Главная » Кампании и сражения на Ближнем Востоке » Генуэзцы и Левант (XI-XIII вв.): Генуэзцы на пути к Леванту

Генуэзцы и Левант (XI-XIII вв.): Генуэзцы на пути к Леванту

Г.М. Литвинов

В данной работе проводится анализ деятельности генуэзцев в восточном Средиземноморье в XII-XIII веках. Рассмотрена история Генуи, ее первые шаги в Священной войне, участие генуэзцев в Первом крестовом походе и становлении Иерусалимского королевства.

Лигурийской жемчужине, городу-побратиму Одессы посвящается.

«Да не увлекает вас какое-нибудь стяжание или забота о домашних делах, потому что земля, которую вы населяете, сдавлена отовсюду морем и горными хребтами, и вследствие того она сделалась тесной при вашей многочисленности; богатствами она необильна и едва дает хлеб своим обрабатывателям».
Роберт Монах. Речь папы Урбана II в Клермоне в 1095 г. [1]

Предисловие.

Изобилие материала по истории Генуи и ее деятельности на Востоке в период крестовых походов подтолкнуло автора статьи к написанию данной работы. Почему работа названа «Генуэзцы и Левант», а не «Генуя и Левант»? Дело в том, что на Востоке вела политику не столько Генуя, которая в рассматриваемый период даже не являлась республикой, сколько различные объединения генуэзских граждан. Феномен «слабое государство - сильное общество» не мешал Генуе на протяжении периода крестовых походов занимать лидирующие позиции среди морских республик.

Активность генуэзцев в странах Леванта [2] отмечена историками, но однозначная оценка их участия в крестоносном движении отсутствует. Так историк генуэзской торговли Э.Х. Бирн отметил, что «очень похоже, что... (итальянцы) были безразличны к крестовому походу, и использовали его как повод для своего материального процветания» [3]. Совершенно полярная точка зрения К.Дж. Маршалла: «преданность крестовому походу (генуэзцев) была очевидна» [4]. Попытаемся решить дилемму путем решения следующих вопросов: насколько Левант был важен для генуэзцев, их роль в крестоносном движении с последующим основанием и поддержанием Латинского Востока, генуэзский фактор в падении континентального Латинского Заморья? Цель работы провести анализ деятельности генуэзцев в восточном Средиземноморье в XII-XIII веках.

Генуя в XI веке; коммуна.

Словно придавленная крутыми отрогами Апеннин, Генуя расположилась на берегу Лигурийского моря. Нехватка плодородных земель предопределила будущее города, основу экономики которого составит морская торговля. Город обладает одной из лучших бухт Италии, ее прекрасная естественная гавань Дарсена постоянно наполнялась кораблями. Развитию порта способствовало то, что в XI веке происходит переориентация торговых путей. Старые евразийские сухопутные пути, питавшие Европу и Азию, начали чахнуть из-за последствий «серебряного» кризиса в Багдадском халифате, затем из-за увеличения роли военно-феодальных образований, тормозивших торговые отношения на всем протяжении степной зоны Евразии. Средиземноморские морские коммуникации вновь получают главенствующую роль в торговых отношениях между Западом и Востоком. Повышается значение многих приморских городов Средиземного моря, которые выполняют функции своеобразных «насосов западноевропейской торговли». Через морской порт города постоянно усиливается процесс перемещения громадных людских и материальных ресурсов между Западом и Востоком, а также достижений цивилизации. Порт Генуи является конечным пунктом для дороги из Ломбардии и из Ultramontani, т.е. из Франции, Фландрии и Рейнской области, тем более, что Альпийские и Апенинские перевалы в Средневековье не являлись непреодолимой преградой. Для этих экономически развитых областей Европы Генуя была удобной отправной точкой на Восток.

Весь XI век происходит усиление роли генуэзской городской аристократии (valvassores), получившей свои права при короле Беренгаре II и императоре Конраде II. Для средневековой Италии, не знавшей государственной централизации, характерной оказалась система города-государства, подчиняющего постепенно округу (контадо). Наличие свободного крестьянства, традиционного для Северной Италии, обеспечивало приток рабочей силы в Геную. Происходит вовлечение основной массы крестьян в свободный рынок. С ростом товарно-денежных отношений крепостное право постепенно исчезает. В городе развивается разделение труда и рост товарности феодального хозяйства, что дает толчок развитию ремесел и образованию купечества. В Генуе появляются объединения ремесленников и торговцев, будущих цеховых корпораций Средневековья, где использовался свободный или полусвободный труд. В городе росла специализация труда; генуэзские корабли, оружие и кружева впоследствии стали важными статьями торговли.

Генуя обзавелась крепостными стенами в X веке, в этот период городу часто угрожали сарацины. Фатимиды в 932 г. разрушили город, перебив жителей [5]. Стены первоначально окружали феодальный замок Castello и епископский город с собором Сан-Лоренцо, тогда как торгово-ремесленное поселение Borgo с собором Сан-Сиро оставалось за их пределами. В начале-середине XI века Генуя была сеньоральным владением, и входила в маркграфство Восточная Лигурия (Marca Obertenga). Здесь правила династия Обертенги, родственная семье Эсте.

В этот век Северная Италия превратилась в арену борьбы между папой римским и императором Священной Римский империи. Горожане воспользовались этим противостоянием и, после недолгого правления епископа, Генуя стала коммуной в 1099 г. Учреждению коммуны способствовало набирающее популярность крестоносное движение, и сложившиеся в городе купеческие союзы. Епископ Айральдо Гуарако подписал Concordia, даровавшую горожанам Compagna Communis, т.е. коммуну в виде «компании». Compagna Communis была федеративным объединением граждан Генуи на основе присяги. Через эту организацию городская аристократия приобрела власть в Генуе. За пределами коммуны оставались чернь и духовенство. В начале коммуна разделялась территориально на Castello и Borgo. Политика этой военной по сути организации была коммерческой: завоевание рынков и укрепление торговых связей. Во главе Compagna стоят консулы, обычно избираемые на год. На них были возложены административные и военные функции. Часто избиралось несколько консулов, например, Consoli del Comune (ведал политикой и обороной города), Consoli dei Placiti (судебный консул) и др. Провозглашение коммуны по сути было только созданием автономного города-государства в составе Священной Римской империи, до полной независимости республики было еще далеко, ее Генуя приобрела только в 1339 г. Власть в городе номинально продолжала принадлежать епископу, которому коммуна выплачивала  определенную сумму денег.

Население Генуи (по-генуэзски Zena) к началу крестовых походов насчитывало примерно 10 тысяч человек [6]. Жители Лигурии говорили на генуэзском диалекте итальянского языка, который сложился при сильном влиянии окситанского языка. Еще в XVI веке Леонардо да Винчи писал: «о море нужно говорить по-генуэзски» [7]. Генуэзцев отмечают как прекрасных мореходов и предприимчивых торговцев. Классическим является эпитет хрониста Каффаро «miles christianus januensis e ergo mercator», данный генуэзцу Гуилельмо Эмбриако [8]. Генуэзец, оказывается, легко может быть и рыцарем, и торговцем. Совмещенное понятие «воин-купец» является необычным, и обнаруживает свидетельства того, что в городе сформировался определенный психологический тип генуэзца. Занятия торговлей и мореплаванием в Средневековье были очень опасными, поэтому в город устремлялись пассионарии, т.е. люди смелые и предприимчивые, и как не странно, с высоким уровнем религиозности. Коммуна им давала свободу, а море - применение силы для достижения собственных целей, ради которых генуэзцы создавали различные объединения. Сам город был слабым, и раздираем внутренними противоречиями на протяжении всего рассматриваемого нами периода, однако, объединения граждан-генуэзцев развивались и крепли. Они успешно конкурировали с другими государствами. Эти компании и ассоциации определяли экономическое развитие Генуи, влияли на внешнюю политику города-государства, проводили за свой счет военные операции.

Борьба за морские коммуникации; начало Священной войны.

До XI века оспорить влияние ислама в Средиземноморье было не под силу ни одной западной державе. Набирающая военно-экономическую мощь, католическая Европа начинает наступление на позиции мусульман в этом регионе. Вслед за испанской Реконкистой нормандцы южной Италии, Венеция, Пиза и Генуя начинают военные операции против исламских государств. Если нормандцы ведут войну, в основном, на суше, то города талассократии устремляют свою энергию на морские просторы. Для этих городов морские походы были не внове. Амальфи еще в X веке проложил путь на рынки Константинополя, Сирии и Египта; Венеция добилась того же, изгнав арабов из Адриатики, оказывала военную помощь Византии; пизанцы изгнали арабов из Тирренского моря, и методично нападали на африканское побережье и острова западного Средиземноморья. Генуя уступала своим морским конкурентам в Европе, ее успехи на начальном этапе были напрямую связаны с могущественной Пизой.

Преобладание мусульманских флотов в начале XI века было бесспорным. Главная угроза итальянскому побережью исходила от эмиров Дении и Балеарских островов. Мощный флот эмира Муджахида Бен Юсуфа использовал Сардинию как базу для своих корсарских нападений. Мусульмане атаковали Пизу в 1004 и 1011 гг., вскоре флот Муджахида напал на Луни, главный город маркграфства Восточной Лигурии, в непосредственной близости от Генуи в 1015 г. Маркиз Адальберто II Обертенги решил объединить все морские силы, которые были у него в наличии. Возмездие не заставило себя ждать. В 1016 г. генуэзско-пизанский флот обрушился на исламскую Сардинию, где была разгромлена база пиратов. В результате похода пизанцы заняли ключевые позиции на Корсике и Сардинии. В дальнейшем, в течение двух столетий из-за этих островов между двумя городами неоднократно возникали конфликты. Первый вспыхнул в 60-х годах XI столетия, и Генуя потерпела поражение.

В 1086 г. произошло ожесточение религиозного конфликта между Крестом и Полумесяцем. Альморавиды отпраздновали свою победу при Заллаке религиозными ритуалами, проведенными над горой отрубленных голов христиан [9]. Словно в ответ ужесточается война в Сицилии, где нормандцы берут Сиракузы и Агридженто, не отстают и итальянские города - генуэзско-пизанский флот захватывает остров Пантелерию в 1087 г. К армаде присоединяются суда Амальфи, Салерно и Гаэты, союзники высаживаются на тунисском побережье, близ города Завилы, предварительно потопив суда противника (8 августа 1087 г.) [10]. Комбинированная атака с суши и с моря обеспечивает союзническим войскам взятие города. Затем итальянцы осаждают столицу эмирата Зайридов аль-Махдию. Эмир Тамин запросил мира, и «золотое знамя (святого Петра)» [11] зареяло над мусульманским городом. Итальянцы возвратились обратно с огромной контрибуцией, и с освобожденными из рабства христианами. Итальянцам удалось не только сломить сопротивление торгового соперника, установив над ним торговый протекторат, но и перерезать коммуникации между Египтом и Альмерией. Несмотря на то, что нападение на Махдию преследовало торговые интересы пизанцев и генуэзцев, эта операция несла ярко выраженную идею «священной войны» [12]. Махдийская компания, где «генуэзцы ... объединились с пизанцами с великой любовью; они не беспокоились о земной жизни или о своих детях; они передали себя в руки опасности ради любви к Спасителю» [13], обладала элементами мотивации духовного характера. Это крупная морская операция (по смелым подсчетам, в ней участвовало 300 кораблей и 30000 человек) против города аль-Махдии, возглавляемая папскими легатами, подняла престиж папства. Христиане нанесли удар по африканскому побережью, где исламский мир еще чувствовал себя в безопасности. Махдийская компания стала прологом крестовых походов [14]. Впоследствии духовные образы этого морского похода, запечатленные в «Carmen in victoriam Pisanorum», были схожими с идеями в «Gesta Francorum», в проповедях Даимберта Пизанского, Маурицио да Порто и Генриха Кастелло в более поздних экспедициях на Восток с участием итальянцев [15]. Генуя постепенно пробивала путь на Восток. Согласно перечню городов в таможенном тарифе города, тамошние моряки редко отправлялись западнее Барселоны и восточнее Салерно в XI веке, а после атаки на Махдию генуэзские суда уже появились в Александрии, в 1092 г. они осуществили рейд на Валенсию, а в 1093 г. на Тортосу.

Крестовые походы явились логическим продолжением реконкисты Средиземноморья, начатой итальянскими торговыми городами в XI веке [16]. Генуя первой приняла участие в завоевании Заморья, и за это она получила бонус в борьбе с торговыми конкурентами. Клермонский Собор 1095 г. открыл новую страницу генуэзской истории. Декрет Собора о Божьем мире защищал различные слои населения от произвола феодалов, в частности, параграфы 4 и 11 Декрета охраняли права купцов [17]. Главное произошло после закрытия Собора - речь папы Урбана II на площади перед собором Клермона 26 ноября 1095 г. поколебала воображение большинства слоев населения. Идея крестового похода, представленная папой, явилась сочетанием старого стремления к пилигримажу с новой теорией «священной войны», при усилении роли Церкви [18]. Значение махдийского похода генуэзцев и пизанцев в эволюции теории «священной войны» очевидна.
В основе всего крестоносного движения лежали призывы папы к крестовым походам. Урбан II просил прелатов объявить о его призыве во всех церквах их епархий и самим проповедовать дело креста. Папой в Геную были отправлены епископ Гренобля Гуго [19] и Гийом [20], епископ Оранжа. 9 сентября 1096 г. «они донесли апостольское послание для служения Богу и Святому Гробу, как только Папа начал проповедовать, отпуская всем грехи», и после проповеди много генуэзцев приняло крест [21].

В 1096 г. Геную посетил Роберт граф Фландрии, он рассматривал местный порт как отправную точку в Палестину. Однако, часть основных сил крестоносцев Первого крестового похода (Роберт Нормандский, Этьенн Блуа и др.) прошли чуть восточнее Генуи по так называемой «дороге франков»; через Геную отмечено прохождение отряда Гуго де Вермандуа, который спешил в Лукку для встречи с папой Урбаном II. В 1106 г. князь Антиохии Боэмунд с северофранцузскими рыцарями перед походом на Византию посетил Геную, где безрезультативно провел переговоры с тамошними властями о совместной военной экспедиции. В дальнейшем, роль Генуи как места сбора для отправки паломников в Сирию только увеличивалась.

Praepotens Genuensium Praesidium.

В период с 1097 по 1104 гг. Генуя направила в Святую землю пять флотов. Кроме того, постоянно между Востоком и Генуей курсировали отдельные суда с паломниками. Первый флот, отправленный Генуей 15 июля 1097 г., включал 13 судов под руководством Ансельмо Раскерио. 17 ноября флот прибыл к порту Сен-Симеон. Порт удалось захватить при помощи генуэзцев, однако, не исключено, что он был оставлен мусульманами до прибытия флотилии. Генуэзцы приняли участие в осаде Антиохии, часть флота поднялась вверх по реке Оронт ближе к городу. Генуэзцы совместно с другими кораблями наладили доставку продовольствия с Кипра в лагерь крестоносцев [22]. После взятия города христиане, включая генуэзцев, были блокированы турками при Антиохии. Мусульмане подожгли несколько судов при помощи горящих стрел, посеяв панику. Некоторые корабли с частью крестоносцев отплыли в Европу.

В Антиохии епископ Гийом Оранжский, бывший легат в Генуе, сказал генуэзцам, «что они все пребывают эти дни в молитве, и, умоляя Бога, который услышит их молитву, с благодарностью покажет им безопасный путь к войне против врагов». Генуэзцы в сражении с Кербогой шли рядом с епископом, который кричал: «Восстань, о Господи, приди судить по делам своим!» [23]. После победы над Кербогой, генуэзцы участвовали во взятии Лаодикеи. После зимовки Оберто де Пассано привел оставшиеся суда в Геную (6 мая 1098 г.), так как Раскерио остался в Антиохии. Генуэзцы привезли домой мощи святого Иоанна Крестителя, доставшиеся им после посещения на обратном пути Мир Ликийских [24]. Святой Иоанн Креститель с этого времени стал покровителем Генуи [25].

В 1099 г. крестоносцы, осадившие город Иерусалим, узнали о взятии города Яффы, к осаде которого примкнул прибывший в Святую землю генуэзский флот под командованием Гуилельмо Эмбриако и Примо Кастелло (16 июня). Совет лидеров крестоносцев отправил к ним призыв о помощи. Генуэзцы оказали поддержку основной армии, выдвинув отряды в сопровождении Гальдемара Карпенеля, Раймунда Пеле и Гийома Сабранского к Иерусалиму [26]. 18 июня провансальцы и генуэзцы были атакованы сарацинами (arabes et turci) близ Рамлы. Христиане обратили противника в бегство, и продолжили движение к цели. Тем временем, галеры генуэзцев были атакованы египетским флотом, вышедшим из Аскалона (19 июня). Генуэзцы были вынуждены вытащить суда на берег, а когда угроза миновала, корабли ушли в Лаодикею. По воле случая, египтяне опоздали на несколько суток для блокады единственного христианского порта в Палестине, а помощь генуэзцев оказалась бесценной - на судах присутствовали плотники и столяры, которых направили в Иерусалим. Генуэзцы доставили в лагерь крестоносцев хлеб, вино и рыбу, а также и материалы для строительства осадных машин: гвозди, болты, веревки и лес.

При осаде Иерусалима важнейшую роль сыграли осадные башни. Кораблестроительный опыт генуэзцев в работе с крупными деревянными балками пригодился для быстрого сооружения осадных башен [27]: «что перед этим казалось трудным, даже невозможным, совершилось легко» - писал об успешном завершении осады Иерусалима Гийом Тирский [28]. Первая осадная башня была сожжена защитниками города при штурме провансальцами южной стены близ Сионских ворот примерно 13 июля 1099 г. Вторая башня в период с 13 по 15 июля была придвинута к северной стене. Во время решающей атаки, используя эту башню, крестоносцы смогли подняться на стены города [29]. Гуилельмо Эмбриако с генуэзцами был в числе тех, кто вошел в Иерусалим, его позиция при осаде была у ворот Давида. 24 декабря 1099 г., к Рождеству, Гуилельмо Эмбриако возвратился в Геную как герой похода, вызвав необыкновенный ажиотаж среди горожан. Ему был пожалован титул consul exercitus Ianuensium (консул армии Генуи) [30].

В августе 1100 г. значительная генуэзская экспедиция, состоящая из 26 галер и 4 парусных судов с 4000 человек на борту, сопровождаемая папским легатом Маурицио да Порто, прибыла в Заморье. Флот зимовал в Лаодикее, а затем отправился в Яффу. Близ Хайфы генуэзцы встретились с египетским флотом, но не вступили в бой из-за многочисленности судов у противника. Избежав столкновения с египтянами, генуэзцы прибыли в Яффу, оттуда отправились в Иерусалим, где отпраздновали Пасху. В 1101 г. флот участвовал во взятии Арсуфа и Цезареи (май - июнь). Гийом Тирский описывает осаду Цезареи: «наши возвели деревянный замок, возвышавшийся над стенами и башнями города. Осаждавшие, поднявшись на вершину этого сооружения, могли сколь угодно стрелять из лука или арбалета по любой цели, находящейся внутри стен» [31]. Подавив огнем из луков и арбалетов сопротивление на стенах, союзники пододвинули башню к стене, и последующий штурм решил исход осады, франко-генуэзская армия взяла город приступом: все население погибло в жуткой резне, огромная добыча была разделена между союзниками. Генуэзцы получили чашу, ставшую затем знаменитой, ее посчитали «святым Граалем», она послужила стимулом к возникновению цикла героических песен [32].

На обратном пути, на Корфу, корабли Маурицио да Порто встретились с другим генуэзским флотом, состоящим из 18 кораблей (февраль 1102 г.). Флот под руководством Мауро Пиццалунга и Пагано дела Вольта направлялся в Святую Землю, где участвовал во взятии Тортосы (март 1102 г.).

И, наконец, флот из 40 судов после зимовки в Лаодикее в 1103-1104 гг. помогал Раймунду Сен-Жилль I осаждать крепость Джебайл. 28 апреля 1104 г. город был взят, и «они (франки и генуэзцы) напали на нее, осадили и вошли внутрь, даровав горожанам жизнь. Но как только город оказался в их власти, они поступили коварно, и не сдержав обещания защищать город, которое дали раньше, начали притеснять население, захватывать имущество и сокровища, наносить обиды и чинить расправы» (Ибн аль-Каланиси) [33]. Позже, в том же 1104 г. генуэзцы, совместно с Балдуином I, участвовали в успешной осаде Акры.

Иерусалимские короли оценили важную роль генуэзцами во взятии Иерусалима, что с заботой было зафиксировано золотыми буквами на воротах церкви Гроба Господня - «Praepotens Genuensium Praesidium», как напоминание паломникам о роли генуэзцев в завоевании Святого Града [34].

Мотивация генуэзцев в Первом крестовом походе.

Мнение, что итальянцы участвовали в крестовом походе только из-за коммерческого интереса к нему, не совсем совпадает с тем, что отмечено в хрониках. По мнению хронистов, итальянские крестоносцы, были побуждаемы в походе исключительно религиозным чувством, у них присутствовал религиозный элемент мотивации для экспедиций в Святую землю. Отношение генуэзцев к пилигримству, их действия в крестовом походе на Восток, а также последствия этого участия описаны Каффаро в «De Liberatione civitatum Orientis». Каффаро был очевидцем событий, это упоминается в его хронике. По этому источнику мы можем проследить роль духовных побуждений и религиозности генуэзцев, рассматривая их как крестоносцев, отправившихся в крестовый поход через призыв клириков и мирян, а также можем видеть множество примеров их набожности и отношения к реликвиям Святой земли.

Генуэзский флот, отправленный в июле 1097 г. на Восток, был результатом папского призыва, «и много хороших генуэзцев приняли крест в этот день» [35]. Безусловно, проповедь в церкви Сан-Сиро [36], побудившая генуэзцев отправиться в крестовый поход, явилась высшей религиозной составляющей, выразившейся в безразличие к материальному аспекту. Так, 1200 человек, т.е. четверть всего мужского населения Генуи, приняли крест в ответ на папский призыв [37]. Энтузиазм к крестовым походам принес конец политической борьбе в Генуе, и ее флот отправился на Восток «служить Богу» [38]. Когда флот Ансельмо Раскерио прибыл в Сен-Симеон, Боэмунд де Тарент, осаждавший Антиохию, послал генуэзцам воззвание присоединиться к нему: «Вы прибыли для служения во имя Бога, и желаете награду для будущего успокоения Ваших душ» [39], и те, «для войны во имя Господа спешно прибыли к Антиохии» [40].

По прибытии флота епископа Маурицио да Порто на Восток «с целью освобождения Гроба Господня», Каффаро передает слова консула Генуи Гуилельмо Caputmallus [41] во время осады Цезареи: «О, граждане и воины Господни, вы услышали призыв Бога... поэтому умоляем Вас, находясь под долгом священных таинств, в это утро после мессы, исповедуясь и вкусив Тело и Кровь Господню, мы должны штурмовать стены без промедления» [42]. Участие генуэзцев в осаде Акры, по словам Каффаро, явилось «деянием во имя Господа» [43]. При осаде Тортосы в 1102 г., «ворота города были открыты ..., после этого они узнали, что это было чудом Бога» [44].

Кроме многочисленных религиозных образов, запечатленных Каффаро, и трепетного отношения к реликвиям (прах Иоанна Крестителя, «Грааль из Цезареи», колонны храма Маккавея из Модина), генуэзцы с упорством посещали святые места. Красочно описаны посещения Гуилельмо Эмбриако и Маурицио да Порто берега реки Иордан. Альберт Ахенский пишет о 1103 г.: «снова пизанцы и генуэзцы... собрались для поклонения в Иерусалиме» [45].

Присутствие генуэзцев в Святой земле было очень важным для крестовых походов, и их следует рассматривать как силы связанные с крестоносцами [46]. Это было оценено современниками в «Historia» Раймунда Ажильского и в «Gesta Francorum». О прибытии генуэзского флота Раймунд Ажильский пишет: «пришло донесение, что к нам приплыло шесть наших судов (naves nostris) и бросили якорь у Яффы...» [47]. В приведенном отрывке показано ярко выраженное единство армии, где генуэзцы составляли часть сил крестоносцев, осаждающих Иерусалим. Важность участия генуэзцев для крестоносцев была показана в решении совета вождей крестового похода для отправки людей в Яффу: «После (прибытия) посыльного с наших кораблей, наши лидеры держали совет и отправили рыцарей, которые должны верно следить за кораблями и людьми в Яффе» [48]. Генуэзцы были не только частью сил, задействованных крестоносным движением, многие из них были настоящими крестоносцами. Многие из них «брали крест» для обретения духовных и мирских привилегий [49]. Приведем описание генуэзских крестоносцев при взятии Цезареи: «генуэзцы… несли крест на своем правом плече... и призывали Христа себе в помощь» [50]. Каффаро так описал ценность присутствия генуэзцев в Святой земле: «все жители Востока (латиняне) были охвачены страхом, осознавая, что земля и страна потеряна, если бы не прибытие генуэзских судов,... люди возрадовались... и генуэзцы, во славу Бога, остались на всю зиму» [51].

Военные действия генуэзцев на Востоке, и их высокий уровень религиозности, были вознаграждены привилегиями в коммерческой сфере. Фульк Шартрский констатировал, что торговые привилегии генуэзцам в 1100-1101 годах были пожалованы, «пока они желали оставаться в Святой земле из-за любви к Господу» [52].

 

© Литвинов Г.М., 2008
© Бойчук Б.В., 2008
DEUSVULT.RU, 2011

 

Источники и литература

  1. Альтамира-и-Крева Р. История средневековой Испании. - СПб.: Евразия, 2003.

  2. Большаков О.Г. Средневековый город Бл. Востока VII- сер. XIII вв. - М.: Восточная литература, 2001.

  3. Виймар П. Крестовые походы. Миф и реальность Священной войны. - СПб.: Евразия, 2003.

  4. Виллани Дж. Новая хроника [Электронный ресурс] / пер. с ит. М.А. Юсим; Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада. - Электрон. дан. - [Б. м.], 2004. - Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Villani_G/framepred.htm.

  5. Дуглас Д.Ч. Норманны: от завоеваний к достижениям. 1050-1100 гг. - СПб.: Евразия, 2003.

  6. История войны на море в ее важнейших проявлениях с точки зрения морской тактики Альфреда Штенцеля [Электронный ресурс]. - Электрон. дан. - [Б. м.], сор. 2002. - Режим доступа: http://enoth.narod.ru/Stenzel/Stenzel00.htm.

  7. История крестовых походов / под ред. Дж. Райли-Смита. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998.

  8. История Средних веков / cост. М.М. Стасюлевич. - СПб.: Полигон-АСТ, 1999. - Кн. 3: Крестовые походы (1096-1291 гг.).

  9. Карпов С.П. Латинская Романия. - СПб.: Алетейя, 2000.

  10. Котельникова Л.А. Феодализм и город Италии в VIII-XV веках. - М.: Наука, 1987.

  11. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. - М.: Прогресс: Прогресс-Академия, 1992.

  12. Луццато Дж. Экономическая история Италии. - М.: Изд-во ин. лит., 1954.

  13. Райт Дж.К. Географические представления в эпоху крестовых походов. - М.: Наука, 1988.

  14. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. - СПб.: Евразия, 2002.

  15. Славяне и скандинавы / общ. ред. Е.А. Мельниковой. - М.: Прогресс, 1986.

  16. Солодкова Л.И. Городская община: единство и противоречия [Электронный ресурс] / СГУ им. Н.Г. Чернышевского. - Электрон. дан. - Саратов, сор. 2002. - Режим доступа: http://www.sgu.ru/faculties/historical/sc.publication/vseob.hist./srednevek_gor/solo.php.

  17. Эпоха крестовых походов / под ред. Э. Лависса, А. Рамбо. - СПб.: Полигон, 1999.

  18. Airaldi G. Blu come il mare - Guglielmo e la saga degli Embriaci. - Genova: Fratelli Frilli Editori, 2006.

  19. Alberti Aquensis. Historia Hierosolymitana // Recueil des historiens des Croisades. Historiens Occidentaux. - Paris, 1866. - Vol. 4.

  20. Bordone R. Origine del comune di Genova // Comuni e memoria storica: alle origini del comune di Genova: atti del Convegno di studi. Societа ligure di storia patria. - Genova, 2001.

  21. Byrne E.H. Genoese Trade with Syria in the Twelfth Century // American Historical Review. - 1920. - Vol. 25, № 2.

  22. Cafari. Annales / ed. L.T. Belgrano // Istituto Storico Italiano per il Medioevo. Fonti per la storia d'Italia. - Roma, 1890.

  23. Cafari. De Liberatione civitatum Orientis / ed. L.T. Belgrano // Istituto Storico Italiano per il Medioevo. Fonti per la storia d'Italia. - Roma, 1890.

  24. Canale M.G. Nuova istoria della repubblica di Genova: del suo commercio e della sua letteratura. – Firenze: F. Le Monnier, 1860.

  25. Carmen in victoriam Pisanorum / ed. G. Scalia // Il carme pisano sull'impresa contro i Saraceni del 1087. Studi di filologia romanza offerti a Silvio Pellegrini. - Padova, 1971.

  26. Cowdrey H.E.J. The Mahdia Campaign of 1087 // English Historical Review. - 1977. - № 92.

  27. De Negri T.O. Storia di Genova. - Giunti, 2003.

  28. Epstein S. Genoa & the Genoese, 958-1528. - Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1996.

  29. Erdmann С. The Origin of the Idea of Crusade. - Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1977.

  30. Fulcherii Carnotensis. Historia Hierosolymitana / ed. H. Hagenmeyer. - Heidelberg, 1913.

  31. Gesta Francorum et Aliorum Hierosolymitanorum / ed. R. Hill. - London, 1962.

  32. Goitein S.D. A Mediterranean Society: An Abridgment in One Volume. - Berkeley: University of California Press, 1999.

  33. Hagenmeyer H. Chronologie de la premiere croisade, 1094-1100. - Hildesheim: G. Olms Verlag, 1973.

  34. Heers J. La primera cruzada. - Santiago: Andres Bello, 1997.

  35. Nicolle D. The First Crusade, 1096-99: Conquest of the Holy Land. - Oxford: Osprey Publishing, 2003.

  36. Raimundi de Aguilers. Liber / ed. J.A. Hill, L.L. Hui. - Paris, 1969.

  37. Riley-Smith J.S.C. What were the Crusaders? - London, 1977.

  38. Rogers R. Latin Siege Warfare in the Twelfth Century. - Oxford: Oxford University Press, 1997.

  39. The Experience of Crusading / P.W. Edbury [et al.]. - Cambridge: Cambridge University Press, 2003.

 

Примечания

1. Robertus Monachus: Historia Hierosolymitana, см.: История Средних веков. СПб., 1999. Кн. 3: Крестовые походы (1096-1291 гг.). С. 954-955.

2. Левант, в узком смысле слова, это - Сирия, Ливан и Палестина. В широком значении, эти же страны плюс Турция и Египет. Кроме того, Левантом называется восточная прибрежная часть Испании.

3. Byrne E.H. Genoese Trade with Syria in the Twelfth Century. 1920. Vol. 25. № 2. P. 193.

4. The Experience of Crusading. 2003. P. 65.

5. Виллани Дж. Новая хроника. 2004. URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Villani_G/framepred.htm (дата обращения: 03.04.2011).

6. Epstein S. Genoa & the Genoese, 958-1528. 1996. P. 104.

7. Цит. по: Ibid. P. 2.

8. Cafari. Annales. Roma, 1890. P. 11.

9. Дуглас Д.Ч. Норманны: От завоеваний к достижениям (1050-1100 гг.). СПб., 2003. С. 232.

10. Высадка союзников у Махдии произошла в день святого Сикста (San-Sesto). После похода пизанцы объявили святого Сикста покровителем города. Через 197 лет этот день сыграет злую шутку с пизанцами, ознаменовав конец могущества Пизы. 8 августа 1284 г. пизанцы, используя знамение святого Сикста, вступили в бой, и были полностью разгромлены превосходящим генуэзским флотом при Мелории.

11. Carmen in victoriam Pisanorum. Padova, 1971. P. 618.

12. Erdmann С. The Origin of the Idea of Crusade. Princeton, 1977. P. 272-273.

13. Carmen in victoriam Pisanorum. P. 601.

14. Cowdrey H.E.J. The Mahdia Campaign of 1087. 1977. № 92. P. 29.

15. Ibid.

16. Большаков О.Г. Средневековый город Бл. Востока VII - сер. XIII вв. М., 2001. C. 68.

17. Dom Martene, Thesaurus anecdotorum Dom Martene, см.: История Средних веков. Указ. соч. С. 906.

18. Erdmann С. Op. cit. P. 273.

19. Святой Гуго Шатонефский.

20. После смерти Адемара Монтейского возглавлял крестоносцев, закончил осаду Антиохии. Умер в Мааре в 1099 г.

21. Cafari. De Liberatione civitatum Orientis. Roma, 1890. P. 102.

22. Raimundi de Aguilers. Liber. Paris, 1969. P. 134.

23. De Liberatione civitatum Orientis. P. 107-108.

24. De Negri T.O. Storia di Genova. Giunti, 2003. P. 223.

25. Ibid. P. 228. Генуе вслед за Пизой потребовалось двенадцать лет после Махдийского похода, чтобы приобрести патрона города.

26. Gesta Francorum et Aliorum Hierosolymitanorum. London, 1962. P. 88.

27. Rogers R. Latin Siege Warfare in the Twelfth Century. Oxford, 1997. P. 50.

28. Цит. по: Ibid.

29. Реконструкция осады Иерусалима, см.: Nicolle D. The First Crusade, 1096-99: Conquest of the Holy Land. Oxford, 2003. P. 71-74.

30. De Negri. P. 224.

31. Цит. по: Виймар П. Крестовые походы. Миф и реальность Священной войны. СПб., 2003. С. 176.

32. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 53. Долгое время считалось, что чаша сделана из большого цельного куска изумруда. На самом деле она мавританской работы из зеленного стекла. В 1812 г. чаша была вывезена Наполеоном в Париж, в 1815 г. возвращена в Геную.

33. Виймар П. Указ. соч. С. 163.

34. De Negri. P. 224.

35. De Liberatione civitatum Orientis. P. 102.

36. Примечательно, что проповедь проходила не в кафедральном соборе Сан-Лоренцо, а в церкви статусом пониже в торгово-ремесленном районе Борго.

37. Epstein S. Op. cit. P. 29.

38. De Liberatione civitatum Orientis. P. 101.

39. Ibid. P. 102.

40. Ibid. P. 103.

41. Многие историки Гуилельмо Caputmallus отождествляют с Гуилельмо Эмбриако.

42. Annales. P. 11.

43. De Liberatione civitatum Orientis. P. 121.

44. Ibid. P. 119.

45. Alberti Aquensis. Historia Hierosolymitana. Paris, 1866. P. 606.

46. Riley-Smith J.S.C. What were the Crusaders? London, 1977. P. 29-33.

47. Raimundi de Aguilers. P. 141.

48. Gesta Francorum et Aliorum Hierosolymitanorum. P. 88.

49. Riley-Smith J.S.C. Op. cit. P. 54-62.

50. Annales. P. 12.

51. De Liberatione civitatum Orientis. P. 120-121.

52. Fulcherii Carnotensis. Historia Hierosolymitana. Heidelberg, 1913. P. 397.

Постоянный адрес публикации: http://deusvult.ru/1-genuehztsy-na-puti-k-levantu.html.
НАШ ФОРУМ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ НА ВОСТОК
СЕВЕРНЫЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЕКОНКИСТА
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА
РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
ИСТОЧНИКИ
ЛИТЕРАТУРА
СПРАВОЧНИК