствам, капитул оказывал поддержку немцам в Палермо, взаимодействовал с еврейской общиной. Сеть клиентелы в целом оставалась стабильной вследствие взаимных экономических интересов и семейных традиций. К 1391 г. «la Magione» на Сицилии представляла собой сицилийское религиозное учреждение иностранного происхождения, независимое от местной церкви, но глубоко укоренённое в местном социуме.

В заключительной части «Уход (1392–1492)» (р. 275–424) автор следует той же логике описания взаимодействия братии с местными элитами, экономических успехов и неудач, отношений «la Magione» и общества. Дополнительный аспект истории ордена на Сицилии, который удаётся реконструировать хотя бы фрагментарно для ХV века, – повседневная жизнь братьев. На это столетие падает вхождение ордена в прямую зависимость от королевского двора (к началу ХIV в. на Сицилии окончательно утвердились арагонские короли), что обозначало постепенное удаление «la Magione» от центральных органов управления орденом: к 1470-м годам «la Magione» обрёл автономию от ордена. К концу ХV в. командор распоряжался 7 фьефами, 5 сельскими доменами и примерно 16 городскими владениями. Завершается история тевтонцев на Сицилии ликвидацией бальяжа и выездом рыцарей с острова, что было тесно связано с процессом создания территориальных монархий. Автор восстанавливает причины потери орденом бальяжа на Сицилии: а) усиление стремления Арагонского королевства взять под опеку «вакантные» религиозные учреждения; б) отсутствие достаточных средств у ордена для удержания средиземноморских бальяжей; в) ослабление призывов папства к возобновлению крестовых походов; г) возникшие у ордена трудности в снабжении Сицилии рыцарями; д) утрата интереса к Средиземноморью у голландцев, доминировавших первоначально в составе братии; е) изменение менталитета – трансформация духа сицилийских тевтонцев, ставших жадными до личной свободы, власти и ресурсов.

Последний пункт рассуждений К. Тоомаспоэга раскрывается в 12-й главе, посвящённой повседневной жизни рыцарей. Характеристика нравов братии оказалась возможной благодаря уникальному источнику – незавершённому отчёту о проверке дел в бальяже, которую осуществили в сентябре 1491 г. Адольф фон Герольдсек и Вильгельм фон Вайблинген. Ревизоры прибыли в Палермо для изучения вопросов, связанных с попытками экспроприации бальяжа со стороны королевства. Опрос членов капитула неожиданно выявил ряд взаимных обвинений, дающих прекрасно представление о «многочисленных деталях жизни тевтонцев в конце ХV в.». Основным «героем» отчёта стал командор Генрих Хёмайстер (Hoemeister), типичный представитель раннего Возрождения. Ловкий дипломат и предприимчивый администратор, он оказался вдобавок весьма неразборчивым в сексуальных связях субъектом. Члены капитула обвинили его одновременно в наличии пятерых любовниц, многочисленного потомства от них и гомосексуальных контактах. Разумеется, Хёмайстер также был компанейским человеком, любившим закатывать вечеринки, одаривать своих возлюбленных и играть в карты, словом, имел вкус к развлечениям. Ряд обвинений был признан командором, в ходе его объяснений выявились различные скандальные факты в отношении других членов капитула: один любил застолья и сожительствовал со светской женщиной; второй злоупотреблял выпивкой и нередко бывал наказан за кражи; третий был несдержан на язык и вообще вёл ночной образ жизни. Вероятно, одной из причин того, что все эти малоприятные характеристики оказались преданы гласности, был жёсткий нрав командора, который постоянно наказывал братьев – заточением, побоями и ограничением в питании и карманных деньгах. Подробности личной жизни братьев, сохранившиеся в отчёте, интерпретируются автором монографии в свете общей тенденции к индивидуализации жизни тевтонцев. Включённость членов ордена в светскую жизнь палермской знати, организация торжественных приёмов и вечеринок в бывшем монастыре, подарки драгоценностей любовницам – все эти стороны повседневной жизни братии стали следствием изменения в менталитете, вызванного постепенной утратой связи бальяжа с руководством ордена. Братья конца ХV века, жадные до личной свободы и принятые в обществе, совсем не похожи на тех суровых воинов, которые прибыли на Сицилию тремя столетиями раньше.

В заключении монографии (р. 425–433) автор поднимается на следующий уровень обобщения, представляя палермскую «la Magione» моделью средневековой церкви (ecclesia), географически удалённой, но юридически зависимой от папы и императора. Эволюция этого религиозного института происходит в трёх фазах – создание, консолидация и ликвидация бальяжа. Первоначальное обоснование братьев на чужой земле предполагает консолидацию ценой адаптации к местным порядкам. Эта адаптация порождает перемену в статусе бальяжа: «дом Святой Троицы госпиталя Святой Марии тевтонцев в Иерусалиме» стал «домом Святой Троицы тевтонцев в Иерусалиме» и наконец просто «домом Святой Троицы». Роль «la Magione» постепенно повышалась, особенно в связи с тем, что она располагалась в Палермо в отличие от госпитальеров и тамплиеров, которые имели свои фьефы на Сицилии. Предшествующая историография, по мнению К. Тоомаспоэга, недооценивала значение тевтонских рыцарей в политической жизни Сицилийского королевства. Автор постарался в своей монографии опровергнуть положения о том, что рыцари были вне политической эволюции королевства и не играли в его развитии никакой военной роли.

Три исторических фазы в развитии «la Magione» на Сицилии, резюмирует К. Тоомаспоэг, таковы:

  1. Зарождение в период конвергенции международных явлений: папская политика крестовых походов совпала по времени с конкретизацией имперской идеи Гогенштауфенов. Эти два феномена привели к институционализации присутствия немцев в Средиземноморье путём передачи бальяжа на Сицилии Тевтонскому ордену. Консолидация бальяжа происходила в условиях равновесия интересов папы и императора.

  2. Неизбежная адаптация. Транснациональный институт был вынужден укорениться в местном сообществе, с этой целью создавалась сеть местной клиентелы, завязывались отношения с элитами на острове.

  3. Экспроприация в момент рождения государств раннего Нового времени. Сильная центральная власть и унификация испанских государств и Сицилии в государстве нового типа отмечают закат «la Magione». Для сильной центральной власти «la Magione» была производителем экономических ресурсов, а командор рассматривал себя как хозяина владений, которыми он управлял. В результате сложной дипломатической игры командор «la Magione» покинул Сицилию – владения бальяжа были экспроприированы. История тевтонских рыцарей, утративших под средиземноморским солнцем свой воинственный дух, закончилась.

 

© Дементьев И.О., 2010
© Бойчук Б.В., 2010
DEUSVULT.RU, 2011

 

Примечания

*. Автор обзора: Дементьев Илья Олегович, к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений Российского государственного университета имени Иммануила Канта.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/61-toomaspoehg-k-tevtontsy-na-sitsilii.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК