Главная » Тевтонский орден » Административно-территориальные отделения ордена меченосцев

Административно-территориальные отделения ордена меченосцев

А.А. Конопленко, канд. ист. наук, доцент кафедры гостинично-туристического бизнеса и сервиса Саратовского государственного социально-экономического университета

В статье рассматривается административная система ордена меченосцев, действовавшего в Восточной Прибалтике в ХIII в. На основе широкого круга источников и литературы показаны отличия ордена от аналогичных духовно-рыцарских организаций Средневековья.

В XIII в. развернулось крестоносное завоевание последнего остававшегося языческим региона Европы - Восточной Прибалтики. В первой трети столетия этот процесс наиболее активно протекал на территории Ливонии. Важнейшую роль в завоевании ливонских земель сыграла созданная в 1202 г. новая духовно-рыцарская корпорация - Братство рыцарей Христовых, традиционно именуемое в исторической науке орденом меченосцев.

Многие страницы его истории до сих пор остаются лишёнными достаточного исследовательского внимания. В частности, мало изучен вопрос об административной системе ордена, о том, какими отделениями, в каком числе и с какого времени он был представлен. Насколько удалось выявить, всего в разное время было создано семь орденских отделений.

Очевидно, среди первых возникло отделение ордена в Риге. Так, под 1210 г. первый ливонский хронист Генрих Латвийский называет в Риге «общину братьев-рыцарей», под 1214 г. - «церковь братьев-рыцарей» [1]. Под 1221 г. он же сообщает о выступлении орденского войска во главе с магистром Волквином (1209-1236) «из Риги» и возвращении братьев-рыцарей туда же после похода [2]. Орденское отделение в Риге, по всей видимости, существовало с самого учреждения братства меченосцев.

Другой вопрос - руководил ли им, в силу географического совпадения с резиденцией магистра, он сам, либо же рижских братьев возглавлял особый управитель? У Генриха Латвийского ответа найти не удаётся. Приведенное выше упоминание хронистом факта выступления из Риги меченосцев во главе с магистром Волквином не может служить доказательством совмещения им двух должностей, поскольку в данном случае Волквин мог выступать в роли как главы ордена, так и главы его рижского отделения. Важную информацию содержит грамота папского  легата Вильгельма Моденского (1184-1251) от 16 марта 1226 г., вызванная к жизни спором о границах между монастырем Дюнамюнде и городом Ригой. В списке свидетелей (вероятно, потому что дело касалось Риги) Волквин назван «рижским магистром рыцарства Христова» (Volquinus, militiae Christi magister Rigensi) [3]. Это дает основания полагать, что магистры ордена совмещали свой пост с должностью главы рижских меченосцев.

В «Старшей ливонской рифмованной хронике» (конец XIII в.) упомянуты братья-рыцари из Ашерадена, замка, возведённого на Западной Двине при магистре Венно (1202-1209) в 1206 г., с какового времени здесь и могло существовать орденское отделение [4].

Особое внимание источников связано с деятельностью орденских рыцарей из Вендена, заложенного крестоносцами на реке Гауя. Генрих Латвийский многократно пишет о Бертольде, главе венденских братьев-рыцарей, называя его на протяжении своей хроники 16 раз. Такое внимание хрониста к фигуре Бертольда, равно как и именование его «магистром», по-видимому, не случайны и связаны с особым стратегическим положением Вендена, оказавшегося основной базой орденского наступления на земли эстов. Характерно, что и при описании Генрихом Латвийским военных действий меченосцев в Эстонии до 1217 г. их командующим он называет именно Бертольда. Создание орденского отделения в Вендене, вероятно, относится к 1208 г., когда меченосцами был построен там замок [5].

В феврале 1217 г. Бертольд погиб в бою с новгородцами и псковичами под стенами Оденпе [6]. Через два года, в 1219-1220 гг., «магистром венденского рыцарства» назван брат Родольф, или Рудольф (Rodolfus, Rudolfus) [7]. Трудно предположить, что на важный в ордене пост главы Венденского отделения был назначен человек, не имевший опыта управления. И действительно, в грамотах существуют и более ранние упоминания о Родольфе. В 1211 г. он выступает в качестве свидетеля раздела земель ливов и латгалов между рижским епископом Альбертом (1199-1229) и орденом [8], а под следующим годом его упоминает Генрих Латвийский, называя при этом «магистром братьев-рыцарей» (magister fratrum milicie) [9]. Поскольку главой венденских рыцарей в то время был ещё Бертольд, можно заключить, что до занятия поста в Вендене Родольф возглавлял какое-то иное орденское отделение. Исходя из сообщения Генриха Латвийского о том, что Родольф управлял ливами (а на тот момент орден не имел в Либии никакого другого замка кроме Зегевольде) и из сопоставления этого сообщения с более ранней информацией о конфликте ливов с зегевольдскими меченосцами [10], можно заключить, что Родольф с 1212 г., если не ранее, и по 1217 г. являлся главой зегевольдских братьев-рыцарей. И, следовательно, существовало Зегевольдское отделение ордена. Тем более что и под 1223 г. хронистом особо упомянуты «братья-рыцари из Зегевольде» [11]. Поскольку автор «Старшей ливонской рифмованной хроники» приписывает заслугу возведения Зегевольдского замка (1206 г.) магистру Венно [12], можно предположить, что данное отделение ордена существовало, возможно, уже с 1206 г.

Первоначальное появление отделений ордена меченосцев в Южной Эстонии (земли Унгавния и Саккала), вероятно, следует относить не ранее чем к концу 1215 г. [13] Выше упоминалось присутствие в 1223 г. орденских рыцарей и их глав в Феллине (Саккала) и Дерпте (Унгавния), однако в начале общеэстонского восстания 1223-1224 гг. Южная Эстония была для ордена потеряна. После разгрома восстания, восстановления немецкого господства в южноэстонских землях и их передела между орденом и рижским и леальским (дерптским) епископами Унгавния вместе с Дерптом была для меченосцев утрачена. В возвращённой же под власть братьев-рыцарей Саккале орденское отделение, как сообщает Генрих Латвийский, было восстановлено уже в 1224 г., а в следующем еще более укреплено [14].

Как выявил Е.В. Чешихин, после захвата меченосцами датских владений в Северной Эстонии в 1227 г. орденские отделения были созданы в Ревеле и Везенберге [15], остававшихся под властью немцев до 1238 г. Е.В. Чешихин называет среди отделений ордена меченосцев также Оберпален, распложенный в среднем течении реки Палы, на границе эстонских земель Моха и Нурмегунде, и Гольм [16]. Это, однако, маловероятно, поскольку Оберпален был возведен не ранее 1272 г. [17], а Гольм входил в область, подчинённую рижскому епископу.

Для уточнения состава административной системы ордена меченосцев есть смысл обратиться к соответствующей структуре Ливонского ландмейстерства Тевтонского ордена, политического наследника рыцарей-меченосцев. В него, по данным М.П. Соловьёва, к концу XIII в. входили следующие отделения: Рижское, Венденское, Зегевольдское, Ашераденское, Феллинское, Пернауское, Вейссенштейнское, Гольдингенское, Мемельбургское и Леальское [18]. Какие же из них ливонские братья Тевтонского ордена могли унаследовать от своих предшественников-меченосцев? К числу таковых можно смело относить первые пять. Чего нельзя сказать о Пернауском (Пернау основан не ранее 1255 г.) и Вейссенштейнском (Вейссенштейн - в 1265 г. [19]) отделениях. Полностью исключено существование отделений меченосцев в расположенных в Куронии Гольдингене и Мемельбурге: до 1236 г. власть немцев над куршами носила номинальный характер и о военном присутствии крестоносцев в их землях сведений не имеется. Более того, Гольдинген был основан только в 1242 г. [20], а Мемельбург - десятью годами позже, для создания  стратегического коридора (Жмудского коридора), обеспечивавшего сухопутное сообщение между Пруссией и Ливонией, что могло стать необходимым лишь после включения меченосцев  в  состав Тевтонского ордена. Столь же маловероятно присутствие меченосцев и в Леале, поскольку только в 1238 г. орденским рыцарям отошла половина этого замка, ранее целиком принадлежавшего эзельвикскому епископу [21]. Итак, последние пять из названных М.П. Соловьёвым орденских отделений были созданы уже после 1237 г. и в административной системе ордена меченосцев представлены не были.

Таким образом, с известной уверенностью можно говорить о том, что административно-территориальная система ордена меченосцев в момент его наибольшего территориального расширения была представлена семью орденскими отделениями: в Риге - с 1202 г., в Ашерадене и Зегевольде - не ранее 1206 г., в Вендене - не ранее 1208 г., в Феллине - первоначально, вероятно, не ранее чем с конца 1215 до начала 1223 г., и затем с 1224 г., в Ревеле и Везенберге - с 1227 г. Как видно из источников, из пяти орденских отделений (исключая Ревель и Везенберг, захваченные меченосцами сравнительно поздно) южные - Ашераден, Рига и Зегевольде - прикрывали владения ордена от литовских вторжений, а северные - Венден и Феллин - являлись базами в наступлении братьев-рыцарей на Южную, а затем Северную Эстонию.

Главы орденских отделений подчинялись магистру. Определить, как они сами себя называли, не представляется возможным в силу двух причин. Во-первых, из-за сравнительно короткого времени существования ордена меченосцев его административная система вряд ли приобрела завершённые формы. Во-вторых, чёткое обозначение и терминологическая дифференциация должностей не были характерны и для других духовно-рыцарских орденов. В частности, применительно к Тевтонскому ордену это показал Б. Зоммерлад, выявивший массу случаев обозначения одной и той же должности разными терминами. Кроме того, согласно документам из архивов Тевтонского ордена, даже чиновник самого низшего порядка мог именовать себя и именоваться «магистром» ордена в каком-то определённом географическом пункте [22]. Так что вся система обозначения должностей тевтонского орденского чиновничества в современной историографии носит условный характер и исходит из соотнесения употребляемого термина с фактическим положением и функциями того или иного должностного лица. Скажем, в административной системе Тевтонского ордена принято выделять ландмейстеров (Landmeister), возглавлявших крупные комплексы орденских владений - ландмейстерства (Landmeisterei), ландкомтуров (Landkomtur), сосредоточивавших в своих руках управление орденскими домами в отдельных землях - баллеях (ballei), комтуров (komtur) и фогтов (vogt), отправлявших власть в отдельных замках, попечителей (pfleger), заведовавших мелкими орденскими укреплениями, и пфарркомтуров (pfarrkomtur), возглавлявших отдельные орденские монастыри. Функции и положение комтуров и фогтов в действительности трудно различимы. По мнению А.Н. Ясинского, комтуры заведовали орденскими замками, а фогты осуществляли судебную и военно-политическую власть в крупных орденских областях [23]. Однако подобная точка зрения не находит полного подтверждения в источниках.

Из контекста хроники Генриха Латвийского явствует, что управители орденских отделений не имели над собой вышестоящего звена чиновников, подчиняясь, следовательно, непосредственно магистру. Хронист лишь в некоторых случаях, называя их имена, добавляет титул. Главу орденского отделения в Вендене он обозначает как «магистра рыцарства в Вендене» (magister milicie in Wenden, magister de Wenden, magister milicie de Wenden) [24]. Также Генрих Латвийский сообщает, рассказывая об избиении немцев восставшими эстами в начале 1223 г., что в Феллине был «фогт» Мавриций (Mauritius... advocatus) [25], а в Дерпте - «фогт» Иоанн (Iohannus... advocatus). Как видно, речь идет о главах отдельных орденских замков, то есть о должностных лицах, соответствующих в обычной классификации комтурам и фогтам. Однако в силу принципиальной затруднительности разграничения функций и положения тех и других представляется возможным условно именовать орденских управителей в отдельных замках «главами» соответствующих орденских отделений.

Обязанности глав орденских отделений достаточно подробно рассмотрены в литературе на материале Тевтонского ордена и его Ливонского ландмейстерства. В целом они заключались в местном военно-административном управлении: в проведении при необходимости наступательных или оборонительных военных действий; в осуществлении суда и сбора податей с населения подчинённых ордену земель, материального обеспечения нужд орденского отделения. Очевидно, и в ордене меченосцев обязанности управителей орденских отделений были аналогичными.

В своих основных чертах орден меченосцев был схож с прочими духовно-рыцарскими орденами. Однако, в отличие от наиболее известных духовно-рыцарских корпораций, в ордене меченосцев в силу скромных географических рамок и краткого существования не сложилось многоуровневой системы управления, свойственной другим орденам. Вся орденская организация возглавлялась магистром. Непосредственно магистру подчинялись главы орденских отделений, каких в момент наивысшего могущества ордена было семь: три в Либии, одно в Латгалии, одно в Южной Эстонии и два - в Северной. Главы орденских отделений осуществляли военно-административное управление на местах. Особую роль при этом играли главы важного для ордена в стратегическом отношении Венденского отделения, являвшегося базой для наступления на эстонские земли, которые рассматривались братьями-рыцарями в качестве главной цели их завоевательной политики.

 

© Конопленко А.А., 2010
© Бойчук Б.В., 2013
DEUSVULT.RU, 2013

 

Примечания

*. Работа была опубликована: Конопленко А.А. Административно-территориальные отделения ордена меченосцев // Ретроспектива: всемирная история глазами молодых исследователей. - 2010. - № 5. - С. 4-11.

1. Origines Livoniae sacrae et civilis. Heinrich’s des Letten älteste Chronik von Liefland, aufs neue herausgegeben und mit einer Einleitung (далее - HCL) // Scriptores rerum Livonicarum. Riga; Leipzig, 1853. Bd. I. XIV, 5; XVIII, 6.

2. Ibid. XXV, 3-4.

3. Liv-, Esth- und Curländischen Urkundenbuch nebst Regesten / hrsg. von F.G. Bunge. Reval, 1853. Bd. 1 (далее - LUB). I. № 79.

4. Dietleb’s von Alnpeke Livländische Reimchronik, nach dem Bergmannschen Drucke mit den Ergänzungen den abweichenden Lesearten der Heidelberger Handschrift neu bearbeitet und herausgegeben von C.E. Napiersky und Th. Källmeyer (далее - Reimchronik) // Scriptores rerum Livonicarum. Riga; Leipzig, 1848. Bd. 1.V. 634-641, 1492.

5. Апалс Я. Исследования городища Риексту калнс // Археологические открытия 1980 года. М., 1981. С. 364.

6. HCL. XX, 7.

7. Ibid. XXIII, 6-7; XXIV, 2.

8. LUB. I. № 18.

9. HCL. XVI, 3.

10. Ibid.

11. HCL. XVII, 1.

12. Reimchronik. V. 634-641.

13. HCL. XXI, 2-4.

14. Ibid. XVII, 9; XIX, 3.

15. Чешихин Е.В. История Ливонии с древнейших времен. Рига, 1884. Т. 1. С. 296.

16. Там же.

17. См.: Richter A. von. Geschichte der dem russischen Kaiserthum einverleibten ten deutschen Ostseeprovinzen bis zur Zeit ihrer Vereinigung mit demselben. Riga, 1857. Bd. 1. Karte I.

18. Соловьёв М.П. Очерк истории Прибалтийского края. СПб., 1883. С. 120.

19. Tuulse A. Die Burgen in Estland und Lettland. Dorpat, 1942. S. 82-85; История Эстонской ССР / под ред. А. Вассара и Г. Наана. Таллин, 1961. Т. 1. С. 203.

20. Reimchronik. Vol. 2347-2410; Tumler M. Der Deutsche Orden im Werden, Wachsen und Winken bis 1400 mit einem Abriß der Geschichte des Ordens von 1400 bis zur neusten Zeit. Wien, 1955. S. 202-209.

21. LUB. III. № 156.

22. Sommerlad B. Der Deutsche Orden in Thüringen. Geschichte der Deutschordensballei Thüringen bis zum Ausgang des 15. Jahrhunderts. Halle (Saale), 1931 (Forschungen zur Thüringisch-Sächsischen Geschichte. H. 10). S. 89.

23. Ясинский А.Н. Причины падения древней Ливонии: публ. лекция. Юрьев, 1898. С. 9.

24. HCL. XIII, 5; XVI, 4; XX, 5.

25. Ibid. XXVI, 5.

НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК