Главная » Просопография Ближнего Востока » Просопография первых эмиров Данишмендов

Просопография первых эмиров Данишмендов

Г.М. Литвинов

Династия Данишменд хорошо изучена из-за богатой источниковедческой базы, но данные о ее первых эмирах в период вторжения в византийские земли (вторая половина XI в.) представляют материал, близкий к хаосу. В статье пойдет речь о происхождении династии и проблема идентификации героя турецкого эпоса Мелика Данишменда.

Манцикертское сражение, и последовавшие за ним гражданские войны в Византии, в короткий срок сделали тюрок-огузов завоевателями Малой Азии. Среди новых хозяев особый интерес вызывает династия Данишменд, которая укрепилась в Северной Анатолии в последней четверти XI века.

 

Название династии. Калам. Один из родоначальников династии Али ибн Мураб принадлежал к числу эмиров Хорезма [1], в X-XI веках являвший собой образец экономической и культурной жизни мусульманского города Средней Азии. Это было место оживленной литературной и научной деятельности. Здесь получила развитие рационалистическая богословская школа мутазилитов, последователей калама. Богословские споры последователей калама велись с большим тактом без грубого фанатизма [2]. В персидской литературе данишменд - ученый, сторонник калама, обычно он противопоставляется «убежденному в правде» мухакикку [3].

Сын Али эмир Ахмад получил свое прозвище (лакаб) от ученого звания, видимо, обучаясь в одном из хорезмийских медресе мутазилитов. В отличие от мухакикка данишменд, как представитель этого религиозно-философского течения в исламе, подкреплял догматы веры доказательствами. Династия Данишменд получила название от персидского danishmand «мудрый; ученый; наставник» [4] в религиозном смысле [5].

Правление на бывших византийских землях первых Данишмендов знаменует собой начало интенсивного отуречивания и исламизации населения Северной Анатолии [6]. Отличие этой завоеванной тюрками области от прочих малоазийских районов состоит в том, что большинство завоевателей-тюрков были сторонниками калама [7]. Только одним насилием тяжело объяснить массовую исламизацию христианского населения [8], такое возможно при достаточно сильном культурном влиянии в сочетании с рациональным философско-религиозным влиянием калама. Среди религиозных инструментов Ислама калам наиболее подходит для межконфессиональной полемики.

Подмечено, что большинство работ по астрономии, психологии, математике и естественным наука у сельджуков Малой Азии XII века созданы или найдены на территории эмирата Данишменда [9]. Эмиры Данишменды были заказчиками [10] или даже сами создавали литературные произведения [11].

 

Этническая принадлежность. Связь Данишмендов с Хорезмом, районом ранней исламизации тюрок-огузов, может свидетельствовать о туркменском [12] происхождении династии. После принятия тюрками Ислама в X веке понятия «туркмен» и «огуз» стали синонимами, однако, через некоторое время первый термин приобрел новый смысл.

Сложные этнические и политические процессы среди турок-огузов в Средней Азии привели к тому, что часть из них начала пребывать к границам Армении. Здесь они становились гази (борцами за веру), объединившись в отряды, совершали набеги в христианские пределы. Именно этих огузов стали называть туркменами [13]. В это время у огузов шел процесс разложения родового строя, происходила их феодализация [14].

Просопография первых эмиров ДанишмендовТопонимический анализ названий огузского происхождения в Северной Анатолии, свидетельствует о сложных этнических процессах, происходивших у туркмен. В это время происходил распад племен, туркмены часто переходили к оседлости, смешивались с коренным населением и, тем самым, утрачивали прежнюю племенную общность [15]. Эмират Данишменда, сложившийся к концу XI столетия, представлял собой союз племенных групп туркмен. Ни одно из племен не представляло большинства в эмирате. Из 24 огузских племен, известных по Рашид ад-Дину и Махмуду Кашгари, наиболее компактно расположены на территории эмирата Данишменда только топонимы огузского племени байат [16]. Этот туркменский род играл важную роль в тюркизации Малой Азии, и, вероятно, что Данишменды происходили из племени байат.

Версия об армянском происхождении Данишмендидов несостоятельна, т.к. невозможно, чтобы туркмены, игнорируя языковой барьер и обычаи, избрали своим вождем инородца, хотя бы и обращенного в ислам [17]. Нельзя исключить и тот факт, что возможное место рождения будущего Мелика Данишменда была Персармения [18]. В этом регионе концентрировались туркмены-гази для вторжения в пределы империи. Возможно, из этой же области происходила его мать [19], и будущий Мелик Данишменд долгое время пребывал не только в туркменской, но и в армянской культурной среде [20]. Это подтверждает догадку, что хронисты ошибочно считали причастность Данишмендов к этому народу [21].

 

Мелик Данишменд: Ахмед или Исмаил? Просопографические данные о первых эмирах династии в период 1071-1134 гг. представляют материал, близкий к хаосу [22]. Путаницу создавала спорная идентификация героя турецкого эпоса Мелика Данишменда, который долгое время являлся легендарной личностью из-за отсутствия его упоминания в исторических источниках. Однако в конце XIX века, когда началась публикация монет с именами эмиров из династии Данишменд, среди представленных на обозрение широкой публике, отмечен медный дирхем Мелика Ягыбасана (1042-1064) с арабской надписью на аверсе «Bin Melik Danişmend» [23] Один из основателей династии Мелик Данишменд получил вполне исторические очертания, что вызвало интерес со стороны историков к этой династии.

Просопография первых эмиров ДанишмендовФранцузский историк азербайджанского происхождения Ирен Меликофф осуществила перевод турецкого эпоса «Данишменднаме» и вычленила из него исторические моменты биографии Мелика Данишменда. Концепция Ирен Меликофф о ранних Данишмендах заключается в следующем. Согласно персидским источникам, эмир Мухаммед Данишменд участвовал в битве при Манцикерте в 1071 г. [24] Турецкие источники подтверждают присутствие в Северной Анатолии правителя Мелика Данишменда по имени Ахмад (дериват имени Мухаммед) [25], после его смерти наследником стал Гази бек [26]. Нумизматические данные подтверждают преемственность Гази Бека (Мелика Гази) от Мелика Данишменда [27].

Просопография первых эмиров ДанишмендовБолее полувека такое генеалогическое решение И. Меликофф для ранних Данишмендов оставалось правилом. Однако в историографии путаница в генеалогии династии продолжалась. Появление Исмаила б. Данишменда в хронике Ибн ал-Асира выводит на передний план выяснение родственных связей между Данишмендидами. У историков нет однозначного мнения об Исмаиле: А. Мордман считал, что он брат Мелика Данишменда [28], а И. Меликофф предположила наличие у Мелика одновременно двух имен - Ахмад и Исмаил [29].

Насколько нам известно, никто из историков не выдвигал версию об Исмаиле как о сыне Ахмада, видимо, из-за того, что у Мелика Данишменда было двенадцать сыновей, и после его кончины старший сын Гази Бек (Амир Гази) убил всех братьев, и стал во главе эмирата [30]. Смерть известного полководца Исмаила, якобы брата Амира Гази, тогда удивительна, т.к. осталась незамеченной в источниках.

Описываемая в «Данишменднаме» эпоха - борьба туркмен против византийцев и франков-крестоносцев, в т.ч. период 1097-1104 гг. Особенность источников этого периода состоит в том, что создается иллюзия, что в один и тот же период в Анатолии действуют два эмира - Данишменд и ибн Данишменд, отец и сын. При анализе источников обнаруживается определенная закономерность, все хронисты подразделяются на две большие группы, каждая из них упоминает имя эмира в своем варианте. «Индоевропейцы» (армянские, латинские, византийские хронисты) называют его Данишменд, «семито-хамиты» (арабы и сирийцы) - сын Данишменда [31]. Конфликт между «индоевропейскими» и «семито-хамитскими» источниками решает хроника Ибн ал-Асира. Она указывает на «Исмаила ибн Данишменда по прозванию ибн Данишменд» [32], т.е. в именовании этого эмира всегда присутствует прозвище его отца.

Очень важный момент, имя Ахмад или Мухаммед не упомянуто в хрониках этого периода ни разу! Зато в источниках этого периода имя (алам) Исмаил появляется как минимум пять раз в хрониках: 1) Ибн ал-Асира; 2) Ал-Азими; 3) Бар-Эбрея; 4) «Алексиаде»; 5) Синаксаре св. Феодора Гавры [33]. Следует остановиться на последних двух произведениях из-за того, что в них указание на Исмаила б. Данишменда косвенное.

 

«Алексиада» - повод для дискуссий. Анна Комнина в своей хронике упоминает «султана Данишменда» в битве при Гебраике (1097) [34]. На следующий год во время компании ее отца императора Алексея в 1098 г. она описывает столкновение императора с «архисатрапом Исмаилом, сыном султана Хорасана» [35].

Выясним, кого Анна Комнина имеет виду под сыном султана? Ведь Мухаммед Данишменд умер между 1081 годом [36] и 1084 годом [37], следовательно, он не мог присутствовать в битве при Гебраике. У покойного султана Мелик-Шаха в рассматриваемый момент времени было три сына: Бэрк-Ярук, Мухаммад и Санджар соответственно 19, 17 и 14 лет [38]. У «султана» Кылыч-Арслана б. Сулеймана в этот период были два малолетних ребенка (вероятно, Мелик-Шах и Масуд) [39]. Среди Великих Сельджуков это имя отсутствует, последний с таким именем (Исмаил б. Йакути) погиб еще в битве при Исфахане в 1093 г. Остается единственный вариант: Исмаил - сын «султана» Данишменда (Анна Комнина сама называет его так). Почему Анна называет его сначала султаном Данишмендом, а затем архисатрапом Исмаилом?

Просопография первых эмиров ДанишмендовВ компании 1097 г. информатором Анны Комниной был примикирий Татикий [40]. Он лично участвовал в битве при Гебраике, возможно, даже находился от Данишменда на фланге напротив. В компании 1098 года Анна получала сведения уже от свого дяди по матери Иоанна Дуки. Византийская писательница не смогла сделать вывод, что «султан Данишменд» и «архисатрап Исмаил» одно и то же лицо. Осенью 1098 г. «архисатрап Исмаил» появляется у Пайперта, где разбивает войско Феодора Гавры [41].

Это подтверждает нашу мысль, что «индоеврпопейцы» упоминали в хрониках Исмаила как Данишменд. В битве при Гебраике и в компании 1098 г. присутствовал один и тот же Данишменд - Исмаил. Таким образом, Мелик Данишменд турецкого эпоса и Исмаил б. Данишменд одно и тоже лицо. Как большинство турецких эмиров он носил тюркское имя Гюмюштегин [42], и он сын Тайлу [43]. Последний есть Ахмад из «Данишменднаме» и хроники Рашид ад-Дина.

 

Проблематика «Данишменднаме». Почему в турецком эпосе отсутствует имя Исмаил, и наоборот, присутствует имя Ахмад? «Данишменднаме» - изначально устное туркменское литературное произведение, сохранилось в двух списках, независимых друг от друга: Мевланы ибн Ала (1240-ые гг.) и Али Арифа (1360-ые гг.). Первый список является сельджукским, а второй - османским литературными произведениями. Естественно, ряд моментов туркменского эпоса были опущены. Самые щекотливые моменты истории эмирата Данишменда, которые не прошли цензуру и не попали в письменный эпос - борьба между Меликом и Кылыч-Арсланом в 1096-1105 гг. и плен князя Боэмунда в 1100 г. Эти обстоятельства были упущены, иначе, как объяснить, что на страницах эпоса идентифицируются император Алексей, графы Раймунд Тулузский и Гуго Вермандуа, эмиры Каратегин и Артук, князь Васил Гох, дука Феодор Гавра, но отсутствуют Кылыч-Арслан и Боэмунд. Исторический период, происходящий в эпосе «Данишменднаме», 1074-1104 гг [44] - т.е. охвачен период правления Данишменда Ахмада Тайлу, который был, видимо, тоже Меликом. Поэтому сельджукская и османская цензуры, опустила негативные моменты, связанные Сельджукидами с указанием об эмире Исмаиле, и на страницах эпоса оставлено имя его отца Ахмада [45]. По списку Али Арифа, который переводила Ирен Меликофф, в начале у героя эпоса присутствует «Мелик Ахмад», затем в повествовании начинает упоминаться «Мелик Данишменд». Фактически из двух эмиров цензорами «Данишменднаме» был образован образ одного Мелика Данишменда.

 

Загадочный титул «мелик». Присутствие титула мелик у Данишменда, также является загадкой. Н. Иконмидис, уделивший внимание внешней политике эмирата Данишменда, отметил хронологическое несоответствие получения титула Меликом Данишмендом [46]. Действительно, наследственный титул мелик был получен членами этой династии только в 1134 году [47]. Как объяснить тот факт, что вождь североанатолийских туркмен имел в именовании Мелик, не будучи владельцем мулька - обязательного атрибута меликства [48]? С другой стороны, если мульк был вручен Исмаилу Гюмюштегину до 1104 года, каким образом этот наследственный титул был отобран у его семьи?

На самом деле, «мелик» в имени-титуле (лакаб), которое получил от халифа и султана его внук Мухаммад, имеет другое происхождение. Вожди племен или племенных групп туркмен, будучи независимыми от сельджукского правительства [49], сами избирали себе верховного вождя - мелика, который был распространен у огузов [50].

Если Данишменды были иктадарами Великих Сельджуков (до вручения мулька это возможно), то туркменские беки, подданные эмира, были свободны от такого рода феодальной зависимости от Сельджукидов. Туркмены, в особенности гази, продолжали блюсти традиции степной «демократии». Поздние эмиры Данишменды привели в соответствие избираемый титул к наследственному, и узаконили его на монетах, тем самым, сымитировали древность династии, удлинив ее «царственность» более чем на полвека.

 

© Литвинов Г.М., 2013
© Бойчук Б.В., 2013
DEUSVULT.RU, 2013

 

Иллюстрации

Распространение топонимов племени байат на территории современной Турции (по Фаруку Демирташу) (карта).
Медный дирхем Мелика Ягыбасана (1042-1064) с арабской надписью на аверсе «Bin Melik Danişmend».
Ранние Данишменды. Версии. Генеалогические таблицы (табл. 1: версия И. Меликофф; табл. 2: версия А. Мордмана).
Ранние Данишменды (табл. 3).

 

Сокращения

ВВ - Византийский временник.

AÜDT - Ankara Üniversitesi Dil ve Tarih.

CFHB - Corpus Fontium Historiae Byzantinae.

IFEA - Institut frangais d'etudes anatoliennes d'Istanbul.

RHC Oc - Recueil des historiens des croisades, historiens occidentaux.

RHC Or - Recueil des historiens des croisades, historiens orientaux.

SÜTAD - Selçuk Üniversitesi Türkiyat Araştırmaları Dergisi.

ZDMG - Zeitschrift der deutschen morgenlindischen Gesellschaft.

 

Примечания

1. Melikoff I. La geste de Melik Danişmend. Etude critique du Danişmendname. Paris: Librairie Adrien-Maisonneuve, 1960. T. I. Р. 105.

2. Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. М.: Восточная литература РАН, 2002. С. 119-120.

3. Его же. Работы по истории ислама и арабского халифата. М.: Восточная литература РАН, 2002., С. 622-623. По мнению Ирен Меликофф, Ахмад носил звание данишменд. Melikoff I. Op. cit. P. 105.

4. Ibn al-Athir. Extrait de la chronique intitulee Kamel-Altevarykh par Ibn Alatyr // RHC Or. Paris: Imprimerie nationale, 1872. T. I., P. 203. Основатель династии слыл у туркменов учёным.

5. Cahen C. La Turquie pre-ottomane // Varia turcica. Istanbul : Paris: IFEA, 1988. Vol. 7. Р. 16.

6. Bayram M. Danişmend Oğulları’nın Dini ve Milli Siyaseti // SÜTAD. Konya: 2005. Sayı. 18 (Güz 2005)., S. 141.

7. Köprülü M.F. Islam in Anatolia after the Turkish invasion: Prolegomena / trans. G. Leiser. Salt Lake City: University of Utah Press, 1993. P. 6.

8. Vrionis S. The Decline of Medieval Hellenism in Asia Minor and the Process of Islamization from the Eleventh through the Fifteenth Century. Berkeley [etc.]: University of California Press, 1971. Р. 93.

9. Bayram M. Op. cit. P. 139, 140.

10. Ibid., P. 140. Хадисы, воспевающие подвиги эмира Каратегина, были написаны по распоряжению Данишменда (1086).

11. Ibid. P. 138. В Кайсери обнаружен труд по философии и астрономии «Keşfü’l-akabe» на персидском языке. Это самое ранее произведение сельджуков, найденное на территории Малой Азии. Обычно оно датируется XI веком, и принадлежит перу некоего Ахмеда. На этом основании турецкими историками делается вывод, что автор труда сам Мухаммед Данишменд.

12. Sharaf al-Zaman Tahir Mazvazi on China, the Turks and India / ed. V. Minorsky. London: Royal Asiatic Society, 194I. Vol. XXII. P. 18. Ср.: В X в. туркменами называли группы огузов, которые подверглись персидскому влиянию. Cahen C. La Turquie pre-Ottoman… P. 3.

13. Кляшторный С.Г. Степные империи древней Евразии / С.Г. Кляшторный, Д.Г. Савинов. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2005. С. 118.

14. Агаджанов С.Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад: Ылым, 1969. C. 107-108.

15. Demirtaş F. Osmanlı Devrinde Anadolu'da Oğuz Boyları // AÜDT. Coğrafya Fakültesi Dergisi, 1949. Cilt 7. Sayı 2. S. 321-322.

16. Ibid. S. 323.

17. Cahen C. La Premiere penetration turque en Asie Mineure (seconde moitie du XI siecle) // Byzantion. 1948. T. 18. P. 82-83.

18. Ioannis Scylitzes. Synopsis Historiarum / ed. J. Thurn // CFHB. Berolini; Novi Eboraci: W. De Gruyter, 1973. P. 436. Персармения - страна, лежащая вдоль течения реки Аракс.

19. Melikoff I. Op. cit. P. 129; Matthew of Edessa. Armenia and the Crusades: tenth to twelfth centuries: the Chronicle of Matthew of Edessa / trans. A.E. Dostourian. Lanham [et al.]: University Press of America, 1993. P. 194.

20. Никита Хониат. История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина / пер. В.И. Долоцкий. СПб.: Григорий Трусов, 1860. Т. I. C. 25. Данишмендов считали персарменами.

21. Вардан Великий. Всеобщая история Вардана Великого / пер. Н. Эмин. М., 1861. С. 141. Хронист не верит в армянское происхождение Данишменда, и просто передает слух по этому поводу.

22. Ср. генеалогические таблицы С. Лэн-Пуля и двух изданий К.Э. Босуорта: Лэн-Пуль С. Мусульманские династии. Хронологические и генеалогические таблицы с историческими введениями / пер. В.В. Бартольд. М.: Восточная литература: Муравей, 2004. С. 115; Босворт К.Э. Мусульманские династии. Справочник по хронологии и генеалогии / пер. П.А. Грязневича. М.: Наука, 1971. С. 181; Bosworth C.E. The Islamic Dynasties: A Chronological and Genealogical Handbook. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2004. P. 108.

23. Casanova P. Numismatique des Danichmendites // Revue Numismatique. Paris: Rollin&Feuardent, 1886. 3 sq. 61 sq.

24. Reşidü'd-din Fazlullah. Camiu’t-Tevarih // Selçuklular Kısmı / nşr. A. Ateş. Ankara: TIK, 1960. Cilt II. S. 39.

25. Mordtmann A.D. Die Dynastie der Danischmende // ZDMG. Leipzig: 1876. Bd. XXX. P. 468; Hüza Kitab-i Melik Danişmend Gazi Rahmet Ullah ‘Aleyhi // La geste de Melik Danişmend. Etude critique du Danişmendname / trans. I. Melikoff. Paris: Librairie Adrien-Maisonneuve, 1960. T. II. P. 9.

26. Hüza Kitab-i Melik Danişmend… P. 282; Michel le Syrien. Chronique / trans. J.-B. Chabot. Paris: Ernest Leroux, 1905. Т. III. P. 204; Matthew of Edessa. Op. cit. P. 194. Имя Амир Гази в источниках является калькой турецкого Гази Бек.

27. Casanova P. Op. cit. 3 sq. 61 sq. На реверсе монеты Мелика Ягыбасана также присутствует арабская надпись «bin Melik Gazi». Присутствие на монете имени Мелик Гази вместо Амир Гази объясняется тем, что вручение мулька и инвеституры в 1134 г. послы халифа должны были вручить сыну Мелика Данишменда. Однако к моменту прибытия делегации из Багдада, Амир Гази умер, и послы вручили эту атрибутику его сыну Мухаммеду; Michel le Syrien. Op. cit. P. 232. Присутствие на монетах части имени Мелик вместо Амир говорит о том, что правительство эмирата считала титул врученным Гази Беку посмертно.

28. Mordtmann A.D. Op. cit. P. 476.

29. Melikoff I. Op. cit. P. 104-105.

30. Matthew of Edessa. Op. cit. P. 194; Вардан Великий. Указ. соч. С. 141.

31. Исключение из правила только у Ибн ал-Каланиси, он называет его ад-Данишменд. Ибн ал-Каланиси. Дамасская хроника // Дамасские хроники крестоносцев / ред. Г. Гибб. М.: Центрполиграф, 2009. С. 38, 45.

32. Ibn al-Athir. Op. cit. P. 203.

33. Al-Azimi. La Chronique abregee d'Al-Azimi / ed. C. Cahen. Paris: Paul Geuthner, 1938. P. 490; Bar Hebraeus. The Chronology of Gregory Abu'l Faraj / trans. E.A. Wallis Budge. London: Oxford University Press, 1932. P. 259; Пападопуло-Керамевс А.И. К истории Трапезунта. Συμβολαι εις τήν ίστορίαν Τραπεζοδντος // ΒΒ. СПб.: 1906. № 12. С. 135.

34. Анна Комнина. Алексиада / пер. Я.Н. Любарский. СПб.: Алетейя, 1996. С. 300.

35. Там же. С. 305-306.

36. Житие царя царей Давида / пер. И. Зетеишвили. Париж:  Символ, 1998. № 40. С. 276. После взятия Карса (1080).

37. Bar Hebraeus. Op. cit. P. 259. Упоминание Исмаила эмиром «страны Данишменда».

38. Zahir ad-Din Nishapuri. Seljuk-nama / ed. I. Afshar. Tehran: Khavar, 1953. Р. 43.

39. Willermus Tyrensis. Historia rerum in partibus transmarinis gestarum // RHC Oc. Paris: Imprimerie nationale, 1844. T. I. P. 125.

40. Любарский Я.Н. Об источниках «Алексиады» Анны Комниной // ВВ. 1964. № 50. С. 100.

41. Анна Комнина. Указ. соч. С. 305; Пападопуло-Керамевс А.И. Указ. соч. С. 136. После имени Исмаил в тексте лакуна.

42. Ibn al-Athir. Op. cit. P. 203.

43. Abou'l-Feda. Resume de l'histoire des croisades tire des Annales d'Abou'l-Feda // RHC Or. Paris: Imprimerie nationale, 1872. T. I. P. 5.

44. Melikoff I. Op. cit. P. 113. С 1074 года - захвата Кесарии эмиром Хасаном (эпический султан Турсан) и смертью Мелика Данишменда в бою у Харгюмбеда (ок. 1104).

45. Ibid. P. 139. Особенность «Данишменднаме» - отсутствие Сельджукидов в эпосе.

46. Oikonomides N. Les Danishmendides, entre Byzance, Bagdad et le sultanat d'Iconium // Revue numismatique. 1983. V. 6. № 25. P. 201.

47. Michel le Syrien. Op. cit. P. 236. Мелик Мухаммад, внук Мелика Данишменда был удостоен титулом со стороны халифа и султана.

48. Петрушевский И.П. Земледелие и аграрные отношения в Иране XIII-XIV вв. М.: Л.: АН СССР 1960. С. 252.

49. Ирвин Р. Ислам и крестовые походы. 1096-1699 // История Крестовых походов / ред. Дж. Райли-Смит. М.: 1998. C. 257.

50. Агаджанов С.Г. Указ. соч. C. 114.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/106-prosopografiya-pervykh-ehmirov-danishmendov.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК